Лого vc.ru

Малый бизнес в Кремниевой долине: рассказ участника GoValley о том, чем занимаются стартаперы в Калифорнии

Малый бизнес в Кремниевой долине: рассказ участника GoValley о том, чем занимаются стартаперы в Калифорнии

Директор по бизнес-партнерствам в компании Wargaming Роман Жихарев съездил в Кремниевую долину по программе GoValley и пообщался с предпринимателями и инвесторами, которые рассказали о тонкостях работы в Калифорнии, об уроках, которые они получили и о разнице между русскими и американскими стартаперами.

Редакция vc.ru публикует материал с разрешения автора.

В ноябре 2016 года состоялась одиннадцатая поездка, в которой я принял участие. В этот раз большинство спикеров были русскоязычными. В основном это были инвесторы или предприниматели, которые по разным причинам перебрались в Долину пару лет назад.

Ниже мои впечатления и краткий пересказ того, что я узнал. Прочитать эту публикацию — совсем не то же самое, что побывать в Долине, но сэкономить несколько тысяч долларов на билетах и пакете участника вы все же сможете.

Роберт Бауэр, Savioke

Компания производит роботов, которые доставляют грузы в зданиях. Их основные клиенты — отели. Им доставка обходится дорого, и роботы позволяют экономить. Компания Savioke предоставляет робота по схеме найма: клиент арендует «электротумбочку» за почасовую оплату, которая в несколько раз меньше минимальной заработной платы в США.

Роберт рассказывает об особенностях работы робота-доставщика

Еще одна сфера применения робота — доставка в высотных зданиях. Тут проблема в том, что курьеру необходимо припарковать машину, чтобы доставить посылку до двери. А с парковкой всегда есть сложности. Если бы была возможность передать пакет роботу у парадного входа, то проблема бы решилась.

Сегодня компания предлагает порядка 50 роботов. На 2017 год запланирован двадцатикратный рост. У Роберта степень кандидата наук, он работал в Xerox PARC (эта компания придумала пользовательский интерфейс и мышь). И хотя он уже не молод, это его четвертый стартап за последние 10 лет.

Интересное со встречи:

  • Робот использует свободное ПО на основе Linux — ROS. Есть различные модификации ROS для разных типов роботов.
  • Перед разработчиками стоят три основные задачи: распознавание окружения, навигация и взаимодействие с людьми. Последний пункт не такой простой, каким может показаться.
  • Роботу требуется интеграция с лифтом (очевидно, что он не может нажимать кнопки). Эта процедура стоит столько же, сколько сам робот.
  • Людям нравится доставка роботом: не нужно давать чаевых, не страшно открывать дверь незнакомому человеку.
  • За время работы компании произошло два курьеза. Один из получателей поместил в отсек доставщика мокрые полотенца из-за чего робот перегорел. Компания заменила робота за свой счет. Другой постоялец отеля положил робота на бок, чтобы посмотреть, что произойдет.
  • Звуковые сигналы для робота создали те же люди, которые делали звуки для R2-D2 из «Звездных войн».

Отдельно мы обсудили проблему уничтожения рабочих мест. Роберт сказал, что они серьезно к этому относятся и по текущей статистике компаний-клиентов количество рабочих мест после введения робота не уменьшается. Люди начинают заниматься чем-то более важным, чем доставка зубных щеток.

Я не столь оптимистичен насчет дружбы людей и роботов. Придумайте, чем будут заниматься три миллиона дальнобойщиков в США, когда грузовики станут автономными.

Люк Дюмонт, Orah

Сферическая 4К-камера Orah

Компания разрабатывает сферические камеры для профессионалов. В Orah работает 47 человек, девять из которых находятся в Долине и большую часть времени проводят на производстве. Остальные сотрудники разрабатывают ПО в Париже.

Бизнес Orah начался с разработки софта для склеивания сферических видео в реальном времени. Позже, когда число запросов на софт возросло, основатели приняли решение выпустить собственное решение.

Преимущества Orah перед конкурентами: высокое качество съемки, разрешение 4К и возможность транслировать «на лету» (когда продукт демонстрировали нам, была задержка порядка 20 секунд при трансляции на YouTube). Конкурентам пока не удалось достичь таких показателей. Задача склеивания видео усложняется с увеличением числа камер. При этом качество сшивки падает.

Компании удалось заработать примерно $2 миллиона на предзаказах камеры стоимостью $3 тысячи. Покупателями стали крупные медиакомпании. Через год Orah планирует выпустить сферическую стереокамеру.

Георгий Токунов, IISCI

Приятным сюрпризом стал проект из России под руководством одного из участников нашей группы. Решение, которое разрабатывает компания, предназначено для тренировки и развития физических навыков при помощи виртуальной реальности.

Например, сейчас программно-аппаратный комплекс тестируют на спортсменах для выявления проблемных моментов при выполнении специфических спортивных упражнений. После анализа движения ПО выгружает техническую информацию для тренера, на основании которой он может давать точные рекомендации спортсмену.

Тестирование национальной команды по биатлону

На следующем этапе развития комплекса он сможет заменить тренера, формируя рекомендации самостоятельно. А позже в тренерах вообще отпадет необходимость — обучение будет проходить с помощью изменения реакции виртуальной среды на действия человека.

Мы обсудили проект поверхностно, но Егор утверждает, что однажды мы сможем учить кунг-ф как Нео из «Матрицы»

Систему, разработанная инженерами IISCI, будут использовать в Роскосмосе для обучения космонавтов. Решением заинтересовались и в NASA.

Марвин Ляо, 500 startups

500 startups — хорошо известный в Долине фонд. А Марвин очень приятный в общении и дружелюбный человек. Фонд открылся в 2010 году как посевной, но затем преобразовался в акселератор. Уникальность фонда в том, что он заключает много маленьких сделок. За долю в 6% фонд дает $150 тысяч, из которых $37 тысяч тратят на акселерационную программу.

Помещение, в котором работает команда 500 startups

500 startups приносит 22% в год. 60% проектов, в которые они инвестировали, умирают, 20% ничего не зарабатывают, 5%— приносят прибыль. Хорошо это или плохо? 80% фондов в Долине теряют деньги и вообще ничего не возвращают.

Марвин Ляо

«За время жизни наш фонд приносит двух- и трехкратные возвраты. Мы никогда не потеряем все деньги. Но и не заработаем так много, как Sequoia Capital», — говорит Марвин Ляо.

Когда какой-то молодой фонд размером в $30 миллионов (самый маленький по меркам Долины) хорошо окупает инвестиции, количество денег в его управлении увеличивается в несколько раз. Например, до $150 миллионов. Но правила игры на этом уровне меняются, и не факт, что фонд сможе повторит успех. Лень, расслабленность, дорогие менеджеры — приходится выдавать больше денег, риск растет, труднее достичь той же окупаемости.

Марвин считает, что лучшие основатели — это те, кто разумно принимают обратную связь, но и не делают все, что советует инвестор

У них меньше эго и они постоянно учатся новому. Есть миф, что Стив Джобс никого не слушал и все делал по-своему, но это не так — после провала NeXT и Pixar он изменился и стал скромнее.

Мысли Марвина, которые показались мне интересными:

  • В Долине можно достучаться практически до любого инвестора и человека, который вам интересен, но стоит понимать, что первая встреча может стать последней, если вам не удастся его заинтересовать.
  • Основная проблема российских компаний в Долине — непонимание маркетинга, продаж и процесса привлечения пользователей.
  • «Терпеть не могу основателей, которые хотят быстро выйти или продаться гиганту. Нужно настраиваться на 7−10 лет работы», — говорит Марвин.
  • Ангелы понятия не имеют, что они делают.
  • Невозможно быть хорошим инвестором на ранней и поздней стадии одновременно.
  • Топ-10 фондов в любой отрасли имеют очереди из инвесторов.
  • Биотехнологии будут большими через 10 лет. Но нужно иметь хорошую экспертизу, чтобы вкладывать в них.
  • Рынки Китая и Индии «перегреваются» из-за огромного объема капитала, а Япония отстает. Много возможностей для дружелюбных инвесторов в Израиле.
  • Расходы на потребление товаров уменьшаются, так как дешевеют сами товары. Сегодня люди в основном тратят деньги на две вещи: здоровье и образование. И эти траты будут увеличиваться.
  • Миллениалы — движущая сила в финтехе. Из-за них финансовым услугам придется меняться.

Данила Перушев, SweatCoin

Данила основал онлайн-издание «Теории и Практики», Arzamas и новый успешный стартап в Лондоне — SweatCoin. Мы заехали к Данилу на чай в дом на берегу океана.

SweatCoins — приложение, которое мотивирует человека больше ходить. Создатели программы верят, что достаточное количество движения снижает риск множества болезней. Приложение получило 35 тысяч установок без рекламы. В компании работает 10 человек, пять из которых программисты.

Мотивация пользователей построена на соревнованиях с друзьями и материальных наградах. За каждую тысячу шагов человек получает монеты, которые можно обменять на полезную еду и спортивные аксессуары. Товары предоставляются вендорами бесплатно в обмен за доступ к целевой аудитории.

Страховые компании также готовы платить деньги за то, что их клиенты ведут более здоровый образ жизни, ведь это приводит к значительному сокращению страховых выплат

Одна из проблем проекта — обнаружение мошенничества. Разработчикам приходится придумывать сложные алгоритмы, чтобы отличить человеческую походку от собачьей. Отчасти поэтому пользователям засчитывается только ходьба вне помещений, там, где доступен сигнал GPS. В дальнейшем разработчики планируют использовать технологии blockchain для начисления монет, чтобы заслужить еще большее доверие пользователей.

Иван Цыбаев, Trucker Path

Trucker Path — это приложение для водителей фур в США, которое помогает найти свободные парковки для грузовиков, заправки, места отдыха, а также избежать штрафов. Использование сервиса помогает владельцу грузовика экономить $600 в месяц. Данные приложения обновляют сами водители фур. У Trucker Path 1 миллион установок (это около 30% от числа всех дальнобойщиков в США) и 500 тысяч активных пользователей в месяц.

С самого начала разработчики планировали создать место, в котором перевозчики и грузоотправители могли бы находить друг друга. Было понятно, что сервис взлетит, так как рынок перевозок США очень фрагментирован: топ-20 перевозчиков занимают всего 4% рынка.

Но любой подобный сервис требует решения проблемы курицы и яйца: чтобы привлечь перевозчиков, нужны клиенты, а клиенты не будут пользоваться сервисом, на котором мало перевозчиков. Так основателям Trucker Path пришла идея сделать качественное мобильное приложение для водителей грузовиков, чтобы в нужный момент перетащить их в основной сервис.

В итоге приложение сгенерировало половину всех регистраций на сервисе. Вторая половина пришла по рекламе с Facebook, когда цены на нее были еще достаточно низкими. Хотя работать компания начала в августе 2013 года, монетизация была введена ближе к 2016 году: факторинг для водителей и фичи, помогающие с документооборотом.

Прежде, чем основать компанию Trucker Path, Иван два года проработал в сфере логистики. Это помогло ему понять все проблемы индустрии, чтобы позже предложить адекватные решения. Большая часть компании находится в Москве (35 человек), включая продакт менеджмент.

«Я разочаровался в американских менеджерах. Они хорошо себя продают, но сделать ничего толком не могут», — негодует Иван. В недостатки американцев Иван также ставит отсутствие навыка приспосабливаться к новым условиям работы. По его словам, работа в крупных компаниях развращает и люди начинают воспринимать инфраструктуру как должное. На это же жалуется другой русскоязычный основатель — генеральный директор компании Virool. О нем ниже.

Павел Черкашин, GVA Ventures

Павел — один из самых успешных инвесторов в России. Последние три года активно развивает фонд в США. Павел прошел путь от бизнес-ангела до управляющего фондом и акселератором.

На встрече он рассказывал, что нужно сделать, чтобы инвесторы в Долине воспринимали ваш проект всерьез:

  1. О вас должны знать (публикации, PR-активность). Небольшой хак: молодые компании покупают билборды или вывески на зданиях вдоль 101 шоссе на пути между Долиной и Сан-Франциско, чтобы «примелькаться» инвесторам.
  2. Инвесторы ищут людей, которые жить не могут без решения своей проблемы. Нужно рассказать им, почему это так важно для вас.
  3. Первые, кому нужно «продать» историю — это юристы. В Долине они могут сделать работу авансом, рассчитывая получить свои деньги или долю, когда вы поднимете первые инвестиции.
  4. «Горячие» соинвесторы: если кто-то известный вложился в ваш проект, то дальше собирать деньги будет легче. Лучшие сделки инвесторы получают от других инвесторов. Это также прикрывает менеджеров фондов перед дольщиками фонда: «крутые ребята вложились, вот и мы тоже».
  5. Событие принуждающее инвестора принять решение быстрее. У всех инвесторов есть страх пропустить следующего единорога. Этот страх гораздо сильнее, чем страх потерять деньги.
  6. Все успешные основатели немного «повернутые». Павел рассказывал про человека, которые приходил на встречи босиком. Логика в том, что инвесторы страдают от информационного перегруза и вам нужна какая-то необычная деталь, чтобы запомниться. Если вас не помнят — меньше шансов получить положительный ответ.

Другие мысли из разговора с Павлом Черкашиным:

  • Вероятность окупить инвестиции выше после бинарных рисков (взлетит или не взлетит).
  • Оценка проекта в зависимости от выручки всегда хуже, чем по двум другим параметрам: по тому, сколько большой компании стоит сделать то же самое и сколько большая компания сможет заработать, если купит проект сейчас. Поэтому не стоит давить на то, что ваша компания уже прибыльна.
  • Патенты нужны не для того, чтобы защититься от конкурентов, а для того, чтобы защитить компанию от исков, если конкуренты сделают что-то похожее.
  • В Долине имеет место «рынок pull». Это означает, что компании знают, что они хотят; выйти на человека, который принимает решения, очень просто. Компании выбрасывают на рынок задачи, которые им необходимо решить. Павел планирует выпускать дайджесты с такими задачами. Хакатоны — тоже отличный источник идей для стартапов.
  • Начальник департамента компании знает о её проблемах больше, чем владелец бизнеса. Учитывайте это, когда ищете, кому продать ваш продукт.
  • Умение слушать важно для предпринимателя. Практикуйте активное слушание. Начните с одной минуты, потом поднимайте до трех-пяти. Это намного труднее, чем кажется. Но результаты стоят того: вы заработаете доверие собеседника и узнаете то, что никогда не узнали бы иным образом.
  • Павел рассказывал про систему, которая собирает имена всех выпускников топовых вузов, а затем ищет их среди учредителей компаний и заявителей патентов. Это позволяет находить новые интересные проекты раньше других инвесторов.

Леонид Козлов, HackTemple

Hack Temple — это проект, над которым Леонид работает вместе с Павлом Черкашиным. До того как перебраться в Долину, Леонид был разработчиком в Москве. Они с Павлом познакомились во время поездки Леонида по программе GoValley.

Hack Temple еще не открылся, но о модели его работы уже можно кое-что рассказать. Анти-акселератор, как его именуют создатели, решает три основные задачи:

  • Нетворкинг — связи с компаниями Долины, руководства, как правильно выстраивать отношения и на какие мероприятия стоит ходить.
  • База знаний — документы, типовые контракты, программа «приземления» в Долине (описание бюрократических процедур) и все, что может понадобиться стартапу.
  • Инфраструктура — офис, жилье (комнаты от $900 в месяц, что очень дешево по меркам Сан-Франциско).

Сейчас помещение для мероприятий выглядит так. Жилые модули расположены в другом здании и там тоже идет ремонт.

Леонид планирует организовать их в систему «умный» дом: индивидуальная вентиляция в каждой комнате с контролем температуры, доступ по чип-картам и «умное» освещение.

«Когда мы попросили местных подрядчиков построить вентиляцию по нашим требованиям, они сказали, что это невозможно. В результате мы решили работать с двумя стартапами: один разрабатывает нужное ПО (Евгений Лохматов из Киева, «Фрактал»), а другой — контроллеры (Андрей Вахновский из Нью Йорка, Lifeseed)», — говорит Леонид

На словах все поддерживают предпринимательство. А на практике получить какое-либо разрешение у городских властей трудно. Одно время Леонид даже думал зарегистрировать Hack Temple как религиозное учреждение, чтобы не пришлось решать проблему с нецелевым использованием здания.

Леонид также жаловался, что местные рабочие справляются ужасно: не могут даже стену нормально покрасить. Поэтому над отделкой Hack Temple работают жители стран СНГ. Повсюду на стройке слышна русская речь. Есть подозрение, что эта ситуация обусловлена космическими ценами на жилье в Долине и Сан-Франциско. Человек, работающий руками, просто не в состоянии конкурировать за жильё с сотрудниками технологических компаний.

Александр Дебелов, Virool

Ресепшн офиса Virool в Сан-Франциско

Virool — это система размещения контекстной видеорекламы. Как Google AdSense, только для видео. Это еще одна компания с русскими корнями: помимо основателя, по-русски говорят и разработчики из Санкт-Петербурга.

До появления Virool для публикации видеорекламы в издании уровня New York Times рекламодателю требовалось ждать до трех месяцев. Кроме того, только 1% контента таких изданий представлен в формате видео, что сильно ограничивало количество показов.

Virool решили эту проблему, предложив формат видеорекламы, подходящий для текстовых материалов. Ролик подбирается по контексту статьи, проигрывание видео начинается автоматически. У рекламы хороший показатель кликабельности, так как это нативная реклама, которую размещают на релевантных сайтах, где другой видеорекламы нет и технически быть не может.

Первые рекламодатели оплатили размещение вперед, еще до того, как была готова технология публикации роликов и не было согласия издателей. Достичь таких договоренностей Александру помогли отношения с клиентами, для которых он ранее организовывал конкурсы видеороликов.

Офис Virool

Среди компаний Fortune 500 принято выделять порядка 20% маркетингового бюджета на эксперименты со стартапами. Получить $50−100 тысяч не так уж и сложно.

Может показаться, что вставлять видео на страницу просто, но Александр уверяет, что в процесс вовлечено множество технологий. Например, для показа рекламы на мобильных устройствах компания создала собственный видеоплеер и специальный кодек.

Сейчас компания экспериментирует с анализом эмоций во время просмотра ролика. Система анализирует выражение лица пользователя (с его разрешения, конечно) и затем предоставляет заказчику информацию об эффективности.

Virool прошел Y Combinator и на посевной стадии привлек $6 миллионов (за 20% компании) вместо обычных $2 миллионов. «YC — это имя в индустрии стартапов. Поэтому нам дали столько денег на старте». На следующем раунде компания привлекла $12 миллионов инвестиций и одним из основателей стал Дейв МакКлюр.

Александр считает, что шансов случайного успеха в Долине куда больше, чем где-либо. «Как-то я питчил идею Virool по телефону и когда положил трубку, оказалось, что рядом сидела женщина-инвестор. Проект её заинтересовал и она попросила прислать презентацию».

Евгений Жуков, продвижение на Kickstarter

Евгений один из самых успешных русскоговорящих специалистов по продвижению проектов на Kickstarter. Он провел более ста успешных кампаний. Он считает, что идти на Kickstarter нужно ради того, чтобы:

  • Сообщить рынку, что вы есть.
  • Проверить интерес к продукту.
  • Создать лояльное сообщество.

Остальные цели нереалистичны. Может быть, вам удастся отбить расходы на маркетинг, но не рассчитывайте заработать. 10% сборов забирает Kickstarter, 5% платежная система, 10% берет Евгений за свои услуги (плюс пять тысяч долларов предоплатой).

Были случаи, когда авторы успешных кампаний исчезали с деньгами. Но уже есть прецеденты обращений в суд. По словам Евгения, «упаковка» проекта для Kickstarter — это сложный и длительный процесс:

  • На подготовку кампании уходит от двух до шести месяцев.
  • Евгений консультирует, как правильно создать видеоролик, подобрать графические материалы, что написать про команду и продукт. У него есть проверенные фрилансеры, которые помогут все это реализовать.
  • Проверяются домены, соответствующие названию. Домен .com должен принадлежать вам, иначе потом могут возникнуть проблемы.
  • Это же относится к одноименным торговым маркам.
  • Самая важная часть работы — получение внимания прессы. Евгений предоставляет базы для поиска целевых журналистов, помогает выбрать подходящие выставки и подготовиться к ним, проверить календарь крупных релизов. Не стоит стартовать вместе с выходом очередного iPhone и сотрудничать с изданиями, которые просят деньги за публикацию.

Татьяна Федорова, Анна Дворникова, AmBAR

AmBAR — это ассоциация русскоговорящих предпринимателей в Долине. Сообщество включает более 50 тысяч участников платформы обмена знаниями. AmBAR организатор крупной стартаперской тусовки SVOD, которую посещают более двух тысяч участников со всего мира. Это один из самых крупных смотров стартапов в США.

Организаторы тщательно отбирают проекты, консультируют основателей и помогают провести репетицию выступлений, чтобы достичь наилучшего результата. Число заявок на мероприятие превышает число принятых участников в несколько раз.

Долина во многом развивается за счет притока талантов из других стран. В Калифорнии проживает 36% иммигрантов. Сравните эту цифру с 10% в среднем по США. 47% бизнесов, появляющихся каждый год в Калифорнии, создаются иммигрантами. 30% иммигрантов — индийцы (1 место), 5% — китайцы (2 место). Все остальные представляют другие страны.

Татьяна, как и другие наши спикеры, говорила, что есть много компаний в Долине, которые готовы к рисковым проектам. Например, Bank of America тратит несколько миллиардов долларов в год на такие эксперименты. Они говорят: «придумайте мне что-нибудь крутое для наших клиентов».

Авиакомпании сейчас ломают голову над тем, как развлекать людей в самолете. Что предложить в полете, кроме кино? Может какую-то виртуальную реальность, какое-то социальное взаимодействие между пассажирами самолета?

Один из феноменов Долины — чрезвычайная вежливость. Почему все к друг другу так нежно относятся? Сегодня эта девушка — секретарша, а завтра твой начальник. Карли Фиорин пришла в HP и была простым секретарем, а потом стала генеральным директором. И так происходит на каждом шагу: сегодня ты без работы, завтра у тебя стартап, а послезавтра ты поднимаешь миллиард долларов.

По той же причине инвесторы аккуратно отказывают инвестировать в стартап. Даже стараются как-то помочь компании. Все потому, что может случиться так, что на следующем раунде инвестор будет бороться, чтобы попасть в эту компанию.

Марина Могилко, Linguatrip

Linguatrip — это магазин курсов по иностранным языкам в стране-носителе. Они еще называют себя «Booking.com для курсов». И отчасти это правда. Курсы, помимо занятий, обычно включают проживание в студенческом общежитии или принимающей семье. Иногда курсы с жильем в Сан-Франциско обходятся дешевле, чем съем квартиры или аренда отеля.

Уникальность проекта в том, что до Linguatrip площадок с возможностью выбрать курсы по параметрам и получить независимые отзывы просто не существовало. Начинала Марина не с пустого места — к моменту запуска проекта у нее уже был свой канал на YouTube с десятками тысяч подписчиков.

София Аракелян, Findo

Findo — ассистент, который позволяет пользователю искать по своим файлам во всех онлайн сервисах и устройствах. В 1996 году было 257 тысяч сайтов, а в 2001 году — уже 29 миллионов. То же самое происходит в области персональных данных.

Сейчас в среднем на пользователя приходится примерно 300 тысяч элементов для поиска. По прогнозу основателей Findo, через пять лет их будет порядка 10 миллионов. Фотографии вашей кошки, сообщения от подруги в десяти мессенджерах, сохраненные «на потом» статьи. Все это хранится не только у вас в телефоне, но и на компьютере, планшете, в Google Drive, Facebook и так далее.

Роман Глуховский, партнер Kernel Capital

В Долине сотни фондов до $100 миллионов, но создание входящего потока сделок не проблема: каждую неделю проходит порядка 20 мероприятий, на которых основатели представляют свои проекты.

Роман рассказал, что инвесторы, оценивая компанию, смотрят на поток денег, баланс и доходы, на то, остаются ли с вами клиенты и узнают, сколько в сфере компаний, какие там конверсии, какой процесс привлечения клиентов.

Важно не то, что есть в этом списке, а то, чего в нем нет. Например, списка новых фич и плана по их выпуску. Основная ошибка компаний из стран бывшего СССР в том, что они не берут основателя из США. «Вы не знаете, что вы не знаете», — заявляет Роман.

На встрече мы также обсуждали вопросы организации процесса продаж:

  • Отдел продаж — самое сложное. Американские продажники умеют продавать себя. Трудно понять, насколько хорош кандидат на самом деле и подходит ли он вам.
  • Продавать маленьким и большим компаниям — разные вещи. Для этого требуются продавцы с разными связями. Успешный продажник из крупной компании может вам не пригодиться.
  • В любой индустрии есть компании, готовые рисковать и внедрять что-то новое. Такие фирмы готовы сотрудничать со стартапами.

И про акции: даже в компаниях с оценкой $500 миллионов на раунде С трудно продать свою долю по текущей цене. На вторичном рынке ваши акции стоят значительно меньше.

Uber

Мы посетили центральный офис Uber в Сан-Франциско. Это был скорее неофициальный визит. Нас пустили только на рекреационный этаж, где расположены кухня, бар и зона отдыха с теннисными столами.

Из того, что мне там запомнилось:

  • В компании работает четыре тысячи разработчиков.
  • Uber делает свои собственные карты для водителей (и автопилота), так как в Google Maps нет всей необходимой информации: подъезды, места, где можно останавливаться, парковки. Одними только картами занимаются 120 человек, не считая тех, кто вносит данные.
  • Сотрудники в Uber делятся на две категории: топ 5% по производительности и остальные. Первые получают значительно более высокую зарплату и бонусы: что-то около +100%.

Адар Путерман, Safesforce Ventures

SF Ventures один из крупнейших корпоративных венчурных фондов. Каждый год фонд заключает сделки на сотни миллионов долларов.

Стратегия фонда заключается в инвестировании и покупке компаний, способных усилить их продукты при помощи новых технологий. Некоторые продукты начинаются с покупки соответствующих компаний. Маленькие компании приобретаются за деньги, более крупные — в обмен на акции.

У SF Ventures 175 портфельных компаний в 14 странах. Фонд входит в топ-10 инвесторов в категориях Enterprise и Cloud software. Маленькие компании приобретаются за наличные, большие — за акции Salesforce.

Вера Шохина, Silicon Valley Bank (SVB)

35 лет назад в Долине решили, что инвесторам и стартаперам нужен свой банк. И он появился. Для меня было не очевидно, что банк делает нечто большее, чем хранит деньги вашей компании. И что даже с такими операциями, как оплата со счета, могут быть нюансы.

SVB может открывать счет для компании по звонку (конечно, зависит от того кто звонит), в течение дня. Если вы хотя бы раз проходили эту процедуру, то знаете какая это редкость. В Прибалтике, к примеру, на это могут потребоваться недели, стопки документов и личный визит. Обычные банки не понимают особенностей работы фондов и стартапов, не имеют близких отношений с инвесторами.

Банк также умеет выдавать кредиты технологическим компаниям до выхода продукта. При этом процент списаний составляет всего 0,5% общей суммы. Такая эффективность достигается за счет того, что в Долине мало врут. Участие правильного фонда в сделке гарантирует, что компания дойдет следующего раунда, — и долг банку будет возвращен.

Дешевые кредиты для компании означают возможность для основателей сохранить большую долю. Если компания привлекла $5 миллионов, то SVB выдаст ещё $2 миллиона в виде кредита.

SVB следит за выпускниками акселераторов, чтобы вовремя открыть им счет. «Нам очень важно поймать все технологические американские компании в момент формирования. Для этого, например, мы работаем с инженерами крупных компаний. Мы знаем всех юристов, которые работают в Долине, они также помогают нам выявлять стартапы на стадии зарождения», — говорит Вера.

Самая большая проблема с российскими клиентами — разница в менталитете. Все хотят обналичивать. А люди из Долины не могут понять, зачем может наличка понадобиться. В Долине все хотят видеть «клюшку» — график сильного и уверенного роста. Если вы не можете показать «клюшку», попытайте удачу в других штатах с развивающимся стартап движением.

В Долине всё происходит быстро. Например, возможно, в России вы думаете «через пару месяцев я сделаю бизнес-план». В Долине, если вы предприниматель и хотите поднять $3−4 миллионов, предполагается, что у вас бизнес-план сразу в голове и вы его должны нарисовать за два дня. Инвесторы ожидают, что у вас уже есть отношения с клиентами, обкатана идея.

Инна Ефимчик, White Summers

Юристы из White Summers говорят по-русски и хорошо зарекомендовали себя в Долине. Мы обсудили визовые вопросы и инкорпорирование бизнеса в США. Есть три основных типа рабочих виз, которые чаще всего выдают:

  1. H1B — виза для сотрудника, приглашенного работать в США. Получить её трудно, так как есть квоты и они выбираются в первой половине года. Начинать собирать документы нужно сильно заранее.
  2. L1 — виза для управленца, открывающего дочернее предприятие в США. Эта виза подойдет мало кому из «простых людей».
  3. O1 — виза для человека с экстраординарными способностями, самый реалистичный вариант. Про нее чуть ниже.

Оформление каждой из этих виз обойдется примерно в пять−шесть тысяч долларов, включая работу юриста и пошлины. У каждой визы есть соответствующая грин-карта (вид на жительство в США).

Чтобы получить визу О1, нужно доказать, что вы обладаете выдающимися способностями. Вам необходимо удовлетворить минимум трем из десяти критериев. Несмотря на громкое название, получить визу представителю креативного класса относительно просто.

Присылайте колонки, соответствующие требованиям редакции, на secret@vc.ru.

Теги
Статьи по теме
«У нас такое в первый раз, простите»: как российские банки отказываются проводить непонятные им операции

"Придумайте, чем будут заниматься три миллиона дальнобойщиков в США, когда грузовики станут автономными."- Придумайте, чем будут заниматься тысячи кучеров, когда появятся конвеерные Форды. Чем будут заниматься тысячи рабочих, когда на текстильных фабриках введут прядильные машины? Ужас короче

0

У них остались монтировки

0

Стас, я ездил и писал не за этим. Рекламировать визы (и юристов) примерно тоже самое, что рекламировать аспирин.

0

Я имел ввиду, что очень большая и интересная статья, а концовку будто рекламой закончили. За статью большое спасибо

Прямой эфир
Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления