Лого vc.ru

Николай Белоусов: Интернет вещей — это не очередное модное слово, не прихоть и не пузырь

Николай Белоусов: Интернет вещей — это не очередное модное слово, не прихоть и не пузырь

Основатель магазина Madrobots.ru Николай Белоусов написал для ЦП колонку о том, как интернет вещей может изменить бизнес-процессы корпораций, но не сейчас, а через «пару десятков лет».

Интернет вещей не просто связывает миллиарды устройств в одну сеть, как когда-то интернет объединил все компьютеры. Реальная инновация и потенциал интернета вещей в том, чтобы трансформировать бизнес-модели; позволять компаниям продавать продукты по-новому, принося дополнительную пользу как компании, так и клиенту.

На рубеже тысячелетия компании начали использовать веб-браузер для доставки программного обеспечения потребителям и компаниям. Вскоре, поняв, что через интернет можно доставлять обновления продукта, появилась модель покупки лицензии с возможностью платного продления — модель подписки. Так до сих пор продается большая часть программного обеспечения. Например, лицензия на Bitrix — CMS для создания сайтов.

Еще чуть позже появилась модель продажи программного обеспечения SaaS (Software as a Service). Она позволила большому кругу компаний масштабировать продажи и создавать успешные веб-сервисы. Один из ярких примеров — сервис Basecamp.

Хотя разница может показаться незначительной, эта эволюция бизнес-модели имеет огромные преимущества, которые применимы как для интернет-бизнеса, так и для интернета вещей. Во-первых, компании могут прогнозировать свои доходы гораздо точнее, потому что клиенты оформляют подписку на сервис или продукт на определенный период времени, генерируя стабильный поток денежных средств. Во-вторых, модель подписки позволяет с большей легкостью планировать развитие (коэффициент конверсии в продажу с ростом объемов становится прогнозируемым и управляемым) и масштабировать бизнес, выдерживая высокие темпы роста. В-третьих, подписка как бизнес-модель требуют меньше капитала, так как можно стимулировать клиентов предоплатить стоимость сервиса за 6/12 месяцев вперед. Фактически, компания занимает деньги у своих клиентов по нулевой процентной ставке.

Интернет вещей, почти как интернет позволяет офлайн-бизнесу трансформировать их модели от транзакционной выручки (когда выручка формируется единовременно при продаже товара или услуги) к модели выручки по подписке (когда пользователь платит за использование продукта компании ежемесячно). Потенциал этой трансформации огромен, интернет вещей может изменить способ, которым миллиарды людей тратят триллионы долларов.

Некоторые компании уже переходят от слов к делу. Например, General Electric, как один из пионеров в этой трансформации, переводит часть своих бизнес-единиц на модель продажи по подписке. Раньше компания продавала авиационные двигатели по фиксированной стоимости вместе с контрактом на техническое обслуживание. Теперь же они продают двигатели за часы, проведенные в полете.

Другими словами, вместо того, чтобы покупать один двигатель и договор на обслуживание, крупные авиакомпании будет покупать 100 тысяч летных часов от General Electric с гарантированным уровнем безотказной работы двигателя. Авиакомпании в плюсе, так как имеют большую предсказуемость, меньше задержек, и, следовательно, более высокую рентабельность операций.

Чтобы совершить эту трансформацию, GE должен обеспечить свои турбины датчиками, получать с них данные на свои сервера, обрабатывать эти данные, и прогнозировать уровень износа и момент отказа до того, как он произойдет. Компания называет эту новую бизнес-модель «Промышленный интернет» (Industrial Internet). Концепция промышленного интернета в этом смысле может быть применена к любой части офлайн-мира, от копировальных машин до медицинских МРТ-сканеров, от газопроводов до оффшорных буровых установок.

Как и потенциал интернета, раскрытие потенциала «интернет вещей» займет продолжительное время (пару десятков лет). Огромным корпорациям размером с «Роснефть» невозможно «на лету» изменить бизнес-процессы и сменить парадигму развития. Поэтому открывается огромное поле для новых B2B-стартапов, которые могут апробировать бизнес-модели промышленного интернета в небольших командах, продавая успешно реализованные процессы крупным корпорациям.

Важно понимать, что в этой индустрии не будет таких невероятных историй, как покупка WhatsApp социальной сетью Facebook. Все-таки мы говорим о том, как крупнейшие корпорации ведут свой бизнес. Они крайне инерционны и забюрократизированы, что затрудняет принятие решений об изменении бизнес-процессов, и только существенный рост эффективности и рентабельности может заставить их смотреть на интернет вещей.

Интернет вещей — это не очередное модное слово. Не дань моде, не прихоть и не пузырь. Это фундаментальное переосмысление того, как компании по всему миру делают бизнес. Главное — запастись терпением, и мы увидим воочию все эти изменения.

Теги
Статьи по теме
Как это работает: Ингредиенты успешной краудфандинговой кампании
Николай Белоусов о неоднозначной пользе социальных медиа для бизнеса
Тренера краудфандинга: Как заработать на тех, кто пытается заработать на Kickstarter

Да, когда у товара/оборудования появляется доступ в интернет и возможность отслеживания и изменения его параметров, времени пользования и износа, мы получаем возможность реализовывать невиданные ранее бизнес-модели...

К примеру, вместо киловатт-часов, продавать люмено-часы освещения автомагистралей или цехов, или услугу освещенности, объемом которой является некая средняя балльная оценка (своеобразные "лайки за оптимальное освещение" от пользователей или специальных датчиков)...

0

Интернет вещей вообще более широкое понятие, чем в статье обозначено... Вспоминаем ibeacons

0

"Интернет вещей — это не очередное модное слово, не прихоть и не пузырь". Не стал читать статью, но замечу, что так все владельцы пупырчатой плёнки говорят.

0

И не слова про Гугл для вещей в Интернете— www.kommersant.ru/doc/2590715 .
Тема не раскрыта.

0

Гениально! "Другими словами, вместо того, чтобы покупать один двигатель и договор на обслуживание, крупные авиакомпании будет покупать 100 тысяч летных часов от General Electric с гарантированным уровнем безотказной работы двигателя. Авиакомпании в плюсе, так как имеют большую предсказуемость, меньше задержек, и, следовательно, более высокую рентабельность операций."

Прямой эфир
Голосовой помощник выкупил
компанию-создателя
Подписаться на push-уведомления