Лого vc.ru

Олег Мельников, сооснователь Parallels: «Многим стартаперам важнее срубить бабла, а не решить проблему»

Олег Мельников, сооснователь Parallels: «Многим стартаперам важнее срубить бабла, а не решить проблему»

Редакция ЦП поговорила с сооснователем Parallels Олегом Мельниковым, который в компании отвечает за развитие продуктов и поглощения. Олег также является CTO фонда Runa Capital и проводит техническую экспертизу проектов, претендующих на инвестиции.

Поделиться

Облака, Microsoft Office

Давай сначала поговорим о Parallels. Какие сейчас задачи входят в твой круг обязанностей, и как все к этому пришло?

Parallels начинала свою историю в 90-х годах под другим названием — SWsoft — в Сингапуре. В компании было два направления деятельности — технологии серверной виртуализации и автоматизации бизнес-процессов. Тогда мы и не предполагали, что спустя годы все это будет называться облачными вычислениями. В 2003 году были куплены три первые компании — Plesk, PEM и Confixx. Вливанием этих продуктов в нашу экосистему также занимался я. Затем мы приобрели небольшой стартап Parallels, занимавшийся виртуализацией ПК на Windows. После того, как Apple выпустила новые MacBook на чипсете от Intel, который мы очень хорошо знали, родился продукт Parallels Desktop для Mac, позволявший запускать Windows на Mac без перезагрузки. Он стал настолько популярным, что вскоре этот бренд стал более узнаваемым, чем бренд основной компании SWsoft, и мы решили сделать ребрендинг. Покупки продолжились, так что одним из направлений моей деятельности стали слияния.

Сейчас я руковожу разработкой продуктов Parallels в сфере автоматизации — например, отвечаю за Parallels Automation, который продается крупным сервис-провайдерам за довольно большие деньги (от сотен тысяч до миллионов долларов).

Можно поподробнее про этот продукт: как он возник, что умеет, что за компании его покупают? Это ведь облачный сервис?

Нет, это не облачный сервис. Это программное обеспечение, которое используется, если хочешь начать предоставлять облачные сервисы. Заказчиками являются хостинговые и телекоммуникационные компании. Потребителями облачных сервисов – компании малого и среднего бизнеса. Платформа Parallels Automation помогает провайдерам создавать набор популярных в конкретной стране облачных приложений и инфраструктуры, интегрировать их друг с другом и автоматизировать весь процесс их предоставления. Больше половины из ТОП-40 крупнейших сервис-провайдеров мира используют Parallels Automation.

В мире насчитывается 142 млн небольших компаний, в которых работает меньше 100 человек — пекарни, магазины, нотариусы, турфирмы и т.д. У каждой такой организации существует стандартный набор IT-задач. Как минимум, нужен веб-сайт, домен для него, электронная почта, программа бухгалтерии, телефония, а также какие-то средства работы с документами и управления проектов. Можно поручить настройку этих сервисов тому, кто «разбирается в компьютерах» из числа сотрудников. Если такого человека нет — что не редкость для офлайн-бизнеса — то на помощь приходят небольшие IT-консультанты, приходящие студенты-айтишники. Третий путь решения проблемы — малый бизнес сначала покупает, например, домен у провайдера, а затем тот предлагает в качестве сопутствующих услуг хостинг, интернет в офис, офисный пакет, специализированные приложения, например, для регистрации гостей в отеле и тп. Вот за предоставление и биллинг таких услуг на стороне провайдера и отвечает наша платформа.

Разнообразие малых бизнесов с точки зрения размера, индустрии, в которой они работают, географии означает большие возможности для разработчиков B2B-приложений. Это подтверждается и ростом интереса инвесторов к стартапам в области бизнес-приложений. Если 3 года назад из проинвестированных только каждый 12-й стартап занимался разработкой корпоративных решений, то сейчас это уже каждый пятый.

Дальше разработчику нужно перепродать своё бизнес-приложение через других — тут самой логичной площадкой продаж становятся провайдеры. А у сервис-провайдера, который предлагает разные продукты малому бизнесу, есть задача предоставить приложения, интегрированными между собой. Для интеграции сторонних приложений в платформы провайдеров, включая Parallels Automation и приложений между собой, используется стандарт APS – набор спецификаций, развиваемый нашей компанией. Экосистемы, где с одной стороны есть вендор, с другой – провайдер или он же дистрибутор, а с третьей – разработчик, успешно работают. В 2013 году число разработчиков B2B-приложений, которые «упаковались» по спецификации APS-стандарта, превысило 250, а число подписок на такие приложения выросло в 10 раз.

Получатся, что благодаря таким системам, как ваша, тот же Microsoft Office никуда не денется и будет вполне хорошо себя чувствовать несмотря на все развитие облачных технологий?

У Office все будет хорошо. Microsoft Office является стандартом де-факто во многих индустриях. Если сравнить функциональность Google Docs и MS Office (особенно, что касается таблиц), то разница между ними составляет лет 10 в пользу Microsoft. Вообще эта компания очень cash-oriented — там люди знают, что делают. Так что, если кому-то кажется, что в Office внедряются какие-то безумные функции, которые никому не нужны, то эти люди сильно ошибаются. Офисный пакет приносит Microsoft треть денег, так что к нему внимание очень большое.

Сейчас многие ошибочно пытаются противопоставлять коробочные продукты облачным. Раньше Microsoft Office был исключительно коробочным и ставился на каждый десктоп с дискеты, потом с CD, потом с DVD, затем все пришло к выкачиванию ISO-образа с их сайта. Сейчас компания запустила очень удачный проект Office 365, который является полноценным облачным продуктом. Получился неплохой переход. Есть, конечно, и минусы — сервера Office 365 хорошо покрывают не весь мир. Ближайший к России находится в Дублине, соответственно, скорость соединения не такая моментальная, как хотелось бы. Хотя и не такая уж плохая — я подключался из Новосибирска и все работало прилично.

Поглощения, отношения с сотрудниками и незаметные звезды

За всю историю Parallels было довольно приличное количество различных слияний и поглощений. У вас есть какой-то сценарий, схема, по которой проходит покупка компаний? Как лучше себя вести тем, кто решился купить своих конкурентов или просто более маленький стартап?

Всего мы купили 12 компаний, но, честно говоря, никогда не говорили об этом как о покупках. Такой подход был даже не потому, что никого не хотелось обижать, а потому что мы рассматривали «кандидатов» как дополнение с точки зрения продукта, клиентской базы, команды или выручки. Покупка чаще всего звучит так, будто большая умная организация взяла и купила лузеров, у которых ничего не вышло. Поэтому после совершения сделок мы говорили о слиянии двух компаний, каждая из которых чем-то сильна.

Такие сделки подразумевают довольно много интеграционной работы, это ведь не просто юрлицо или банковский счет сменить. Нужно привести в соответствие все процессы и инфраструктуру от того, как сохраняются билды продукта, до устройства телефонной сети офисов. Но кроме такой чисто механической работы, есть еще и вопрос культуры. Все-таки в каждой компании она своя, и чтобы люди скорее вливались в Parallels, мы стараемся перемешивать сотрудников между компаниями.

Как, кстати, после покупки складывалась судьба основателей тех стартапов?

Из тех компаний, что слились с Parallels, основатели всех вполне хорошо находили с нами общий язык. Ни разу не было такого, чтобы мы кого-то кинули или с кем-то поругались. Конечно, не все основатели купленных компаний до сих пор работают в Parallels — по ряду причин — но отношения со всеми хорошие, это факт. 

А почему все-таки они уходили из компании?

Есть разные типы владельцев бизнеса. Одни, закрыв сделку, понимают,что получили от жизни все, что нужно, и больше не хотят продолжать проект. Другие, даже продав свою компанию за миллиард Facebook или Google, будут продолжать пахать в режиме стартапа много лет. Кто-то у нас работает до сих пор, кто-то, проработав несколько лет (или даже более 10) решил попробовать что-то новое. Нормальный процесс. Кстати, такие случаи есть и не только среди основателей, но и среди обычных сотрудников, которые проработали в Parallels долго, и решили испытать себя в чем-то другом. Есть и, наоборот, те, кто вернулись к нам из своего бизнеса.

Интересно узнать о том, как проходит ассимиляция новоприбывших в результате слияний сотрудников. Я где-то читал, что вы команду немецкого стартапа чуть ли не в Новосибирск перевозили. Это правда вообще?

Это красивая легенда, которая родилась из вполне реальной ситуации. В 2000-х годах мы купили немецкую компанию Confixx, которая делала панель управления, похожую на уже приобретенный нами в 2003 продукт Plesk. Позиции Confixx были очень сильны в Европе, в то время как Plesk был больше известен в США, поэтому мы могли получить полный охват этих перспективных регионов.

Компанию Confixx основали четыре друга из Бремена, которые нашли инвесторов. После того, как мы заключили с ними сделку, перед одним из основателей по имени Яни встал вопрос: продолжать ему обучение в университете (а для этого нужно было покончить с бизнесом) или бросить учебу и с головой уйти в развитие продукта. Я лично считаю, что всегда стоит отдавать приоритет образованию, но он решил по-другому, и бросил университет, оставшись в Parallels. Он до сих пор говорит, что не жалеет. И вот, когда нужно было заинтегрировать их панель Confixx в наш бэкенд, ему пришлось переехать в Новосибирск — команда именно из этого города работала в данном направлении. Яни прожил там около двух лет. За это время он выучил русский, потом какое-то время жил в Москве. Да что говорить, у него теперь даже жена русская.

Его коллеги также приезжали в наши офисы, но это уже были командировки различной длительности. Но такого, чтобы мы закрыли всю немецкую команду на год в Новосибирске — такого не было, это легенда.

Вообще, если интеграционные процессы прошли правильно, «кучкования» по иным принципам, кроме как работа над конкретным продуктом, не происходит. Этому способствует еще и наша международность, и необходимость частых командировок в разные офисы, которые имеют свойство затягиваться. У меня очень часто бывало так, что я ехал в определенный город решать конкретные задачи на пару недель и задерживался там на 6-8 месяцев. Когда мы только начинали компанию Parallels, я таким образом оказался в Сингапуре: сидел дома, мне позвонил Белоусов, попросил приехать помочь кое с чем буквально на недельку. Я вышел из дома, поехал в аэропорт и потом несколько лет в России вообще ни разу не был.

Не так давно в США возник скандал, когда Google купил маленький стартап и взял на работу всю команду, кроме одной девушки. У вас в практике бывало, что какой-то член команды новоприобретаемой компании «не прошел фейсконтроль»?

Мы никогда не рассматривали вариант купить компанию, а потом выбирать людей, которые интересуют больше других. За все годы было не так много случаев, чтобы мы кого-то увольняли после слияния. Чаще всего люди, которые ощущают себя не в своей тарелке или не тянут, со временем отсеиваются сами по себе. «Фейсконтроль» не сработает хотя бы потому, что при покупке новой компании нужно еще отдельно разбираться, кто и что делает и какой вклад в общее дело вносит. Когда две компании сливаются, количество потрясений для сотрудников и так довольно велико. В той компании, которую покупают, все начинают задумываться о судьбе их проекта и своем личном будущем. Необходимо эту энтропию снижать всеми возможными способами. Если еще начинать во время такого переходного периода заниматься подобными глупостями — это просто опасно.

Еще один важный момент заключается в том, что при слиянии очень сложно понять, кто в приобретаемой компании на самом деле ценный кадр. Можно сколько угодно проводить due diligence, проводить интервью с сотрудниками и изучать исходные коды, все равно очень часто оказывается так, что те люди, которые считаются в этом стартапе настоящими звездами, имеют к общему качеству продукта меньше отношения, чем какой-то скромный и не выпячивающий свое «я» сотрудник в углу.

Вирус стартаперства и олимпийский огонь, эмиграция

Ты уже больше года являешься техническим директором Runa Capital. В чем заключается эта работа?

Я провожу техническую экспертизу проектов, которые хотят получить инвестиции. Оцениваем их инфраструктуру, код, методологии разработки, смотрим навыки членов команды. Я занимаюсь именно технологической составляющей процесса, за анализ с финансовой точки зрения отвечают другие люди.

А как много проектов за это время уже удалось охватить? Насколько это вообще трудозатратное дело?

Раньше я уделял работе со стартапами примерно половину всего своего времени, сейчас уже поменьше, но это направление мне очень интересно, поэтому я всегда стараюсь ответить на все имеющиеся у ребят вопросы. Насчет количества проектов — все, во что инвестировала Runa в последнее время, прошло при моем непосредственном участии. Есть очень интересные технологические стартапы, например Jelastic или Nginx.

Вообще, если говорить о компаниях, которые создают продукты для решения проблем пользователей, важнейшим моментом является ответственность перед своими клиентами. В России же, как мне представляется, люди несколько идеализируют процесс программирования, создания чего-то удивительного, в этом видится какая-то романтика. На самом деле романтики и искусства во всем этом процентов 5, не больше. Еще 15% занимает наука. А 80% успеха — это ремесло.

Нужно много, упорно, зачастую монотонно работать, и относиться к своим клиентам с огромным вниманием. Например, продукты Parallels используются сервис-провайдерами, которые на них строят свой бизнес и предоставляют услуги небольшим и средним компаниями. Поэтому если у нас что-то не работает, то это напрямую влияет на бизнес клиентов, на их репутацию. Но самое главное – они упускают возможную прибыль. Этого нельзя допускать. Многие современные стартаперы этого не понимают. Они могут оттягивать решение проблем, не отвечать на почту по каким-то совершенно нелепым причинам — проспал, нес олимпийский огонь...

Хм, вот про олимпийский огонь — это правда? Такое в реальности бывает?

Да, был такой стартапер, который хотел получить для своего проекта инвестиции. Я писал ему в почту, он не отвечал, а на вопрос «почему» сказал, что какое-то время был не в сети, потому что участвовал в эстафете олимпийского огня. Причем даже не в своем городе, почему-то. Мол, это для него очень важно. Я лично согласен с тем, что это довольно важное в жизни любого человека событие, однако нужно уметь расставлять приоритеты. Если ты решил серьезно заниматься бизнесом, то выбор для тебя очевиден, и олимпийский огонь должен быть отложен в сторону.

Когда мы делали Parallels, подобное отношение и представить себе было нельзя — работа занимала все мысли и все время. Я мог приехать в офис в понедельник, а домой отправиться только в среду, и то для того, чтобы принять душ и переодеться, а затем возвращался обратно. Это бизнес, им надо жить. А сейчас, не знаю, это какая-то эпидемия стартаперства, вирус, который распространяется в кофейнях через макбуки. Этим ребятам важнее говорить правильные слова, ходить на стартаперские тусовки и вечеринки, чем реально сделать работающий бизнес. Стартапер, совершающий пробежки с олимпийским огнем — это бред. Но, конечно, есть и ответственные, хорошие ребята — например Руслан Синицкий, основатель Jelastic. При общении с ним я уверен, что если напишу письмо в 22:40 в пятницу, минут через 15 получу ответ. Совсем другой подход.

Кстати о российских стартапах. Какова сейчас тенденция: успеха чаще добиваются «потребительские» продукты или проекты, направленные на сектор b2b?

Успеха добиваются разные проекты. Чтобы далеко не ходить – петербургская компания «Дневник.ру», в которую инвестировала Runa Capital. У них потребительский продукт – «электронный дневник». Это способ коммуникации школ, родителей и учеников, им действительно многие люди в нашей стране пользуются. Когда я оценивал этот проект, то интересовался у разработчиков с детьми, знают ли они такой сервис. Получил реальные отзывы, что активно пользуются, стало ясно, что это полезный и нужный проект. Причем он не является калькой западного сервиса, что немаловажно. 

Очень часто в фонд присылают проекты, которые являются полной копией зарубежных. Часто так поступают лишь с одной целью — в итоге продаться той самой компании, которая копировалась. Получается, главная цель — не решать проблемы, а быстро срубить бабла. Что касается b2b-проектов, то в портфеле Runa есть компания B2B-Center — торговая площадка, на которой бизнесы могут покупать различные материалы. Очень качественная b2b-история. Главное не высасывать стартап из пальца, а столкнувшись с проблемой, подумать, как ее решить.

Не могу не спросить. Павел Дуров сначала писал о том, почему предпринимателям из России уезжать не нужно, а затем наоборот уехал и выдвигает условия, которые должны исполниться, чтобы возвращение стало возможным. Ты работал в самых разных странах, где во-первых для тебя сейчас дом, а во-вторых, где все-таки бизнес делать удобнее?

Сейчас я живу в Америке, в Сиэтле. С 1996 по 2004 год я жил в Сингапуре, с 2004 по 2009 я жил в США на Восточном побережье в штате Вирджиния, у Parallels был там региональный офис. Потом этот офис закрыли, и появилось представительство в Сиэтле, с тех пор живу там. Я не выбирал страну, где жить лучше. В 1996 году после звонка Сергея Белоусова я поехал на «пару недель» в Сингапур, а остался там на много лет.

Я не считаю, что в России условия для создания стартапов, ведения бизнеса, разработки софта сильно отличаются в худшую или лучшую сторону от того, что можно встретить в других странах. 40-60% своего времени я провожу в дороге, посещаю клиентов в разных странах: отели везде примерно одинаковые, авиакомпании и аэропорты не особо различаются, офисы наших клиентов также друг от друга толком не отличить — столы, стулья, мониторы, Wi-Fi, кофемашина, кафетерий. Есть мелкие особенности каждой страны, но в общем и целом, для бизнеса все едино.

Все эти демонстративные уезды из страны я не очень понимаю. Особенно, когда претензии к родине выдвигают люди, которые и не знали толком тут проблем в силу своего возраста и срока ведения предпринимательства. Сегодняшнюю Россию нельзя сравнивать с нынешней Германией или США, это несправедливо. Наша страна 20 лет назад была совсем другой: в магазинах ни черта не было, по улицам ходили бандиты, что такое кредит никто не знал, работы было мало. 

Теперь же проблемы у людей на уровне «в Германии уже вышел пятый айфон, а у нас еще нет». Мы сильно сократили разрыв за эти годы. Политическая ситуация в нашей стране может меняться, но она не касается абсолютного большинства тех, кто занимается технологическим предпринимательством сейчас. Все эти «стоны» — это личные мотивы. Сейчас отличное время для начала своего технологического бизнеса и работы здесь.

Статьи по теме
Максим Цыпляев (кофаундер Acronis и Parallels): Стартапер должен работать 20 часов в день, а в оставшиеся 4 подрабатывать26 марта 2014, 11:05
Гайдар Магдануров, фонд Runa Capital: Стартаперская движуха пошла на спад20 мая 2014, 21:39
Популярные статьи
Показать еще
Комментарии отсортированы
как обычно по времени по популярности

кулстори, бро. Отличное интервью, особенно отказ от вытирания соплей. Вообще эта Физтеховская тусовка - самые адекватные люди на техноарене сейчас.

Отличное интервью, Олег прям со сверх адекватными мыслями. Сразу видна разница между стартаперами (в самом худшем слове) и человека действительно занимающегося делом.

Замечательное интервью, очень приятный Олег, скромный, успешный, все по делу!

Возможность комментирования статьи доступна только в первые две недели после публикации.

Сейчас обсуждают
Павел Гросс-Днепров

А денег на мой Kredit.kz нет))

Казахстанский сервис онлайн-займов «Кредит24» привлёк $2 млн от британского фонда Finnams Management
0
Павел Николаев

Может и не станет бесталанным! Спросит тут, как стать таланным, получит ответ и вот он, новый Мегасупердрайвруководитель готов..

Что выбрать — работу по найму или собственный бизнес
0
Олег Архангельский

Вы правы, не очень надежный способ, однозначного соответствия не получается. Но по крайней мере, так они избегут массовой активации левыми людьми.

МГТС разослал своим клиентам бесплатные тестовые SIM-карты вместе со счетами
0
Alexander Yankovskiy-Betcher

Два года назад подняли evaqalarm.ru
Простейшее приложение с одной кнопкой под обе основные платформы.
Не полетело. Даже среди водителей нет духа взаимопомощи, никто не стал пользоваться.

Beepka — сервис SMS-уведомлений об эвакуации автомобилей
0
Denis Ryabinin

Аэрофлот лучше бы тоже не запускал wifi, а то разочаровывает ценой.

Авиакомпания Korean Air отказалась от Wi-Fi на борту из-за страха разочаровать пассажиров
0
Показать еще