Лого vc.ru

«В Швеции сотрудник во время совещания может пойти на обед»

«В Швеции сотрудник во время совещания может пойти на обед»

Шесть сотрудников ИТ-компаний рассказали vc.ru о своем опыте стажировок за границей, сравнили менталитет российских и иностранных коллег и подход к организации работы.

Поделиться
Егор Тафланидиархитектор компании по разработке мобильных решений для бизнеса Redmadrobot

Когда работаешь за рубежом, сталкиваешься с мелкими и не очень особенностями процесса разработки программного обеспечения. Общее впечатление от работы в Стокгольме — все невероятно размеренно. Проект, который мы в Redmadrobot выпустили бы дней за 30, там тянулся более восьми месяцев.

Этот проект — система для финских электриков-фрилансеров, которая по своей функциональности походила на приложения для вызова такси с системой рейтингов. Вольнонаемные работники принимают на свои iPhone вызовы от домохозяек, а те оценивают качество оказанной услуги.

Разработка, как я уже сказал, может тянуться месяцами, но не из-за того, что менеджмент плохой или команда непрофессиональная — просто там такой ритм работы. Шведы работают очень размеренно и строго по графику. В 8:00 начало рабочего дня, в 17:00 — окончание. Во время совещания сотрудник может посмотреть на часы, и, если на них окажется 13:00, то он просто встанет и скажет: «Я пошел на обед». Важная встреча, созвон в Skype с офисом в другой стране — все это не играет никакой роли. Обед важнее.

У людей тоже свои особенности. Когда идея уже есть, шведы отлично ее развивают, крутят-дополняют-полируют. Но с самим генерированием идей есть проблемы. Например, на совещании обсуждается небольшая интерфейсная проблема, над которой напряженно размышляет вся команда. И тут ты предлагаешь: «Да там же нужно кружочек поставить на кнопку, и пользователю все будет понятно». И все сразу же включаются: «Да, действительно! А что, если к этому кружочку линию сделать яркого цвета и заштриховочку? А при нажатии пусть он становится прозрачным».

При этом ребята временами настолько увлекаются процессом, что их буквально не остановить. Важно это отслеживать и вовремя жать на тормоза. Они могут придумать, например, какие-нибудь кнопки оттенка «вырви глаз», сделать прототип с ними и только спустя очень продолжительное время понять, что оттенок не очень-то хорош.

Если есть время проверить жизнеспособность сразу нескольких идей, пусть даже некоторые из них изначально сомнительные — почему бы это не сделать? Для них это не проблема, а просто рабочий подход, который сродни их неторопливости. Ты как специалист из СНГ весь на иголках: тебе хочется побыстрее выпустить продукт, дойти до результата. Это у тебя в крови. У шведов же такого нет: экономия времени не является для них первостепенным приоритетом.

Возьмем типичную для российского рынка ситуацию. Аналитика систем заказчика еще не закончена, но проект уходит в продакшн, потому что клиенту надо «вчера». Команда творит чудеса, чтобы успеть в срок, а потом все посыпают голову пеплом: как же так, сервер не выдерживает нагрузки. В Швеции такая ситуация невозможна. Там очень комфортные условия, когда на всех этапах проекта есть время, чтобы сделать его качественно. Размеренность, структурность и последовательный подход к процессу разработки — полезный опыт, который я вынес из работы в Швеции и успешно применяю в России (с некоторыми поправками на здешний быстрый ритм, конечно).

Есть еще одна характерная черта — монолитное ИТ-коммьюнити, где все друг друга знают. Небольшой фирме, которая решила сделать приложение, достаточно знать одного айтишника, чтобы подобрать себе хорошую команду на проект. С одной стороны, ты всегда знаешь, куда можешь обратиться за ИТ-услугами. А с другой, тебе не так-то просто попасть на рынок, если хочешь организовать ИТ-контору.

Владимир Княжицкийгенеральный директор ГК «Фаст Лейн» в России

Я проходил обучение по сетевым технологиям в Великобритании, состоялось пять поездок протяженностью в месяц каждая. Особых секретов, как попасть на обучение, нет — необходимо было всего лишь оплатить курс. Я участвовал в полностью коммерческом проекте, где каждый участник платит за себя, хотя полагаю, что аналогичные возможности есть в рамках студенческого обмена или каких-то программ повышения квалификации.

Возможность погружения в знания вдалеке от дома и работы, от бытовых проблем, конечно, очень эффективна. Формально весь учебный материал можно было бы получить дистанционно — даже дома, лежа на диване. Но эффективность обучения в таком случае была бы в разы меньше, и оно заняло бы больше времени.

Интересно столкнуться с другим менталитетом. Хотя все люди очень похожи, есть национальные отличия, которые заставляют по-другому взглянуть на рабочие ситуации.

Приведу один пример. После окончания рабочего времени (а это 17 часов) делать было нечего, и я однажды остался в аудитории. Соотечественников не было, каждый день пить пиво в интернациональной компании для меня было слишком серьезным испытанием, и мне захотелось побыть одному. Руководитель разрешил мне остаться и заниматься своими делами. Интернет был быстрый, за окном смеркалось. Я читал новости, размещал фотографии.

В коридоре уже стало совсем темно, и вдруг, примерно в 18:30, ко мне из темноты, аккуратно прижимаясь к стене, приставным шагом, держа фонарик наперевес, вползает охранник с хриплым криком по-английски «Кто здесь?». Судя по виду, он был явно чем-то напуган. Мне же бояться нечего, я ответил, что вот, задержался по работе. Мол, задач много, не успел, доделываю.

Охранник смерил меня пронзительным взглядом, успокоился и сказал, что пора уходить: у них не принято после 18:00 находиться в офисе. Я послушно встал, и мы пошли по пустым темным коридорам. Чтобы скрасить наш тихий и долгий путь, я завязал разговор:

— А как же так, никто не работает после 18:00? Разве может такое быть? А если человек что-то не успел сделать, или срочный проект, или аврал. В организации, где более 1000 человек, не бывает, что кто-то остается после работы?

— Нет, такого быть не может! — отрезал он.

— Ну почему? (спросил я с интонацией Крокодила Гены в исполнении Василия Ливанова).

— Очевидно, Ватсон! (последнее слово он не произнес, но оно следовало из контекста). Если сотрудник за рабочий день не справляется с поставленными задачами, то он плохо выполняет свои функции, и его надо уволить. А если он работает хорошо, но не справляется с задачами, потому что у него их слишком много, то надо уволить его руководителя, который плохо планирует загрузку своих подчиненных.

Дальше мы шли молча.

Николай ФилимоновСпециалист по развитию бизнеса DataArt

В конце третьего курса решил постажироваться пару месяцев в любой стране Евросоюза. Мне было интересно попробовать себя в B2B-продажах в консалтинге или ИТ-услугах. Все предметы с четвертого курса были сданы досрочно, и оставалось только написать диплом.

На стажировку я попал через организацию AIESEC: через LinkedIn искать стажировки на короткий срок без паспорта ЕС смысла нет. У AIESEC же есть огромная база вакансий для студентов. AIESEC проверяет людей на адекватность, прежде чем дать доступ к базе стажировок. Поэтому для HR-отделов я был более надежен, чем просто человек с улицы.

Я выбрал компанию DigitalBrain — небольшое брендинговое агенство в Чехии. Они искали человека с ИТ-бэкграундом для управления проектами и общения с клиентами.

Первый месяц я провел в городке Злин на юго-востоке страны. Злин известен обувной промышленностью и Томашем Батей — местным аналогом Стива Джобса. Компания предоставляла жилье и питание. Мы работали в небольшом офисе без кондиционера на солнечной стороне. В июле температура доходила до +35 градусов. Поэтому в офис мы приходили рано, рабочий день начинался в 8:00.

В компании из 10 человек я был единственным иностранцем, коллеги почти все время говорили на чешском. У нас все же получилось перейти на английский язык на совещаниях, что было большим достижением. Позже к нам на стажировку присоединились две девушки, первая была из Техаса, вторая — из Польши. После этого английский язык стал для нашего офиса родным.

В конце первого месяца работы наша компания релоцировалась в Прагу. В Праге для офиса использовалась просторная квартира в центре города. Жить там стоило немного дороже, чем в Злине, зато возможностей для досуга было больше. А если в Праге становилось скучно, я садился на дешевый автобус и уезжал на день в какой-нибудь другой город.

Стажировка была отличной возможностью проверить теорию на практике. В DigitalBrain я общался с клиентами, делал cold emailing, улучшал конкурентные преимущества компании. Я использую приобретенные навыки в DataArt, где занимаюсь маркетингом и продажами в сегменте Betting & Gambling.

До стажировки у меня был только опыт в веб-разработке на Wordpress и немного в управлении академическими проектами. На стажировке я научился общаться с клиентами, готовить и проводить презентации, планировать и проводить маркетинговые кампании, организовывать воркшопы. Примерно этим я и занимаюсь сейчас в DataArt.

Марина Горнаястарший вице-президент Maykor

В 1990-е и 2000-е годы мне довелось работать в московских представительствах транснациональных компаний Baan и Oracle консультантом по внедрению соответствующих ERP-систем. Стандартное начало работы новых сотрудников в обеих компаниях — тренинги в специализированных учебных центрах. В дальнейшем тренинги предусматривались в среднем несколько раз в год, причем в самых разных странах. Мне довелось стажироваться в Нидерландах, Чехии, Англии.

Сами курсы по форме и содержанию мало чем отличались от своих аналогов в Москве. Преподаватели, как и в Москве, большей частью были очень академичны, не имели реального опыта внедрений и зачастую не могли ответить на практические вопросы консультантов. Чаще всего ответы на вопросы, обсуждавшиеся на семинарах, находили сами слушатели, исходя из своего прошлого опыта.

Было приятной неожиданностью обнаружить, что коллеги с удовольствием делились своими наработками, не пытаясь превратить их в личное ноу-хау. К сожалению, в России я чаще сталкивалась с противоположным подходом. В дальнейшем в некоторых случаях мне было проще (и результативнее) обратиться за советом и консультацией к зарубежному коллеге, чем к соседу по рабочему кабинету. Более того, взаимопомощь и так называемый коучинг были предметом отдельного тренинга. Этот тренинг я с благодарностью вспоминаю и использую до сих пор при формировании рабочих групп.

Я обратила внимание на безусловную важность личной жизни для зарубежных коллег. Там не принято было задерживаться на работе: как только часы показывали 17:00, все как один покидали офис, даже если до окончания ежедневного рабочего задания оставалось совсем немного.

Учитывая, что на стажировке собирались люди из самых разных стран и торопиться было просто некуда, мы почти каждый вечер проводили вместе с коллегами. Но разговоры велись либо о работе, либо на общественно значимые темы. Никаких личных вопросов: частная жизнь неприкосновенна. Кстати, в этих вечерних посиделках можно было больше почерпнуть в плане знаний и опыта, чем в рабочее время.

Александр Румянковсооснователь и директор по разработке Brain4Net

Первая и оставившая наиболее сильное впечатление иностранная стажировка случилась со мной в 2008 году. Я работал в составе интернациональной maintenance-команды Nortel Networks MPS 1000 (системы голосового обслуживания, распознавания речи и колл-центры).

У сотрудников нашего проекта была возможность съездить на несколько месяцев в США в кампус Nortel Networks, перенять опыт и координировать выполнение задач между локальной и удаленной командами. Я не смог пренебречь такой возможностью и отправился в пригород Нью-Йорка, в город Богемия. Кроме Nortel Networks, там базировались восточные лаборатории Cisco и Motorola.

Первое, на что я обратил внимание, — очень удобная организация рабочего пространства сотрудника. У каждого был свой рабочий куб размером 2×2 метра, который представлял из себя мини-кабинет с ноутбуком, компьютером под управлением Solaris и компьютером под Windows, двойной монитор и персональный городской телефон. Сама система разрабатывалась для этих двух операционных систем, поэтому такая организация рабочего места сильно ускоряла проверку изменений и обкатку прототипов.

Недалеко от рабочего места располагалась лаборатория для разработчиков и QA-специалистов, где можно было самостоятельно собрать стенд любой сложности для воспроизведения ситуаций клиентов уровня AT&T или Bank Of America.

Удивило то, что американские коллеги приходили на работу рано (часов в 8 утра) и уходили тоже рано. Впрочем, этот распорядок дня нас вполне устраивал, ведь стажировка была летом, а до океана было ехать всего 10 минут. Во время стажировки я мог пользоваться всеми благами, доступными регулярному сотруднику: обучение, питание, активный отдых — но, честно говоря, времени на это особо не находилось.

Рабочая обстановка мне показалась довольно приятной и продуктивной. Каждое утро я начинал с общения с командой разработки в России, а потом с американскими коллегами. Это позволило нам наладить конструктивное взаимодействие и взаимопонимание.

Средний возраст разработчика в американском Nortel был 40 лет и больше, а мне на тот момент было 22 года. Но мы быстро преодолели межвозрастную дисгармонию. Этому сильно помог принцип работы внутри команды и особенности западного менталитета: компания выступает в роли одной социальной группы, в которой все общаются как равные и ориентированы на ценности компании.

Не могу сказать, что мы много времени проводили вместе вне работы. Были приветственный и прощальный бренчи, маленькие вечеринки с пиццей и пончиками в офисе. Личное общение с коллегами не превышало часа в неделю, но этого вполне хватало. Американских коллег отличала четкость в приоритизации задач, высокая мобильность, культура менторства и коучинга, работа на результат, а не процесс.

Я бы выделил следующие навыки, которые получил во время стажировки:

  • партисипативный стиль управления;
  • тайм-менеджмент;
  • коммуникативные навыки в условиях различия менталитета;
  • повышение уровня английского языка.

Полученные знания и навыки, я, конечно, применял в России. Организовывая деятельность отдела по исследованиям и разработки в компании Brain4Net, мы принимали во внимание западный опыт наших соучредителей, не упуская из внимания современные исследования и тренды. В первую очередь нам важно заинтересовать сотрудников в работе на результат и помочь им, обеспечив хорошие условия труда, современную технику, обучение, сертификацию и менторство.

Мария Крыловаспециалист по глобальному SMM и внутренним коммуникациям Acronis

Впервые оказавшись в Азии, знакомишься с новыми правилами общения в бизнес-среде. Мне очень помогли коллеги: они подсказали, как вежливо вести себя на бизнес-встречах. Например, вручение визитной карточки обязательно должно проводиться в начале встречи, а сама визитка протягивается двумя руками. Таким образом ты выражаешь уважение своему партнеру.

В Малайзии процесс выглядит примерно так же, но визитка подается одной рукой, а вторая ее придерживает. Это почти всегда сопровождается небольшим поклоном.

В Сингапуре люди очень открыты к общению: после бизнес-встречи всегда следует небольшой small talk. Обычно спрашивают про семью, нравится ли Сингапур, советуют, что можно посмотреть и где побывать. В Сингапуре 97% населения говорит на английском. Это основной язык общения в СМИ и в университетах. Даже на работе между собой сингапурцы часто говорят на английском, а не на «мандарине» (севернокитайском языке — прим. ред.).

В обеденное время после полудня вместо привычного «Как дела?» тебя обязательно спросят «Ты уже пообедал(а)?». Это суперважно; если ты еще не пообедал, то лучше дать положительный ответ, иначе есть шанс расстроить собеседника.

Сингапурцы любят и умеют отдыхать. Из окна офиса Acronis в Сингапуре виден весь центр города, а в Новый год оттуда открывалась потрясающая панорама с видом на салют, поэтому многие отмечали канун праздника в офисе со своими семьями. Сингапурцы очень дружны на работе и сразу адаптируют новых коллег на рабочем месте, приглашая их на совместные ланчи и мероприятия.

На работе сингапурцы проводят очень много времени. Офисы Acronis рассредоточены по всему миру, и важно присутствовать на звонках, даже если они запланированы после восьми-девяти вечера. Когда идет закрытие месяца или квартала, то из офиса никто не уходит, пока работа не будет сделана. Даже наш дистрибьютор в Сингапуре приезжает к нам в офис, чтобы успешно закрыть текущие сделки.

Что касается каналов коммуникации, то звонки там не особо распространены. Очень популярен WhatsApp и различные мессенджеры, а также Facebook. С журналистами и блогерами я в основном общаюсь через Facebook, WhatsApp и Telegram. Когда контакт налажен, вы лично знакомы и постоянно встречаетесь на мероприятиях, то общение становится более дружеским и менее формальным. Чтобы наладить контакт с журналистом, понадобится достаточно много времени. Если они тебя не знают, то шанс, что ответят на твое сообщение, очень невелик. Обязательно нужно встретиться и познакомиться. Поначалу процесс знакомства протекал очень медленно.

Очень хорошо работают рекомендации. Если ты уже кого-то знаешь, можно попросить сделать intro. Но за полгода-год можно наработать достаточно связей. Пул СМИ в Сингапуре небольшой, все находится под руководством одного большого издательского дома SPH.

Популярные статьи
Показать еще
Комментарии отсортированы
как обычно по времени по популярности

"Если сотрудник за рабочий день не справляется с поставленными задачами, то он плохо выполняет свои функции, и его надо уволить. А если он работает хорошо, но не справляется с задачами, потому что у него их слишком много, то надо уволить его руководителя, который плохо планирует загрузку своих подчиненных."

Но мы-то знаем как происходит у нас второй случай)

"— А как же так, никто не работает после 18:00? Разве может такое быть? А если человек что-то не успел сделать, или срочный проект, или аврал. В организации, где более 1000 человек, не бывает, что кто-то остается после работы?

— Нет, такого быть не может! — отрезал он."

Охранник, видимо, имеет неважное представление о условиях работы в лондонских офисах четверки, не говоря уже про топовые юридические фирмы с кроватями в офисах, консалтинг и IB.

Возможность комментирования статьи доступна только в первые две недели после публикации.

Сейчас обсуждают
Shtadler Anton

Наконец-то кто-то вспомнил про Сведбанк. В Швеции он просто божественен, не знаю как в Латвии.

Жизнь в Риге глазами издателя «Медузы»: банки, услуги, жильё, язык и транспорт
0
Сергей Подорожный

Сорян, что под первым.

Минимальный функционал также имеет и мейстертаск. Он как раз это и сделал, взял все основные плюшки, разукрасил поинтереснее и на тебе - простенький и стильный трекер. Но на больших проектах и при особо сильном задротстве по скраму чувствуешь, что мейстера не хватает. И вот тогда переходишь на джиру.

Подумайте лучше над теми функциями, которые приходится подключать плагинами в той же джире или трелло. Хотя бы плэнинг покер, к примеру. Ведь упростить - не значит срезать кучу функций вместе с важными. Упростить - значит оставить только важное. Но что для одних мусор, для других может быть маст хэв.

Вот поэтому важно подумать над тем, чтобы сделать трекер, в котором можно, например, выбрать функционал трекера в зависимости от бизнеса. Например, команда из 7 человек занимается разработкой мобильных приложений. Ага, ок, держите вот такой функционал, потому что, скорее всего, вам понадобится вот и это.

А вы пилите говно-лендосы? Хорошо, держите вот такой функционал, здесь есть кнопка "сменить профессию". А у вас половина команды состоит из фрилансеров на удаленке? Держите вот такой трекер. А вы продаете китайские товары? Держите вот такой трекер, - здесь ничего нет, потому что и вас быть не должно. Горели бы в аду ваши часы и барсетки.

В общем, несмотря на то, что трекеров дофига. Судя по своим ощущениям и по многочисленным комментариям, командам очень сложно адаптировать свои методологии и бизнес-процессы под трекеры. Можно было бы выделить хотя бы 5 основных видов команд и заточить функционалы под них.

Ты заходишь и говоришь, я продаю жопы тараканов, мне куда? А сервис говорит, окей, тебе вот сюда. Удобно же? Я это говорю потому, что трекеров много, но та же джира, например, реально напрягает чутка своим интерфейсом с миллионом функций, среди которых иногда путаешься.

Интерфейс там, мягко скажем, не дружелюбный. Заходишь как на рынок. И помидироы, и зелень, и пряники, и мясо, и молоко - вроде все вкусно и нужно, а по факту не всё. Либо нужен трекер, где можно настроить самому свой функционал. Даешь гору всего и говоришь - тебе вот эта хрень не нужна, да? Просто возьми и удали. А вот это нужно? Ок, добавь сюда, на видное место. Оставь самое важное. Составь сам свой трекер. Вот это было бы кайфово. Без подключений плагинов, без костылей, без мусора в интерфейсе.

Тут до сих пор есть куда развиваться, надо только брать и делать круто. Импортозамещение - это прикольно. Только вы подумайте над тем, для кого вы делаете продукт. Для IT? А IT команды наоборот чаще всего стремятся работать на международные рынки. Да и английский для них преграды не вызывает. Так что скрамить в русском сервисе для них вряд ли звучит значимо. Для меня, например, не звучит. Мне главное, чтобы комп был мощным, а где он был собран - плевать вообще.

В общем, судя по тому, что вы написали "после прочтения книги захотелось....", вы, кажется, сами особо по скраму не работали. Если нет возможности поработать с командой хотя бы человек 10-15, побеседуйте с теми, кто работал в больших проектах, а лучше напроситесь в гости на пару дней. Посмотрите, что происходит и какие возникают проблемы. Много нового узнаете и заметите.

P.S. И это еще далеко не все идеи. Есть у меня еще одна великолепная концепция трекера, которую до сих пор никто не воплотил, вот только времени нет, чтобы поднимать такой проект с нуля.

Если нужна помощь стратегического плана, с аналитикой или со сборкой бэклога, пишите. Я продукт оунер, уже занятый, но по вечерам в течение какого-то времени с удовольствием бы помог развиться проекту в нечто большее, чем просто аналог, если, конечно, у вас есть большие амбиции и хоть какие-то возможности.

Scrum Time — система управления проектами по методологии Scrum
0
Johnny Vorony

Ладно американское и британское правительство ломаем! Трамп - российский ставленник, но вот серию шерлока украсть - это уже чересчур!

«Первый канал» через суд потребовал заблокировать попавшую в интернет до премьеры серию «Шерлока»
0
Иван Иванов
ITEC B2B

я завтра же с утра уточню про иероглифы. если ошибся, то напишу, что ошибся. но я точно помню, когда я спрашивал как выучить китайский, так как все иероглифы разные, мне сказали, что базовых иероглифов 2000.

дешевле есть и в Москве.

мне нужно, что бы они работали, когда мне нужно, а не когда им удобно. целевая команда занималась подписанием контрактов. что с этого, что они там присутствуют? они мне чем то могли помочь?
они нас даже по мелочным сливали, мол не наше дело.

это зависит от бизнеса. где то разработка не связана с операционной деятельностью и можно заниматься когда угодно. где-то связана и нужны люди в нужное время в нужном месте.

на Амазоне зависли товары и мы не могли продавать через FBA. Амазон всегда считался продвинутым в плане складов и работой с товарами.

из Москвы загружали

я знаю, что в ГК специалисты на порядок выше. но они и дороже.

не принимайте близко к сердцу, это всего лишь мой личный опыт.

Письмо в редакцию: Почему мы отказались от сотрудничества с китайскими разработчиками
0
Ron Bullet

не то, чтобы я поддакивал - но я пишу вот это все, потому что у меня такое же ощущение. Ну мало ли - может мне жестко кажется, может все кругом правы, а я сильно ошибаюсь.
Выходит, что это не только моме мнение.

Вы натолкнули на интересную мысль. Вообще-то русские (именно русские, не россияне) - очень сочувствующие, как и все славяне, но только действительно не на людях, не в обществе. Но действительно боятся проявлять толерантность, эмпатию - на людях. Наверное это пополам как защитный механизм, так и комплекс (ну типа как у японцев, которые тоже не проявляют свою натуру на людях - только японцы прячутся за культурой поведения, а не за хамством).
Интересно было бы теперь понять, откуда происходит вся эта инфантильность.

Жизнь в Риге глазами издателя «Медузы»: банки, услуги, жильё, язык и транспорт
0
Показать еще