Лого vc.ru

Интервью со Страхом: Как превратить 20 тысяч рублей в 1 миллиард?

Интервью со Страхом: Как превратить 20 тысяч рублей в 1 миллиард?
Поделиться

Всеволод Страх создал свой проект "Сотмаркет" в 11 классе (на заметку скептикам, не ожидающим от бизнеса школьников ничего хорошего). Он начал с 20-ти тысяч рублей и сайта по продаже data-кабелей, ассортимент наращивался каждый год, с упором на сотовые, мультимедиа и электронику. В 2011 году оборот Сотмаркета составил более 1 млрд рублей, а в 2012 51% компании купила IQ One. Секрет успеха онлайн-магазина попытался узнать наш главред Алекс Пеганов.

Всеволод Страх за работой:

 ***

Алекс Пеганов: Здравствуйте! Мы сегодня здесь с вами собрались в этом шикарном ресторане, для того, чтобы пообщаться с Всеволодом Страхом про его магазин Сотмаркет и поесть камчатского краба с борщом. Всеволод, вам правда всего 24 года?

Всеволод Страх: Cейчас 24, да. Начинал в 17, один. У нас сейчас 100 тысяч товаров, 300 тыс посещений в день и так далее. Мы привлекаем талантливых людей, которые хотят реализоваться у нас. Например, один у нас бредит тем, чтобы в социальных сетях построить партнерскую программу – чтобы каждый школьник привлекал клиента, зарабатывал, эти деньги выводил и тратил. Сейчас штат айтишников где-то 40 человек, и мы его постоянно расширяем под таких интересных ребят, потому что у нас все in-house, нет ничего покупного из софта.

А.П.: То есть, вы не стандартные решения используете – не Мегаплан, не 1С?

В.С.: Ну смотрите, 1С мы используем только для импорта данных, чтобы отчетность сдавать.  Приходим к тому, что все у нас будет автоматизировано, в перспективе можем создать простых роботов, которые будут подъезжать, как у Амазона, брать стеллаж и везти к точке сбора. Автоматизации у нас море, рассказывать можно очень много.

Мне кажется, такие проекты, которые создают не просто продукт как вещь в себе, а продукт, который завтра уже начинает работать и приносить деньги – это же самый кайф для айтишников.

А.П.: И все-таки, к статье в «Коммерсанте». Вы продали контрольный пакет Ютинету?

В.С.: Не Ютинету, IQ One. Для меня это критично: Ютинет – я не общаюсь с ними, мне неинтересен их путь развития, мы не будем развиваться так, как они.

Мы будем идти вне каких-то надуваний – если б я хотел надуваний, я бы согласился Тайгер Глобалу продаться еще в феврале за бешеное количество денег.

А.П.: Они предлагали больше, чем предполагают источники «Коммерсанта» ($50 млн)?

В.С.: Конечно, больше.

20% всех инвестиций мы направляем на IT-инфраструктуру, такая вряд ли хоть у одного e-commerce сейчас есть. Например, ты звонишь в наш магазин, - и мы сразу знаем, кто ты, чем ты интересовался, как тебя зовут,  - ну, если ты уже был нашим клиентом. Оператор сразу видит всю историю, в процессе разговора мы фиксируем все, что сказал менеджер. Если ты позвонил, поинтересовался товаром, но не заказал, тебе через 20 минут придет смска «Приходи, держи скидку на промо-код».

А.П.: У вас есть проблема c кадрами? В Москве она у многих есть.

В.С.: Ну, при 40 айтишниках, я думаю, для нас это не проблема. В перспективе на 2015-16  год мы хотим на европейскую или американскую биржу, и не спеша создаем дримтим, чтобы за этот период Сотмаркет стал крутейшим проектом. Мне не интересны зажравшиеся переоцененные программисты, которые просто хотят прийти работать ради денег. Мы можем платить хорошую зарплату – но нам не интересны безыдейные.

Мы сейчас ищем группу разработчиков, которые для нас in-house будут разрабатывать систему рекомендаций – когда человек заходит на определенную карточку, чтобы мы знали, что с этим товаром предложить, что с ним смотрят, - чтобы человеку сразу подсказать, куда идти. Плюс анализ клиента – где он ходил, что он делал. 

А.П.: У вас свои склады?

В.С.: У нас и продажи c чужих складов, и со своих складов. Мы пишем свою систему управления складом – это те же самые роботы, то, что покупать за десятки миллионов долларов бессмысленно. Мы такую же за полгода сделаем сами. Понятно, что это будет узкоспециализированная система. Благодаря этому пути автоматизации мы, наверное, смогли из 20 тыс рублей сделать так, что это все работает.

А.П.: Вы, кстати,  не так давно появились в прессе? Недавно были на Слоне, потом у Тинькова, у Германа Клименко в передаче "Герман Клименко и гости", и все, по большому счету.

В.С.: У нас политика была: смысла выходить в прессу, если ты что-то еще не доделал и фактически ничего не стоишь, нет. Для меня инвесторы, обороты, деньги – это не то, чем можно хвастаться. Для меня можно хвастаться идеями, к которым мы идем, либо функционалом, который мы разработали. Сейчас пришла пора, мы пиаримся – но пиарим не меня лично, мне это не интересно. Мне нужно только, чтобы Сотмаркет узнали.

А.П.: У вас образование какое? Вы программист?

В.С.: Нет, у меня бизнес-информатика. Я не пишу никакие интерфейсы, я строю архитектуру системы, архитектуру базы, архитектуру сервисов. Визуализацию пишут программисты, конечно. Я пишу аналитические системы, которые отслеживают конверсию, распродают товар или делают цену ниже… Не программирую целыми днями, конечно.

А.П.: У вас правда есть амбиции стать «русским Амазоном»? Победить Озон?

В.С.: Ну, Озон мы как минимум должны догнать в следующем году. Притом, мы бы догнали его гораздо быстрей, если бы качество сервиса оказывали плохое. Понимаешь, мы каждого клиента облизываем со всех сторон, боремся с каждым косяком – если мы на день опоздали в отгрузке, мы созываем  всех, кто участвовал в процессе, и разбираемся, почему мы опоздали. И по прибыльности еще не известно, кто бы на каком месте был.

[caption id="" align="aligncenter" width="828"] Главная Сотмаркета[/caption]

А.П.: У вас своя логистика?

В.С.: Все свое. Что-то мы отдаем, конечно, на аутсорс, но сеть своя. Естественно, во Владивосток свой самолет отправлять не будем, но есть своя аналитика, и мы знаем, как куда отправлять лучше.

Сотмаркет все годы был прибыльным. И мы считаем каждую копейку. Мы ни за одну статью не заплатили денег – нам неинтересно идти и кому-то платить.

А.П.: У вас есть какая-то специализация? Грубо говоря, Озон – это, например, книги, Re-store – i-девайсы. Что у вас?

В.С.: У нас гаджеты, все для мобильной жизни, плюс запустили бытовую технику, активный отдых и все для детей. Это огромный сегмент, в котором мы сможем оказать офигенный сервис. Но Сотмаркет никогда не будет ассоциироваться с рынком: у нас там не будет одежды, книг, продуктов – это табу.

А.П.: Ты говорил про какой-то натуральный поиск? Как Ути-нет обещал, что можно будет задать например "Я хочу тонкий ноутбук серого цвета" и он тебе выдаст именно такой.

В.С.: У нас не будет такого поиска. У нас есть офигенный фильтр, как у Яндекс.Маркета – десятки фильтров на каждую категорию. Умный поиск – это все туфта. При таком ассортименте невозможно научить искать до такого углубления.

А.П.: Меня немного удивило, что вы продаете палатки, садовые инструменты, запчасти и т.д. Я был практически уверен, что всех  интересуют сугубо айпады, айфоны, макбуки с ретина дисплеем?

В.С.: Неправда! Во-первых, у нас Москва – это только 20%, во-вторых, какую-нибудь фритюрницу беленькую с загогулинкой можно купить у нас и еще, если есть, в М-Видео. И у них по предоплате, а мы уже завтра отгрузим в любой регион России.

[caption id="" align="aligncenter" width="828"] Я был на 100% уверен, что людей ничего кроме этого раздела не интересует[/caption]

А.П.: Вы, кстати, самостоятельно собеседуете людей?

В.С.: Интересных ребят собеседую сам – тех, у кого есть идеи стартапов и желание реализовать себя под наши бюджеты.

А.П.: Кстати, про стартапы. Вы готовы к тому, чтобы рассматривать приходящие стартапы и инвестировать в них?

В.С.: Не готов. Мы растим проект Сотмаркет, и все внутри него. И готовы рассматривать только то, что будет использовано для нас эксклюзивно. Я живу этим проектом, как и вся моя команда. Нам интересно его развивать и сделать крупнее.

А.П.: Если говорить про коллектив – у вас есть опционные программы в компании?

В.С.: Да, уже сейчас есть пул 4-5 человек, которые уже нацелены на то, что они получат опцион. Этот список не закрыт, потому что у меня следующая политика: при стандартном развитии моя доля стоит N; если у меня будет дримтим, которая сделает 10N, я, как любой рациональный человек, оставлю себе 3N, а 7N разделю среди команды, которая этого достигла. Потому что один в поле не воин. Я реально не понимаю руководителя, который может отпустить сотрудника из компании, если он ему ценен.

А.П.: Говоря про хантинг – вы предпочитаете брать звезд уже готовых, или брать молодых и растить внутри компании?

В.С.: Мы ни разу не взяли звезду. У нас есть крутые руководители проектов, но они не зазнавшиеся.

А.П.: Если говорить про вас как про руководителя – вы уже долларовый миллиардер?

В.С.: Нет, у меня все в бизнесе, все в кредитах.

А.П.: На какой машине вы ездите? Какой-то турбомазерати наверняка?

В.С.: Смотрите, я в 2009 году купил Porsche Cayenne подержанный за 1,3  млн. рублей. Сейчас я его поменял – но только потому, что он не просто разваливался, а когда я от дома утром отъезжал, он реально трещал. Я его купил на 100 тыс пробега.

Сейчас взял в кредит Infiniti QX. Три года покатаюсь, выплачу и продам. Мы недавно с девушкой ходили на "Духлесс" – я не понимаю такой жизни, я семь дней в неделю работаю, все эти годы без выходных. Там какая-то альтернативная реальность.

[caption id="" align="aligncenter" width="1700"] У Всеволода примерно такая же скромная тачка[/caption]

А.П.: У вас есть амбиции попасть в список Форбс, стать самым богатым бизнесменом в России?

В.С.: Я лучше все эти деньги в Сотмаркет вложу, я кайф получаю от Сотмаркет. Когда читаю отзывы в Твиттере  - это самого дорогого стоит. Отвечаю только на плохие, а хорошие просто кайф дают. Это не соотносится с деньгами, которые это дает.

А.П.: Будете делать ребрендинг? В «Сотмаркет» «сот» - это же от «сотовый»?

В.С.: Сотмаркет – это уже бренд, неважно, как он называется.

А.П.: У вас большой процент занимает продажа Apple техники? Не боитесь прихода Apple в Россию?

В.С.: Нет, у нас вообще мизер этой техники. Эту технику в основном продают студенчесие магазины, пошел на Горбушку – купил айфон – отвез; у нас другая концепция, к нам приходят за качественным сервисом. Я буду лично бороться с каждым негативным отзывом и оптимизировать систему.

А.П.: У Амазона одна из фишек – доставка в тот же день. Насколько, вы считаете, это реально в России?

В.С.: В следующем году. Понятно, что товар, который не пользуется спросом, не будет лежать по всей России, но один из пунктов, на который мы направим наши инвестиции – это создание региональных складов и розницы в каждом пункте самовывоза. У нас по статистике продается ежемесячно 40% от выложенного ассортимента, а топ составляет только 10% – это то, что покупается более 3-х раз за месяц. Вот этот топ будет лежать в каждом регионе России.

А.П.: Вы не планируете экспансию в соседние страны?

В.С.: Планируем. Казахстан сейчас открываем, Беларусь. Дальше развитие зависит только от государства – что там будет с открытием границ.

А.П.: Вернемся к найму персонала. Так есть на рынке проблема кадров?

В.С.: Есть, конечно. Особенно в Москве. У нас много удаленных программистов – штат айтишников на 90% удаленные.

А.П.: Потому что дорого в Москве?

В.С.: Потому что, скорее всего, нет в Москве. Я создам лучшие условия человеку в Орле, который будет получать в три раза больше, чем зарплата в этом городе - и он будет на меня работать, - чем переплачивать в Москве.

А.П.: То есть, у вас зарплаты ниже рыночных?

В.С.: Нет, выше. Если посмотреть 90% удаленных, в каждом городе у нас как минимум тройной уровень заработной платы. По Москве – чуть выше рынка.

А.П.: А вы ищете программистов с опытом в e-commerce?

В.С.: Нет, если у человека варит голова, есть идеи и он умеет думать. Программировать можно как? Либо тебе расписывают ТЗ на 150 листов, как каждую детальку сделать – либо говорят, что нужен такой-то модуль с таким-то функционалом, и человек сам продумывает, утверждает и делает.

А.П.: У вас сколько этажей в офисе в башне Федерация?

В.С.: Нет, у нас не там офис. Мы, например, кампус под Москвой собираемся открывать.

А.П.: О! Инноград, как Сколково?

В.С.: Ну, не как Сколково. Планируем в Москве расширить штат до 20-30 айтишников, и не насильно всех запрем, а создадим все условия – еду, бассейн, – чтобы люди сами проявили инициативу и там жили. Строить не будем, арендуем коттедж или другое здание. Наша политика состоит в том, что мы не хотим заставлять: те, кого надо заставлять, у нас не будут работать. Будут – те, которые сами чего-то желают.

А.П.: На IPO в каком году планируете?

В.С.: Мы не планируем, мы хотим. Много было историй: планировали – не выжили. Есть желание с конца 2015 года попробовать выйти на IPO.

А.П.: Почему у вас до сих пор не пятый айфон, если не секрет? *у Всеволода 4S*

В.С.: Знаете, как у меня вообще айфон появился? У меня nokia E-52 сломалась, а на рынке таких же нет. Этот из подменного фонда, не новый, царапина какая-то на нем была.

А.П.: Вы, я вижу, прямо гордитесь тем, что не тратите лишние деньги на предметы роскоши?

В.С.: Это вопрос оптимизации. Я не понимаю людей, которые отказываются от большой скидки за царапину на телефоне.

А.П.: Я не вижу вашего брегета – вы сняли его для встречи?

В.С.: Что это такое?

А.П.: Это часы по-моему такие дорогие.

В.С.: У меня нет часов, и никогда не было.

А.П.: То есть, вы нетипичный московский предприниматель, получается. Спасибо за интервью, было очень интересно!

[caption id="" align="aligncenter" width="1606"] Завтракаем со Страхом[/caption]

За подготовку встречи и организацию интервью спасибо Светлане Сорокиной

Популярные статьи
Показать еще