Лого vc.ru

«Моя семья вообще не верила, что у продукта есть жизнь»

«Моя семья вообще не верила, что у продукта есть жизнь»

Редакция vc.ru пообщалась с предпринимателем Гузель Санжаповой, которая благодаря краудфандингу открыла в небольшой уральской деревне Малый Турыш производство сладостей с оборотом в 6,5 миллионов рублей и теперь планирует расширить его до карамельной фабрики.

Гузель Санжапова

История Гузель Санжаповой началась в 2013 году, когда ее отцу перешло по наследству семейное дело — пасека в небольшой деревне Малый Турыш, которая расположена в двухстах километрах от Екатеринбурга. «Он оказался в трудном положении. С одной стороны, и пасеку не убьешь, потому что это дело его отца. С другой стороны, у него уже был свой бизнес в Екатеринбурге, бросать который тоже не хотелось», — рассказывает Санжапова.

Пасека приносила в год 1,5-2 тонны мёда, однако продать его было куда сложнее, чем произвести. Можно было сдать партию по более низкой цене перекупщикам, или торговать самим, что не всегда было выгодно, вспоминает Гузель Санжапова: «Люди на ярмарке покупают мёд там, где выбор больше. То есть у перекупщиков, которые собирают урожай у нескольких пчеловодов и предлагают по 10-15 сортов мёда. А у обычного фермера может быть максимум два-три сорта, не более».

В самой деревне, помимо бабушки Санжаповой, живет еще 51 человек. Поселение маленькое — двадцать домов — и с каждым годом становилось еще меньше. Пасека оставалась единственным предприятием, которое давало местным жителям работу и в случае ее закрытия многие остались бы без средств к существованию.

«Я подумала, как это все можно объединить. Мне хотелось помочь и отцу, и деревне», — рассказывает Санжапова. Тогда она как раз уволилась из московского филиала ИТ-компании SAP и думала, чем заниматься дальше.

«Я хотела отдохнуть, и разговор об отпуске как-то внезапно превратился в разговор о том, почему я не ем мёд. Мне он казался слишком приторным и я подумала, а нельзя ли его как-то улучшить?», — вспоминает Санжапова.

Изучив этот вопрос, она обнаружила, что мёд можно взбивать и делать крем-мёд, а сушеные ягоды могут оттенить слишком сладкий вкус: «Мы нашли оборудование, которое это делает, полетели в Германию и купили его. Папа сказал, что я сумасшедшая», — рассказывает Санжапова. Технику она приобрела на свои собственные накопления, потратив 200-300 тысяч рублей.

Ягоды собирали деревенские бабушки в окрестностях Малого Турыша, мужчины трудились на пасеке. Санжапова вместе с отцом придумала рецептуру продукта и создала линейку вкусов: мёд с плодами земляники, черники, вишни, брусники, клюквы или облепихи. В августе 2013 года первая партия крем-мёда под маркой Coccobello была готова и продана в Москве на одном из фуд-маркетов.

Мы увидели спрос и поняли, что этим стоит заниматься всерьез. Бабушки, которые собирали ягоды для мёда, были довольны. Клиенты, которые приобрели вкусный и экологичный продукт — тоже. И моя семья, которая сперва была настроена скептично и вообще не верила, что у продукта есть жизнь.

— Гузель Санжапова

После этого она задумалась, как можно увеличить масштабы производства и вовлечь еще больше местных жителей. Проблема крылась в заготовке ингредиентов — чтобы собирать еще больше ягод, требовались сушильные шкафы. Собственных средств было недостаточно, и тогда Санжапова решила запустить кампанию на российской краудфандинговой платформе Boomstarter.

«Мы снова съездили в деревню, отсняли видео на iPhone, загрузили на платформу, написали тексты, представили продукт. Не особенно сильно запаривались, просто честно рассказали историю. Так получилось, что мы заинтересовали людей», — вспоминает она. На покупку оборудования требовалось 150 тысяч рублей, однако люди пожертвовали 400 тысяч рублей.

На тот момент у Санжаповой уже был продукт, упаковка и первые продажи, в том числе и корпоративные. «Нам было важно проверить, сможем ли мы продавать его в интернете, и насколько эта история может заинтересовать людей», — рассказывает она.

Это было довольно смело, выйти в сеть и сказать: «Ребят, вот у меня производство в деревне. Смотрите все, как есть». И это было большое испытание, потому что достучаться до аудитории в Москве очень сложно, никто никому не верит, но сейчас нам уже гораздо легче.

По словам предпринимательницы, не все люди одобрили ее проект. Некоторые решили, что она «наживается на старости»: «У меня даже на визитке написано, что я эксплуататор бабушек — это моя официальная должность. Это был самый первый негативный отзыв, от которого мне очень сильно обидно стало», — вспоминает она.

По словам Санжаповой, она никого не принуждает трудиться, а наоборот, помогает пожилым женщинам заниматься любимым делом и получать удовольствие от того, что плоды их труда востребованы: «Мне предлагали на собранные деньги увезти бабушек на отдых в Турцию, но когда я говорила, что они все равно захотят вернуться к себе домой, к родному корыту, дискуссия затухала».

Когда предпринимательница приобрела сушильное оборудование, то обнаружилось, что оно не помещается в старую мастерскую. И тогда она решила построить отдельный цех для производства полного цикла. С одной стороны это позволило бы трудоустроить еще больше людей, с другой — стабилизировать объемы поставок продукта.

По ее расчетам, заливка фундамента, возведение стен, крыши и минимальная отделка должны были обойтись в 514 тысяч рублей — именно такую планку она установила для новой краудфандинговой кампании. Остальные расходы (проведение водоснабжения, электричества и монтаж канализации) она планировала покрыть самостоятельно и за счет ранее собранных средств.

«Собрали мы 650 тысяч рублей, но в реальности цех обошелся нам в 1 миллион 300 тысяч рублей, не считая коммуникаций», — рассказывает она. В 2014 году оборот ее предприятия составил 2,4 миллиона рублей, в 2015 — 6,5 миллионов рублей. Кроме того, увеличилась и линейка продуктов — помимо крем-мёда цех выпускает медовые муссы, травяные чаи, ложки с чаем и травами в карамели и леденцы на палочке. Сейчас на производстве постоянно работает девять человек.

По словам Санжаповой, благодаря краудфандингу, производство практически всегда было прибыльным. Кроме того, так она смогла получить первых лояльных интернет-покупателей.

Жертвователи со временем становятся нашими постоянными клиентами: они вкладываются в историю, и им уже сложно отказаться от этого продукта, потому что они понимают, что он честный. Мне кажется, что таким образом мы воспитываем ответственного клиента и потребителя, который задумывается о происхождении товаров.

— Гузель Санжапова

Продажи идут за счет и офлайн- и онлайн-каналов. В рознице продукция продается в магазинах-партнерах. Банка крем-меда стоит 450 рублей, а медового мусса — 590. «Почти у всех партнеров они стоят столько же, сколько и у нас на сайте», — рассказывает Санжапова.

По словам предпринимательницы, труднее всего ей было убедить местных жителей в том, что она действительно пришла в деревню с благими намерениями. «Я смотрю на деревню и понимаю, что сейчас все по-другому. Может быть, она внешне не очень изменилась, но мне нравится наблюдать за изменениями в головах людей, которые там работают. Когда ты затеваешь производство в деревне, если ты там не родился, ты всегда будешь чужаком. И это самое сложное, с чем нам приходилось бороться».

Малый Турыш — это татарская деревня, где все говорят преимущественно на национальном языке. На первых порах для Санжаповой это было проблемой: «Я как собака: понимаю, но ответить не могу. И для меня было показательно раньше, что ты спрашиваешь что-то по-русски, а тебе отвечают по-татарски, потому что люди не считали нужным снизойти до тебя. А сейчас, когда я приезжаю, все работники во-первых очень радуются: все хотят меня потрогать, обнять», — рассказывает она.

Для этого ей потребовалось с самого начала выстраивать коммуникацию с людьми. «Я уговаривала их присоединиться к проекту, призывала поверить в него и говорила, что если мы сделаем все правильно, то у нас будут положительные изменения для всей деревни, а не только для отдельных людей».

По словам Санжаповой, раньше деревенские жители были разобщены и большую часть времени проводили «перед телевизором за своим забором». Когда в поселении появилось производство, цех превратился для них в центр общественной жизни.

«Рабочий день начинается с 9:00, но некоторые приходят даже на час раньше. Я вижу, как люди бегут на работу, и это не из-за того, что их кто-то может отругать за опоздание. Они торопятся, потому что там жизнь. Они все приходят, общаются, обсуждают новости. Для них деньги не стоят на первом месте, их больше волнует общение, возможность делать что-то вместе, — отмечает она. Хотя их зарплата — в два раза больше пенсии».

В 2016 году в Малом Турыше открылась первая детская площадка. Санжапова обещала начать ее строительство еще летом 2014 года, но из-за бюрократических формальностей с документами на выделение земли проект пришлось заморозить на полтора года. «Без документов мы ничего не могли сделать. Кроме того, увеличилась и смета. Мы ориентировались на 100 тысяч рублей, а потребовалось 800 тысяч рублей. Часть средств собрали за счет краудфандинга, часть нам выделил спонсор. Также потратили свои собственные деньги».

По словам Санжаповой, многие проблемы деревни люди могут решать совместно, но им требуется специальное место, где они могли бы собираться на совет или отмечать праздники «всем селом», как это было раньше. «Когда у нас было открытие детской площадки, где мы пригласили всех жителей деревни, ко мне подходили люди и говорили: "Гузель, спасибо вам, мы за 30 лет впервые все вместе собрались". А я просто объехала все дома и предложила — приходите все вечером на детскую площадку, мы попьем чай».

Кроме того, она готовит проект расширения цеха. Ее цель — построить в деревне карамельную фабрику и скважину с питьевой водой. Для этого она запустила четвертую краудфандинговую кампанию, которая завершится 17 ноября.

«Нам нужно 2 миллиона рублей, чтобы подготовить проектную документацию и изыскательские работы, и на эти деньги мы как раз оборудуем фабрику, скважину и общественную зону. Но это все упрется в проектную документацию, конечно», — отмечает Санжапова. Сейчас план кампании выполнен на 100%.

На инфографике она отметила, что полное строительство обойдется в 6 миллионов рублей, однако предпринимательница уверена, что в действительности расходы окажутся еще выше. «Я думаю, можно говорить о 10 миллионах. На собранные деньги мы сделаем только проект, скважину и фундамент».

Сейчас основательница проекта, который начался с семейной пасеки и бабушкиных ягод, сотрудничает с брендом Lipton над производством лимитированной серии чайных пачек с карамельными ложками внутри. «Мне хотелось, чтобы моя бабушка оказалась на пачке Lipton, и все сложилось. Я честно куплю 50 коробок чая и отвезу их в деревню», — смеется Санжапова.

По словам Санжаповой, для нее самым важным в этой истории остается то, что за два с половиной года она смогла убедить жителей деревни в том, что они кому-то нужны. «Здорово, что теперь люди пытаются донести до меня все свои самые большие нужды, самые большие мечты, потому что понимают, что я в этой деревне не для того, чтобы заработать и свалить. Люди начали объединяться, и это очень круто».

К сожалению это вопреки. Тенденция в общем увы не такая радужная.

Без всяких проблем уже пару лет покупаю алтайский мёд с определенных пасек, выбор большой, цены демократичные (не московские). У многих пасек есть интернет-магазины с доставкой по РФ по предоплате или наложенным платежом.

0

Отец пасечник, у него много знакомых пасечников. Есть ребята, которые занимались этим с 90-х. Как раз тогда и можно было крупно заработать. Гнали бочками этот мёд, например из Башкирии. Перекупы вообще были в шоколаде. Сейчас же рынок переполнен. Но в основном мёд, который на прилавке - низкого качества, зачастую разбавленный или сироп. Брать надо действительно у пасечника. Хоть это ничего и не гарантирует. Хороший мёд надо ещё поискать, он потому и ценен. Но в общем и целом конечно цены уже упали на фоне развития рынка.

В деревне, производство, с нуля, конкурентный рынок - браво, молодчина!

0

видео нельзя что ли выкладывать?

0

Читал статью о них здесь, когда vc были еще <s>торт</s> цп. Тогда показалось, что не выгорит дело и что это все хипстерское баловство. Был не прав :) Теперь хочется помочь и купить продукцию, хорошее дело делают.

0

А я год назад поддержал проект и забыл, а тут хоп и статейка! Аж на душе приятно!))

В статье возмутило два момента:
1. Обвинение в эксплуатации бабушек - так могли написать только полные бессердечные/тупые мудаки, которые не понимают, какой же это кайф пожилому человеку быть не одиноким и приносить пользу, получая при этом деньги. А предложение свозить бабушек в Турцию лишь подтверждает мои догадки о недалекости обвинителей.

2. Строительство детской площадки заняло 2 года. Считаю, что нужно расстрелять чиновников, которые не выдали документы спустя месяц. Какое же это днище так затягивать с постройкой детской площадки да и тем более в глубинке!

Очень интересная статья. Именно таким людям нужно включать зеленый свет и давать налоговые и прочие льготы. Чиновники сами должны бегать за такими людьми с чашкой горячего кофе и документами, которые нужно только подписать. Вот он - идеальный стартап!

Поставил бы больше лайков.
К сожалению, чиновники комменты не читают. Они думают, что мы для них, а не наоборот:(
Раз мы ходим и просим подписать и разрешить, то они считают, что от них всё зависит в этом мире.
А девчонка молодец, респект!

0

Потеплело... приятно читать комментарии, гнев на милость...

Вот это навар. Покупаю за 3000 р 3х литровую банку натуральнейшего меда

Кстати вполне себе нормальная цена. Тем более за натуральный мёд.

0

Капец, мед стоит 1500 за трехлитровую банку, если без перекупов.

0

Молодчина, а вот заглавная фотография была снята в Спиридоновском переулке Москва.

0

Хорошая статья и история хорошая (:
С семейной пасеки до карамельной фабрики за 2,5 года... ммм, сок!

История настоящего предпринимателя, а не высер очередного "стартапсмузера", запиливающего мессенджер для мессенджера. Удачи девушке!

0

Я который раз слышу про "стартапсмузера", но только в упоминаниях. Где вы о них читали? Мне никогда не попадались такие.

0

Да почти каждый день на VC эти стартапсмузеры.

Дорого! У тех же lipko-sladko больше вкусов и в 2 раза дешевле...

А мне показалась продукция липко-сладко дорогой.

0

а что сейчас не дорогое, только всё гмо и пальмовое масло а стоит немерено а здесь натур продукт.

очень хитро, ведь бабушкам для работы не нужен новый макбук и смузи

Бросить такую хрень как SAP и заняться чем-то полезным - правильный выбор

0

Невероятно тёплая история!
Прочитал - как будто мёда отведал :)
Успехов Гузели в её Деле!

P.S. Сходил на сайт и к упомянутым выше "Липко-сладко" и как-то не понравилось. Без души у них...

0

Неплохо, вот бы посмотреть фотографии того, как люди объединяются, тусуются на площадке и в цеху, как выглядит цех и производство.

0

Третья фотография - такое чувство что он. Не ягоды смотрят а Аралу в пакетики складывают) девушка молодец, порой новый взгляд на старые традиции приносит свои плоды

0

карамельно-медовой фее всех БЛАГ и зелёный свет.Умница

Прямой эфир
Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления