Лого vc.ru

Как Nokia упустила свой трон: автобиография Йормы Оллилы, самого успешного руководителя компании

Как Nokia упустила свой трон: автобиография Йормы Оллилы, самого успешного руководителя компании
Поделиться
Когда-то Nokia была воистину великой компанией. Вспомните, из Финляндии шли все инновации мобильной индустрии, все ваши одноклассники хотели «ту Нокию с цветным экраном и камерой», а операционная система Symbian предлагала, о боги, настоящую многозадачность.

Теперь всё изменилось. Кто-то утверждает, что компанию погубил Стивен Элоп, «троянский конь», засланный Microsoft с целью сбить стоимость компании перед покупкой. Кто-то считает, что причина в корпоративной неповоротливости. Кто-то показывает в сторону айфонов и андроидов. Пока рано делать выводы, но интересную информацию можно почерпнуть из новой книги «Невозможный успех» — автобиографии Йормы Оллилы, бывшего генерального директора Nokia, который и привёл компанию на вершину славы.

[caption id="" align="aligncenter" width="1200"] Что за котлы?[/caption]

Оллила пришёл в Nokia в 1985 году, вскоре стал вице-президентом по финансам, а затем и CEO. Он занимал высокую должность более десяти лет, создав из Nokia крупнейшего производителя смартфонов в мире. Йорма ушёл незадолго до появления iPhone, ознаменовавшего закат компании.

Оллила не стесняется заявлять о своём высоком статусе. Когда Nokia находилась в поиске иностранных инвестиций, одним из первых инвесторов стал Джордж Сорос. Оллила пишет, что Сорос не произвёл на него впечатление «исключительно жёсткого, впечатляющего или харизматичного человека». Даже те «провалы», о которых Оллила пишет в книге, преподносятся как необходимые отступления перед достижением ещё более грандиозных высот.

По поводу своего выбора удариться в бизнес после Лондонской школы экономики он пишет, что если бы жизнь повернулась иначе, он бы «обязательно был профессором экономики, скорее всего, в известном университете» (скромный чувак-то).

Оллила не пытается оправдать падение компании. Он пишет:
Мы знали, что происходит, но наша ошибка была в том, что мы никак не могли это предотвратить.

Он же утверждает, что слишком рано оценивать изменения последних лет. Оллила умалчивает о продаже Microsoft, но в то же время пишет о том, как кусочки Nokia были распроданы в разное время — сложно не увидеть параллели между этими распродажами и изменениями в работе компании.

Первым и, возможно, самым сложным шагом в этом направлении стала продажа бумажных фабрик (да-да) в 1989 году — этот бизнес был для Nokia одним из основных с самого начала 20 века (вообще, по данным из «Википедии», в разное время Nokia производила автомобильные и велосипедные покрышки, обувь, различные кабели, телевизоры и другую бытовую технику, персональные компьютеры, электрические генераторы, робототехнику, конденсаторы, военные средства связи и экипировку, пластмассу, алюминий и химикаты). Сделка растянулась на целый год и была тяжёлым ударом — сотрудники даже не могли говорить об этом в открытую.

[caption id="" align="aligncenter" width="1920"] Штаб-квартира Nokia — продана в 2012 году как «непрофильный актив», теперь арендуется самой же Nokia[/caption]

Следующей тяжёлой потерей стала продажа производства телевизоров, которая сказывалась на общем результате компании аж до 1996 года. Nokia производила очень много телевизоров, а исследовательские центры были разбросаны по многим местам.
Необходимые, но болезненные решения не были сделаны вовремя — это значило, что нам пришлось сделать их позже, когда это стало сложным и дорогим.

Даже бизнес мобильных телефонов был на кону какое-то время. Специальные аудиторы провели для Nokia исследование в 1991 году, заключив, что компания не сможет соревноваться с Motorola и японскими производителями (напомним, сейчас Motorola была разделена на две части и куплена Google, а сейчас пытается возродиться из пепла; некоторые японцы и вовсе сворачивают мобильные производства).

В те времена Nokia всё ещё контролировали финские банки. Они пытались продать вообще всю компанию Ericsson в 1991 году, но шведам показалось, что телевизионный бизнес Nokia слишком рискованный. Год спустя уже Siemens позарился на производство телекоммуникационных систем, но их осадил сам Оллила (мобильный бизнес Ericsson позже был передан Sony, а подразделение Siemens Mobile куплено BenQ).

Nokia удержала производство телефонов, наращивая своё превосходство в 90-х и нулевых. Грандиозный успех был остановлен только в 2007 году с выходом первого iPhone.

[caption id="" align="aligncenter" width="3488"] Для самых маленьких читателей — это легендарный Nokia 3310. Змейка, картинки, прочность.[/caption]

Так почему же ребята из Купертино превзошли ребят из Эспоо? Объяснение Оллилы не особо расходится с устоявшейся точкой зрения: у Apple был крутейший продукт с крутейшими функциями и более рентабельными ценами.

Даже признавая поражения, Оллила утверждает, что Nokia была на грани победы. Менеджмент понимал, что им необходимо трансформироваться из компании, производящей мобильные телефоны, в компанию, производящую софт; Оллила усиленно пытался популяризовать такой подход как внутри Nokia, так и в публичном поле.

Йорма прослеживает корни падения Nokia в 1990-х, когда успех Nokia «Кирпич» 101 и провалы Ericsson научили компанию не двигаться слишком быстро.

В 1998 году топ-менеджеры Nokia думали о расширении компании. Тогда, вспоминает Оллила, они «думали о правильных вещах», но не стали заходить достаточно далеко, не справившись с тем, чтобы грамотно вложить доходы от мобильного рынка в новые сферы.
Возможно, Nokia слишком сильно сконцентрировалась на мобильных технологиях. Может, Nokia не следовало изучать прочие беспроводные технологии… Но обновление всей стратегии корпорации — дело нелёгкое, особенно, если вы доросли до уровня всемирного лидера рынка.

Оллила рассказывает о том, как компания пыталась найти хороших разработчиков — в Европе было недостаточно нужных людей. В 2005 году Nokia нанимала людей из США, но этот забег не принёс требуемых результатов.

Были также упущения в том, как проводились научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы применительно к ПО. Nokia сильно гордилась собой и не хотела повторять за другими — она привыкла к инновациям. Традиционно Nokia проводила R&D совместно с университетами, обычно это давало хорошие результаты; но это не работало так уж отлично в сфере программного обеспечения.

[caption id="" align="aligncenter" width="2342"] Всё очень плохо[/caption]

Оллила сталкивает часть вины на американских операторов сотовой связи. Они очень долго убеждали Nokia в том, что покупателям не нужны смартфоны дороже 300 долларов — до тех пор, пока на сцену не вышел iPhone за 600 долларов и не начал продаваться, как горячие пирожки. «Но он был абсолютно новой вещью», говорит Оллила.

Последним гвоздём в крышку гроба был провал Nokia N97. Его софт был полностью дырявым, а проблемы с «железом» были слишком очевидными. Проблема в том, что предыдущая модель, N95, всё ещё хорошо продавалась, создавая иллюзию того, что смартфонная стратегия Nokia работает неплохо.

[caption id="" align="aligncenter" width="2100"] Неудачник N97[/caption]

Оллила ушёл с поста CEO в 2006 году, передав бразды правления Олли-Пекке Калласвуо.
В конце концов, правильно подобранное время — дело интуиции… Это никогда не является демократическим решением. Ответственность принадлежит CEO, и его сама важная миссия — почувствовать нужное время.

Вот что Оллила пишет о своём преемнике:
Олли-Пекка сам всегда говорил, что он не эксперт в софте. Это правда, но я тоже никогда им не был. Стив Джобс не был экспертом в софте, зато он понимал покупателей, дизайн и маркетинг.

Также он говорит, что менеджеры Nokia обычно были связаны планами предшественников на полтора года, очевидно, что из-за этого быстрая трансформация не представлялась возможной.

Калласвуо протянул четыре года, сложив с себя полномочия после того, как провалил попытку отвоевать у Apple потерянные доли рынка.

Оллила открыто признаёт, что следующий человек на посту CEO, Стивен Элоп, не был предпочтительным выбором. Его фаворитом был второй человек из широко известной американской технологической компании, с которым Оллила неоднократно встречался и который отказался от руководства по личным причинам (Тим Кук? Марисса Майер?).
Он был бы правильным выбором для Nokia, а Nokia — для него.

Имени таинственного незнакомца, могущего повернуть историю вспять, Оллила так и не называет.

[caption id="" align="aligncenter" width="3552"] Одно из последних мобильных устройств под брендом свободной Nokia — планшет Lumia 2520[/caption]

Было ещё двое кандидатов из самой Nokia — Ансси Ваньоки, глава отдела мобильных решений, и Никлас Савандер, один из вице-президентов. В конце концов, именно Ваньоки и Элоп сражались за престол.

Оллила вспоминает, что список прежних достижений Ансси Ваньоки был не так внушителен: он был ответственен за MeeGo и управлял двумя тысячами человек, хотя Google Android в то же время добился лучших результатов всего с пятью сотнями инженеров. Спустя несколько дней после назначения Элопа на пост CEO, Ваньоки решил уйти из Nokia — теперь он преподаёт в Лапеенрантском технологическом университете (незавидная участь, если учесть, что Лапеенранта — это тот город, куда толпы российских туристов приезжают за моющим средством и рыбой).

[caption id="" align="aligncenter" width="960"] Очень грустный новый директор Nokia — Ристо Сииласмаа[/caption]

Оллиа, тем временем, покинул пост председателя совета директоров в 2012 году и теперь председательствует в Shell (ну да, нефть качать — не софт разрабатывать). Однако он всё ещё пристально следит за технологиями — выступает на конференциях и, по слухам, метит в совет директоров Microsoft.
Популярные статьи
Показать еще