Лого vc.ru

Как рекламное агентство выиграло дело в суде против недобросовестного клиента

Как рекламное агентство выиграло дело в суде против недобросовестного клиента

Ментор рубрики Digital Михаил Казаков пообщался с начальником юридического департамента Евгенией Шмырёвой и управляющим директором рекламного агентства Hungry Boys Владом Ситниковым, которые рассказали о своем опыте защиты от недобросовестных клиентов. Представители компании поделились историей столкновения с крупным игроком рынка охранных систем, который отказался оплачивать проделанную командой работу. Hungry Boys все-таки выиграло дело в суде — его представители дали советы агентствам о том, как вести себя в подобных ситуациях.

Поделиться

Традиционно у рекламщиков были довольно сложные отношения с законодательством, которое имеет много пробелов и почти никогда не учитывает всех деталей. Сначала отрасль столкнулась с проблемами четвертой части Гражданского кодекса РФ, касающейся интеллектуальной собственности. Чуть позднее трудности начались не с правообладателями, а с пользователями и с персональными данными. В последнее же время индустрия сталкивается с третьей волной юридических притязаний на рекламном рынке — отношения агентств с недобросовестными клиентами, с которыми раньше было не принято спорить на правовом поле.

Привет, давайте поговорим о том, правильно ли судиться с клиентами и если да, то как правильно это делать.

Начальник юридического департамента Hungry Boys Евгения Шмырёва

Евгения Шмырева: Если мы говорим про правовое поле, то на самом деле спорить можно было всегда. Проблема в том, как доказать и показать, какие виды услуг мы оказываем и что такое креатив. Этого в полном объеме не знает ни рынок, ни суды, ни регуляторы и по сей день. Каждый раз приходится доказывать и объяснять это из-за отсутствия чёткой трактовки.

Когда судебная система сталкивается с таким понятием, как креатив, она не знает, что с ним делать и к чему его отнести, какие нормы права применить.

Это оказание услуг или подряд? Если с медийкой всё понятно, то с креативными услугами гораздо труднее. Их нельзя со сто процентной уверенностью классифицировать и пощупать, но при этом есть результат.

На сегодняшний момент внесенные в четвертую часть ГК РФ поправки, выработанные в ходе реализации концепции реформирования гражданского законодательства, помогают при столкновении в судах. Всё-таки креатив должен рассматриваться как результат работ. Если клиент хочет получить исключительные права на него, то он должен за них заплатить.

Сам факт использования чужого креатива — это уже серьёзное деяние для того, чтобы либо выкупить права, либо понести ответственность за незаконное использование — вплоть до уголовной.

Управляющий директор рекламного агентства Hungry Boys Влад Ситников

Влад Ситников: Меня интересует только то, чтобы нам заплатили. Очевидно, что идею в суде не покажешь и не опишешь (кроме визуальной части), но можно доказать, что этот объект рекламы использовался клиентом неправомерно. В этом случае появляется реальный рычаг влияния.

Как вообще устроен российский рекламный рынок? Даже если у тебя нет документов, ты все равно можешь работать. Мало того, можно снять телевизионный ролик или начать подготовку к гигантской рекламной кампании. А потом клиент приходит и говорит: «Ох, извините, мы вам ничего не должны». И у тебя нет ни одного факта, подтверждающего, что ты вообще мог это делать. Фактически ты выполнял работу по своему желанию, как генеральный директор. Поэтому дальше нагоняй — тебе, а клиенту — ничего.

Как только ролик вышел, а документы всё ещё не подписаны, начинается вот эта тягомотина. Стоит только произнести вслух: «Вы не имеете права это использовать», всё подписывается моментально, просто потому что это наказуемое воровство. Всё подписывается, оплачивается, закрываются глаза на все технические препоны, которые ставятся разными службами.

Прежде чем переходить к вашему конкретному кейсу, я бы хотел затронуть именно эту часть взаимоотношений, когда клиент говорит: «Документы пока не подписаны, но нам уже нужен результат». Для рынка это вполне стандартная ситуация, сложившаяся практика. Лично меня, как участника индустрии, это очень сильно волнует. Поэтому я хотел узнать ваше мнение: как можно повлиять на эту ситуацию в лучшую сторону?

Влад Ситников: У нас есть внутреннее правило — два обязательных действия для начала работы с клиентом, которые в некотором смысле ограничивают нашу и клиентскую деятельность в плане принятия решений. Шаг первый — это подтверждённый питч, закрепленный в email-сообщении, которое может служить допустимым доказательством в суде при определенных условиях.

Никакого начала действий по телефонному звонку, переписке в Facebook или в Skype.

Шаг второй — PO (purchase order — намерение о покупке услуг — прим. ред.)

PO же означает, что откатить процесс уже нельзя, и деньги в любом случае будут потрачены.

Евгения Шмырева: Да, но надо учитывать, что в PO может не указываться даже наименование контрагента, а для суда PO не служит доказательством. Выделяются целевые бюджетные средства, и всё. А это очень важный момент.

Речь идёт о том, что если есть PO, значит, это уже не виртуальные действия, а реально заложенное бюджетирование.

Влад Ситников: Поэтому мы требуем номер сметы или PO. Без PO и письма с ответом в почте всё делается на страх и риск исполнителя, а это зависит от того, как у него выстроены личностные отношения с клиентом, доверяет он ему или нет.

Наша рекомендация всему рынку: не делать ничего без формальных подтверждений со стороны клиента, которые могут быть использованы впоследствии в качестве доказательств.

Влад Ситников: Если есть выполненная работа, но тебе всё ещё не заплатили, а кто-то использовал продукт твоей деятельности, это называется воровством.

Евгения Шмырева: Стоит добавить, что с юридической точки зрения мы должны оценивать допустимость и соотносимость таких доказательств. Как только нам подтвердили смету в почте, мы должны знать, кто именно это сделал, и должны иметь подтверждение его полномочий. Если внизу письма указан клиентский бренд, это ещё ни о чём не говорит.

Соответственно, мы должны понимать, что если это бренд-менеджер, то у него должна быть либо доверенность, либо иным образом оформленные полномочия. Если письмо содержит прикрепленные файлы с уточнениями, в суде их вряд ли рассмотрят. Иногда такое случается, но это большая редкость.

Чтобы подтвердить вложенный документ, его все-таки нужно подписать, желательно поставить печати при их наличии. Возможен обмен скан-копиями, для этого следует закрепить такой порядок обмена документами в рамочном соглашении. Вам подписывают смету (пусть она и предварительная), котора при определенных условиях может рассматриваться в качестве своего рода договора о намерениях или даже акцепта вашего предложения, что само по себе — определенная правовая конструкция.

В смете мы видим наименование работ, срок их выполнения и стоимость, то есть существенные условия сделки. И только после этого переписка в почте со словами «Ребята, сделайте то» — «Ок, мы это делаем» — «Всё супер, классно» может иметь некоторые шансы на допустимость.

С западными компаниями всё проще. На них проще давить, они гораздо активнее следят за репутацией, им проблемы не нужны. И, конечно, они как правило более цивилизованно себя ведут. Меня больше интересуют крупные компании с большими бюджетами, но с отсутствием высокого уровня корпоративной культуры — у которых нет всех этих внутренних регулирующих механизмов. Я так понимаю, ваш последний кейс был как раз про это.

Евгения Шмырева: Абсолютно верно. На текущий момент наш подход изменился, и мы вышли из зоны доверия в зону правового предупреждения рисков.

У нас были надежды на то, что мы работаем в такой классной сфере, и все вокруг тоже классные. Конечно, этого оказалось недостаточно.

Мы приняли все возможные меры к получению правильной предварительной оценки наших партнеров и клиентов.

Есть же в принципе открытые источники.

Евгения Шмырева: Да, и есть закрытые, которыми также важно пользоваться, чтобы посмотреть, как себя ведёт контрагент в той или иной ситуации. Мы стремимся к тому, чтобы дополнительные соглашения к нашему рамочному договору обязательно были подписаны в любом случае. Особое внимание мы уделяем проектам, таким как видеопродакшн — где нам нужны деньги. Для их реализации у нас обязательно своевременно должны быть подписаны все необходимые документы.

Как только мы видим, что российская компания, у которой нет сложной системы согласований, по полгода согласовывает довольно типичные соглашения, мы можем подразумевать риски работы с таким партнером и сделать правильный выбор. И вот здесь встаёт вопрос, хотим ли мы с ней дальше работать. У нас были такие случаи, когда мы отказывались от продолжения сотрудничества, поскольку понимали, что просто не сможем в итоге реализовать проект, зато потратим кучу времени и внутренних ресурсов.

К сожалению, сегодня кроме подписанных документов ничего не работает с тем же прогнозируемым успехом. Нужно стремиться к тому, чтобы сделка была предварительно заключённой. Необходимо избегать ситуаций, когда агентство сделало все работы, а потом, уже по выполнении, решило подписать договор.

Однако сейчас именно так живут агентства, особенно маленькие. У них нет возможности давить на клиента, апеллировать к разумности и добросовестности.

Влад Ситников: В случае, о котором мы говорим, как раз бумаги и сыграли свою роль.

Перейдём к делу. Расскажите, в чём был конфликт с клиентом, что для него было сделано, и какие ошибки с его стороны были допущены.

Влад Ситников: Самая главная их ошибка — они подписали бумаги.

Евгения Шмырева: Главная ошибка в том, что клиент пытался «соскочить» с обязательств по сделке, которую он заключил в письменной форме и по которой получил все результаты работ согласно брифу.

Влад Ситников: Всё начиналось прекрасно. Мы приехали на встречу с владельцем, генеральным директором и руководителем нового продукта. Нам рассказали, что пришли к нам по рекомендации. Мы согласились попробовать.

Через неделю после первой встречи мы вернулись к клиенту с идеями. Наше условие было таким: первые заходы мы отрабатываем бесплатно, это ведь рекомендация, причем очень хорошая. Уверенность в будущих отношениях была большая. Если клиенту понравится первичный результат, будем дальше работать.

Все хорошо, понравилось. Подключаем аккаунта, начинается работа: заключение рамочного соглашения, осмечивание и так далее. Подписание договора и последующих дополнительных соглашений — это самое важное.

Потом мы поняли, что начался какой-то неадекват. Поскольку мы знаем, что такое неадекват, попробовали повлиять на это, решить проблему, но поняли, что что-то явно не клеится.

В чём выражался неадекват?

Влад Ситников: В странных комментариях, новых идеях, потом — в отсутствии комментариев, пропадании на месяц-полтора и смене ответственного лица. То есть человека уволили, но нам объявили дату начала запуска кампании.

У нас уже всё было нарисовано, была вся концепция. И вдруг они пропадают, а потом возникают: «Дайте нам ещё, пожалуйста». Мы ответили: «Нет, давайте договоримся так: у вас есть дополнительное соглашение на креатив, вы его подписали. В нем содержится условие: оплата после подписания в течение N-го количества дней. Вот вы оплачивайте, и тогда мы доработаем — не проблема. Только у нас к вам доверие немножко подорвано, тем более, что вы должны исполнить то, что обязались печатью и подписями». Они сказали что-то в духе: «Нет, вы что, как вы смеете, да мы ничего не будем, никогда» и тому подобное.

Я встал в жёсткую позицию: «Если вас не устраивает, то встретимся в суде».

Дальше они пошли в отказ и совсем пропали. Тогда мы запустили нашу процедуру. Самое важное, что у нас было, — дополнительное соглашение и договор с подписью надлежащего лица и печатью.

Дальше всё было муторно. Несколько месяцев мы шли к суду, готовились.

Евгения Шмырева: Мы быстро подали документы, но количество предварительных разбирательств было зашкаливающим. Внутренняя и внешняя позиция клиента была такой, что «ох, сейчас мы вас разорвем». Было абсолютное непризнание долга с их стороны и отказ со словами: «Вы не сделали нам работу». Но у нас была вся переписка и результат работ — наш креатив.

Тут началось самое интересное — клиент сказал в суде: «У вас есть две презентации для двух продуктов, но почему у вас презентации похожи друг на друга? Мы не будем за это платить». Мы говорим: «У вас два бренда из одной семьи, а в брифе и соглашениях нет указания на обязательную различительную особенность идей для двух сходных брендов». Мы долго спорили именно об этом. Приходилось объяснять специфику нашего бизнеса. Суд был на нашей стороне, потому что не было никаких подобных требований к результатам работ в подписанных соглашениях и тем более в законе.

Влад Ситников: Но внутри-то, конечно, всё было разное.

Евгения Шмырева: Это безусловно. Но мы столкнулись вот с такой попыткой клиента де-юре объяснить, что результат работы не соответствует требованиям.

Почему презентации такие одинаковые — это клиент про обложку спрашивал?

Евгения Шмырева: Нет, про наполнение. Здесь на самом деле очень хороший прецедент. На практике я ещё не видела таких попыток клиента апеллировать к содержанию концепций, утверждая, что они похожи. Но, во-первых, почему они обязательно должны быть в корне разными для родственных брендов, а во-вторых, докажите мне, что они действительно похожи.

На экспертизу не давили?

Евгения Шмырева: Это не было предметом рассмотрения нашего спора. У нас есть сделка и обязательства по оплате этой сделки. Результат работы выполнен и он соответствует тем требованиям, которые зафиксированы в дополнительном соглашении. Обязательства по оплате со стороны клиента просрочены — всё. Ненадлежащее качество результата работы, его несоответствие требованиям — всё это предмет отдельного доказывания. Теперь давайте предположим, что клиент недоволен идеей и говорит о том, что ваш результат работы не соответствует требованиям. Но где они прописаны? Есть какие-то ГОСТы, СНиПы? Нет.

Если клиент на стадии подписания документа не предусмотрел то, что хочет увидеть в креативной концепции, то этого там и не будет.

И суд принял такое решение.

Евгения Шмырева: Да, все три инстанции нас поддержали. Клиент не отрицал, что он получил результат работ посредством предоставления ссылки доступа через интернет. И представьте, когда через полгода после завершения работ он говорит о несоответствии его требованиям, которые нигде не зафиксированы. Но где же вы были полгода? Почему вы не написали нам официальное письмо о том, что наш результат работ не соответствует требованиям? Мы применяли эстоппель: «Заявляя такие требования спустя полгода молчания, вы злоупотребляете правом и ведете себя недобросовестно» — суд эту позицию одобрил.

Мы хотим порекомендовать агентствам идти в суд, имея доказательства, и всегда следить за документальной стороной. Не жалеть денег на адвокатов, нанимать консалтинг и постоянно сопровождать сделки.

Потому что, как только бизнес принимает решение их не сопровождать, начинаются проблемы — приходится отбивать в суде очень большие деньги.

Очередной разговор о том, что рекламный бизнес должен уже, наконец, стать бизнесом, а не игрушками в песочнице.

Евгения Шмырева: Да, более того, мы очень хотим, чтобы к юристам-рекламщикам относились более серьёзно. Потому что это отдельная отрасль, которая требует своих специалистов.

Влад Ситников: На самом деле есть ИКРА, которая воспитывает креативщиков, но нет ни одного адекватного практического университета или школы, которая воспитывает бэк-офис.

Евгения Шмырева: Три года назад клиент мог написать такой комментарий: «Я не понимаю, что вы делаете и какой у вас результат работ» и попросить меня отдать права на идею, что прямо противоречит нашему законодательству. Сейчас же мы переписываемся с департаментом клиента на одном языке — мне не нужно ссылаться на статьи, объяснять, что такое концепция, креатив и прочее.

Но остается проблема агентств, многие из которых готовы работать в формате правовой неопределённости, без документов.

Это как раз следующая часть нашего разговора: что с этим делать.

Евгения Шмырева: Так как мы — креативное агентство, расскажем про эту сторону. Работая без документов, возникает вопрос: как вы получите права? Если речь идёт о видеороликах, тут вообще всё серьёзно — нельзя просто взять и, не оформив отношения, начать его выпускать и анонсировать.

Допустим, это не ролик. С роликами всё более или менее понятно, как раз по причине того, что просто так на телевизор ты его не поставишь. Больше всего интересует тот огромный пласт работ, который сейчас растёт, — это digital-истории, которые делаются непосредственно в интернете. Их можно разместить, условно говоря, вручную — клиент и сам может это сделать. То есть он может отработать без документов, кинуть какое-нибудь маленькое агентство из четырёх человек, которые, естественно, никуда не пойдут, потому что не знают, что такое юристы, — они с ними даже разговаривать не умеют.

Евгения Шмырева: Здесь нужно понять, что это, и классифицировать через правовую призму. О чём мы говорим, о каком объекте? Если это картинка, нужны права. Если мы говорим про публикацию копирайтинга, докажите, что это результат творческого труда. Зыбко, очень зыбко, особенно если мы говорим о том, что «этот шампунь самый классный». Встает серьезный вопрос — творчество это или нет.

У нас не охраняются идеи, охраняется форма с ее содержанием. Желательно любому креативу придать форму, зафиксировать ее и делать оборотоспособной. Юристам зачастую тяжело отойти от классического понимания вопросов, связанных с интеллектуальной собственностью. Рекламный рынок как раз учит тому, что «нет, если ты посмотришь на задачу с другой стороны, возможно, это будет объект авторского права».

Влад Ситников: Например, как мы, в частности, защищаем свои презентации. Мы всегда запечатываем их в конверт, отсылаем сами себе запечатанными и храним до подходящего момента.

Евгения Шмырева: Конечно, они могут никогда не дойти до суда из-за отсутствия оснований, но мы это делаем.

История «своровали картинку» более понятна, потому что это всё решается моментально (нотариус, суд — и все сразу же наказаны). Суды давно уже с этим работают, и правовая база накоплена.

Евгения Шмырева: Практика знает примеры, когда суды взыскивали компенсации в размере нескольких миллионов рублей, поэтому с картинками надо быть аккуратнее.

Меня больше интересует креативный кейс именно с идеей, поэтому давайте подытожим, что нужно делать агентству, чтобы проблем не возникло.

Евгения Шмырева:

  1. Оформить идею и требования к ней в соглашениях, а затем подписать обеими сторонами, например, в формате презентации. Нужно сесть и проговорить внутри команды: «Что мы создаём, какой был бриф?», обратиться к этому брифу, взять какие-то понятные требования, а не эфемерные из серии «хочу, чтобы было классно». Нужно попытаться зафиксировать эти договорённости между сторонами в документах, чтобы всем всё было понятно и очевидно.
  2. Переписка. Она должна быть понятной, с возможностью конкретно идентифицировать отправителя и получателя, определить, в какой правовой связи они находятся. Ещё важно подтвердить получение. Даже если мы пришли к нотариусу и удостоверили переписку, сделать так, чтобы письмо появилось в почте, — не проблема. К электронной почте все еще относятся предвзято, потому что существуют технические возможности выслать любое письмо с любого IP-адреса.
  3. Почтовые/курьерские службы. Один из наших подрядчиков написал в нашем с ним соглашении, памятуя наших коллег, что «ни Basecamp, ни фельдъегерская служба, ни голубиная почта не являются, чёрт возьми, доказательством». Он написал это прямо в договоре. Мы размножили и донесли этот забавный кейс до наших менеджеров в качестве железного правила. Мне этот подход очень понравился. Никакой истории с соцсетями или правками в Facebook. Возможно, это и допустимое доказательство где-то в США, но тогда стоит оставить это на усмотрение субъектов бизнеса. Вопрос в том, стоит ли вообще что-либо оставлять на усмотрение? Можно изначально договориться, что подходит, а что — нет. Не нужно создавать ещё большую правовую неопределённость. Заранее договорились и объяснили, что все правки приходят только через письменное подтверждение, отправленное, например, регулярной почтой или курьером. Представляется важным указывать в договорах условие о том, что все комментарии к окончательным результатам работ должны быть даны письменно. Письменно — это всё же не электронная почта или Basecamp.

Присылайте свои колонки и кейсы о рекламе и маркетинге на digital@vc.ru.

Рубрика «Digital» выходит при поддержке проекта «Одноклассники»
Популярные статьи
Показать еще
Комментарии отсортированы
как обычно по времени по популярности

Ах, да, ещё рекомендация - оформляйте все отношения на бумаге. Переписка в скайпе, телефонные разговоры, basecamp - не прокатят в суде.

А у меня против одного унтерменша переписка вконтакте сыграла очень положительную роль, отсудил в двойном размере, да:3

0

Да вполне принимается в суде электронная переписка, если есть возможность идентификации участников.

0

Так это не мои мысли, а мысли авторов статьи. По моему опыту любая переписка, будь то Телеграм или Аська, может быть использована в суде. Другой вопрос - как ее использовать...

Спасибо. Хотел прочитать - посмотрел объём, да ну на.
Тот самый момент когда комменты тащат статью)

Была идея стартапа - новости и статьи в кратком содержании.

В ФРИИ эксперты сказали (в общем), что рынка особого нет и зачем вообще есть же твиттер. Походу она на ЦП не зависают)

Мораль проста - если есть намёк на риск или вы работаете с клиентом в первый раз - не делать бОльшую часть работы бесплатно или на обещаниях и желательно не работать без ощутимой предоплаты. В идеале конечно не надо делать бесплатно ровным счётом ничего, так как благими намерениями...

0

Я бы добавила "каждый раз работать с клиентом, как в первый раз, а то вдруг для клиента это последний раз и ему необязательно сохранять наше хорошее к нему отношение".

Вы забыли про такой момент как дальнейшие рекомендации

0

Чот ни слова про акты и подписание акта в одностороннем порядке при отсутствии мотивированного отказа.

0

Акты были, а были кейсы где не было актов и объем работ все равно был доказан.

Это ясно. Но зачем пренебрегать односторонним подписанием? Это же так просто.)

0

"…Никакого начала действий по телефонному звонку, переписке в Facebook или в Skype…"
Я не понял, чем емейл технически отличается от разговора в мессенджере? Формально - и то, и другое - электронное фуфло или "купеческое слово" (смотря откуда на это взглянуть).
Ну и, судя по тексту, агентство мделало какую-то работу для "Продукта А", а потом поменяло в тексте его на "Продукт Б" и потребовало оплатить и это тоже.
Честно говоря, не зная деталей, не видя результатов, есть ощущение, что тут агентство нае&абло заказчика, а не наоборот.

0

Агенство сделало две креативные идеи для двух брендов, которые отличались, при этом имели общую подачу, т.к. у них один правообладатель.
В электронной почте есть средства доказывания получения/отправки, адрес корпоративного сервера, зачастую полное фио и должность лица, а вот в мессенджере этого нет.

Работаю в данное сфере, сталкивался с подобными ситуациями и всегда спускал на тормозах, потому что не понятно было, отобьются ли издержки в случае выигрыша суда. Вопрос спикерам статьи: удалось ли покрыть издержки на судебное делопроизводство, з/п сотрудникам, время и т.д.? Что в сухом остатке, плюс получился?

0

да, наш прецедент показал, что это возможно, при условии наличия правильной стратегии доказывания. затраты на судопроизводство, на самом деле, не столь велики если изначально сделку сопровождал юрист.

Спасибо. Теперь будем царапаться до последнего.

0

По этому конкретному делу суд шел полтора года с ноября 2014 по март 2016, высудили 570 тысяч рублей

0

Смысл статьи заключается в том, что юристы все-таки нужны. Все-таки нужны...

0

Полтора года судов. 570 тысяч профита. Посчитайте, нужны или нет.

0

В начале статьи, девушка "нач. юр. департамента", что предполагает как мин. 1 подчиненного в этом подразделении. 18 месяцев шел суд и платилась зарплата 2+ сотрудникам + расходы.
Например это стоило -1.5 млн + 570т.р. выиграли = убытки около 1 млн рублей, и еще убытки по оплате работы креаторов при выполнении заказа до того.

В-целом, хотел удивиться подбору фотографии для публикации - представив с одной стороны таких творческих деятелей, а с другой стороны отставников с короткой стрижкой, выправкой и несомненной смекалкой/хитринкой - можно сразу представить как шли встречи и почему у клиента появился соблазн не платить.

0

Обратите внимание, что это ЕДИНСТВЕННЫЙ судебный процесс этого ООО. Не за полтора года, а за все время существования

0

Я и прикидывал затраты исходя из этой вводной. Ну, понятно, что за зп. юр. отдел еще другие обязанности выполнял, но это к вопросу сравнительной эффективности (по сравнению с договором на обслуживание у юриста/адвокатской конторы).

Намекните дальше - Ваш комментарий означает что юристы в штате у них сработали хорошо/плохо - создав репутацию рекламщиков, которые судятся с клиентами?

По опыту коммерческой деятельности, я знаю, что любое ООО рано или поздно требует помощи адвокатской конторы - обязательно неплатежи, невыполнение условий договоров, и обязательно несколько вялотекущих процессов. Только не каждое ООО может позволить себе юриста на зарплате - это невыгодно обычно.

Вы хотели намекнуть что до этого и после этого им удавалось как-то без судов договариваться?

0

Ну во-первых, нет у них никакого юрдепартамента. Это корявые понты для vc.ru или еще для чего-то. Такие вещи заводят фирмы, которые постоянно с кем то судятся. Рыбу договора проще одну иметь, а для процессов нанимать под процесс. И дешевле и проще. Если есть человек в штате, который бездельничает 90% времени, это всю организацию разлагает. Да и суд там нехитрый был. Никто хренатив агентства в суде не разбирал. Договор подписали, хренатив получили, в ответ претензию не написали - платите. Просто и справедливо. Непонятно только зачем было до суда доводить и здесь об этом писать. Ну потеряли бы эту сделку. Сейчас же никто, зная про эту ситуацию, не будет подписывать договора с этим агентством как минимум на их условиях. Количество потенциальных клиентов сократится в разы. Из тех кто читал эту статью. Также невиданный козырь конкурентам: хангри бойс нахренативили унылое оно (см бренды мыдома и гольФстрим), содрали деньги с недовольного клиента. Мы так не делаем, мы белые и пушистые. Вобщем, заложили под себя тротил, как свиньи в ангри бердсах, результата ждать недолго будут

0

Тот случай, когда хотели рассказать как было, но не смогли.
Во-первых, Hungry Boys (даже без Hungry Duck) вызывает какие-то неприличные, несерьезные коннотации.

"Игрока рынка охранных систем" должно по определению обслуживать в рекламе ООО "ЩитМечМедиа Волоколамск", аффилированное с племянником ген. директора, и никак иначе. И юридический отдел "Игрока" должен тоже состоять из аналогичных племянников и падчериц, с большим удивлением смотрящих на какие-то там документы вдруг поступившие в их тихий омут, ведь в их бизнесе все решается иначе и старшими (о чем в статье нам намекнули словом "порвать").

Наиболее важно - что рынок формируют (как и в Поколении П), иностранные клиенты, разного уровня.

Помнится, какого было мое удивление, когда после оглашения стоимости я получил 30% аванса сразу - просто потому мол, что у них так принято, и иногда больше, но мы ведь в первый раз работаем. Было как откровение, "А что, и так можно?".

Сразу за ними шел один экспат-возвращенец, который выдал традиционное "А давайте Вы нам щаз за так сделаете, но потом мы подгоним вам толпу клиентов" ... и я просто посмеялся.

Если серьезно, из истории видно как молодых креативных хотели запрягли сделать "рекламу как щаз модно, чтобы не выглядеть динозаврами" а вот дальше, не то чтобы прям не хотели платить, но просто обстановка изменилась, отв. лицо (влиявшее на выбор партнера) уже испарилось, и как-то глупо было платить за его, по определению ошибки. "Ну, чо-то там наподписывал, и что?"

В-целом, история, когда Вася Пупкин без году неделя, обзаведясь 10-ю визитками и складным стульчиком в закутке - уже бегает и всех гоношит, а к моменту прихода счетов уже уволен - очень частая, чтобы не сказать постоянная история с рекламой.

А потом выясняется, что и имени-то его никто не помнит. И компания поменяла 90% персонала. И переехала 2 раза за полгода. И называется иначе.

И ведь ничегошеньки не меняется с Поколения П, да?

0

Я поясню - для Васи это момент истины и возможность вписать в резюме несколько мощных англицизмов, а для его контрагентов ... см. выше (в заметке).

0

Кому интересны подробности дела kad.arbitr.ru/Card/d83f87ee-8590-44a8-9edf-3a2d389abad4
если коротко, суд конечно во всем этом толком не разобрался. Даже слово интернет написано в решении суда с ошибкой (интеррнет). Гольфстрим, заказчик, много раз косякнули юридически и поплатились за это деньгами. 570 тысяч рублей.

0

А если честно, то пусть специалисты оценят. Креатив на 570 тысяч рублей. Вот бренды над которыми работали хангри бойзы и про которые речь в статье:
Мы дома weareathome.ru/ и гольфстрим www.gulfstream.ru/
речь даже не о сайтах, а о брендах, как я понял.

Как-то аморфно - картинки кажется, надерганы из клипарта, не очень сочетаются и ощущения _надежности_, в-общем, не возникает.

Я не уверен, что формат одностраничного сайта подходит для этих услуг (в принципе).

Если продукт был разработан заказчиком (и тексты написаны им же), потом был представлен альфа-вариант (и может быть, это он и есть на сайтах), а заказчик не захотел отбирать актеров для фотосессий (чтобы было единое чувство стиля и доверие), тогда понятно.

В ином случае неясно что именно входило в понятие креатива.

И оба так сказать бренда похожи как близнецы. Я понимаю гольфстрим в их претензии

А я не понимаю начало сотрудничества - вот это "первые варианты бесплатно", которые вдруг превратились в "осмечивание" (слово прочитал не сразу правильно) с суммой 570 т.р..

К сожалению, я сам периодически веду себя неправильно - вот эти все бесплатные консультации и первые варианты (сколько их понаделано и какой это был идиотизм с моей стороны).

Но в структуре, где директору надо думать о зарплате и аренде, удивительно слушать о таком начале работы с клиентом - которое напрямую провоцирует не платить.

0

Рады, что вас заинтересовал этот кейс, часы работы департамента над простым, но интересным с правовой точки зрения, процессом полностью окупились, ведь мы не участвовали в суде 18 месяцев и занимались другими задачами. Цели взыскать убытков не было, мы стремились прокачать судебную практику и пополнить ее прецедентами креатива, взыскав справедливые суммы основного долга, которые мы получили ранее даты окончания финального заседания.
Указанные сайты и их содержание не имеют к нам отношения.
Для того, чтобы за все время существования не было процессов и нужны юристы)

0

Спасибо за ответ. Скажите, почему для интервью была выбрана именно эта фотография?
Извините за бестактность, но после нее я ожидал нечто вроде "На судебном процессе рук. юридического отдела в спорах с представителем ответчика не заметила как встретила свою судьбу".

Сконцентрироваться на тексте удалось сильно не сразу :)

... Так вот - указанные сайты не являются результатом работы по проекту? Просто, перечня работ в статье не указано, и несмотря на опыт в рекламе, я не могу так сразу прикинуть что входит в работы по "созданию" бренда - бывает так, что загогулину на салфетке нарисовал, сказал что это будет лого семейных ценностей для сервиса по психологическому консультированию, и вот он бренд - готов, дальше технические детали для исполнителей ...

Ну эти сайты - мыдома и гольФстрим вы ими занимались? Или это не ваше творение? То есть они заплатили 570 тысяч и даже не используют то, что досталось им такой ценой? Ничего не понимаю, объясните

0

«Один из наших подрядчиков написал в нашем с ним соглашении, памятуя наших коллег, что «ни Basecamp, ни фельдъегерская служба, ни голубиная почта не являются, чёрт возьми, доказательством». Он написал это прямо в договоре. Мы размножили и донесли этот забавный кейс до наших менеджеров в качестве железного правила. Мне этот подход очень понравился. Никакой истории с соцсетями или правками в Facebook. Возможно, это и допустимое доказательство где-то в США, но тогда стоит оставить это на усмотрение субъектов бизнеса. Вопрос в том, стоит ли вообще что-либо оставлять на усмотрение? Можно изначально договориться, что подходит, а что — нет. Не нужно создавать ещё большую правовую неопределённость. Заранее договорились и объяснили, что все правки приходят только через письменное подтверждение, отправленное, например, регулярной почтой или курьером. Представляется важным указывать в договорах условие о том, что все комментарии к окончательным результатам работ должны быть даны письменно. Письменно — это всё же не электронная почта или Basecamp.»

Вот с этим я не сильно согласен. Как-раз в договоре можно предусмотреть, что постановка задач, изменение брифов и прочего общения исполнителя и заказчика может происходить как-раз во всяких Basecamp, RedMap и т.д. и т.п., а переписку ведёт username1 с почтой username1@mail.com и имеющим право согласования на определённый объём работ. Проще говоря нужно указать кто, где и как.

НО! только если в договоре это предусмотрено. И никаких курьеров и Почты России.

0

Такой вариант можно предусмотреть в соглашении, однако, скорее всего с ним не будут согласны юристы крупных компаний,а значит сам по себе выход не совместим с реалиями.

0

Ну не знаю. Как минимум операционная работа и связанная с ней переписка может быть по электронке

0

"Скорее всего"? Никогда не видел ситуации, чтобы условие в договоре относительно использования эл. почты и юридически значимой переписки с использованием таковой было предметом спора при согласовании, хотя это у нас в каждом договоре, которое мы подписываем с клиентами, и в каждом, которое мы делаем для клиентов. Пропустить невозможно - это несколько абзацев с адресами, условиями и обязанностью незамедлительно уведомлять, если аккаунт скомпрометирован.

0

Слышал, что проигранные процессы для бизнеса это очень неудобные вещи в плане будущей оценки репутации для кредитов и пр. Это может значить что бизнесу выгоднее вести себя законопослушно, но также это может значить, что они будут биться до последнего в этой схватке

0

Санта-Брабара или что бывает, когда нет толкового юриста в сопровождении сделки и в обучении сотрудников.

0

Почему сразу юрист виноват?
Как вести дела, решает директор - по каким-то причинам (оставшимся тайной) - на первой встрече с заказчиком решили работать бесплатно, без предоплаты за _первые варианты_.
Фактически, выдали заказчику кредит доверия.
Далее, только расширяли эту кредитную линию.
В какой-то момент устали, а заказчик, скажем так, отведав всех блюд ресторана, сказал что они были невкусные и платить не хочется (известная аналогия про дизайнера и ресторан).

Причем здесь юрист-то? Юрист как раз вытащил ситуацию из "поругались мужики", в "разобрав все обстоятельства дела ... право рекламное агентство и заплатить придется".

0

Крайне слабое поведение ответчиков при отказе от платежа.
При нормальном отказе, со ссылками на не устраивающее качество работ - иск был бы не таким простым.

0

Возможность комментирования статьи доступна только в первые две недели после публикации.

Сейчас обсуждают
Михаил Фомин

делаешь крупный масштаб. В одном слое скрины, во втором нужные тебе соединяющие линии. Всё.

«Студия Артемия Лебедева» представила редизайн приложения такси-сервиса «Ситимобил»
0
Роман Романович
SmartXML

Ну что вы напали на мужика. Просто Майк Батчер каждый день сталкивается с инновациями стартапами и всевозможными новинками в сфере технологий, общается только с такими же гиками. Он весь мир видит через призму новых высоких технологий, несколькно оторванных от реальности.

Он как полицейский, который в силу своей профессии всех людей считает немного преступниками.

«Боты станут умнее, а вы потеряете свою работу»
0
Евгений Разманов

Наверное, всё от отделения зависит. Ровно неделю назад продлял зарплатную карту: пришёл, увидел, победил. На всё-провсё - 10 минут.

Единственное - до этого ни позвонили, ни СМСку не отправили, а месяц уже заканчивался. Позвонил в итоге сам оператору, чтобы узнать, точно ли карта на месте.

Видео: Герман Греф в «костюме инвалида» в отделении «Сбербанка»
0
Юрий Катков

а страхование вкладов не работает в этом случае?

Путин разрешил налоговикам требовать долги компаний с их владельцев и учредителей
0
Газиз Исмаил

Такими темпами боюсь скоро не только инвесторам, но и всем людям придется думать о "пороге входа".

Хотя первые рассчитывают порог необходимых инвестиций, чтобы обезопасить себя от конкурентов, людям возможно придется продумывать его, чтобы защитится от экспансии роботов и искусственного интеллекта.

В любом случае, я бы не хотел ни в магазине Apple, ни где-либо еще вводить через шприц в свой организм "новые технологии".

«Боты станут умнее, а вы потеряете свою работу»
0
Показать еще