Лого vc.ru

Интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев: «Закон о персональных данных мне не нравится»

Интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев: «Закон о персональных данных мне не нравится»

8 июля генерального директора системного интегратора Radius Group Дмитрия Мариничева назначили уполномоченным по делам интернета. Его кандидатура стала неожиданностью для многих представителей отрасли. ЦП побеседовал с Мариничевым о функциях омбудсмена, специфике его работы, планах и критериях успеха.

Как вы узнали о своём назначении?

Из интернета, в эту среду. Я не знаю, как проходил процесс выбора кандидатуры, если честно. У меня была встреча с Борисом Титовым (бизнес-омбудсмен — прим. ред.), там мы обсуждали план работы, после чего я подтвердил свою готовность и желание работать в этом качестве. В результате было принято такое решение, кем и как — мне не известно. Не знаю, кто ещё рассматривался на должность — правильнее задавать этот вопрос куда-то выше (или не задавать его вообще).

Forbes пишет, что Титова назначили с подачи Вячеслава Володина — вы не думаете, что с вами могло произойти то же самое?

Может быть, свечку не держал.

Когда вам предложили стать уполномоченным по делам интернета, почему вы решили согласиться?

Во-первых, это моя профессия — я этим занимаюсь очень плотно. Везде пишут, что я больше специалист по инженерной части, чем по контентной, но я считаю, что интернет, в первую очередь, это инженерная составляющая, а потом уже всё остальное. Плюс к тому, у нас большие планы по построению облачных технологий, и это тоже меня сильно волнует. Поэтому согласился.

Вы сказали, что есть некий план действий — уже известно, чем конкретно вы будете заниматься?

В первую очередь — консолидация всего интернет-сообщества, всех его профессиональных участников. Основная функция омбудсмена — это, конечно, представление интересов и защита предпринимательского сообщества и каждого конкретного предпринимателя.

РАЭК тоже создавался для того, чтобы всех консолидировать — как вы думаете, почему у них не получилось?

Между нами есть одна отличительная особенность — институт омбудсменства встроен фактически в вертикаль власти, и, в отличие от любой общественной организации, которая просто консолидирует отрасль, он ещё имеет возможность очень быстро и на короткой ноге доносить свои идеи и пожелания до главы государства. То есть, фактически, мы можем выступать таким барометром, щупальцем, которое опущено в индустрию и с помощью которого можно её мониторить, понимая напряжение, температуру. РАЭК и любая другая ассоциация могут и должны пользоваться ресурсом омбудсмена для достижения своих целей. В этом смысл. Омбудсмен — это ресурс и защитник для интернет-предпринимателей.

У вас появится портал, через который к вам можно будет обратиться?

Да.

И как будет происходить консолидация? Вы будете приглашать на встречи представителей индустрии — Воложа, Гришина?

Уже планируем в начале следующей недели провести первую установочную встречу. Может быть, с не самым большим количеством человек, но пригласим наиболее значимые фигуры для того, чтобы услышать их, понять проблематику каждого, выработать некий общий вектор.

С кем именно вы собираетесь выстраивать диалог в первую очередь?

В понедельник смогу сказать, сегодня ещё нет.

В вашей работе есть какие-то метрики, по которым можно оценивать её эффективность?

В первую очередь, эти метрики связаны с работой по защите прав предпринимателей, которые обращаются со своими проблемами. Там есть прописанные критерии. С точки зрения изменения инвестиционного климата и улучшения состояния всей отрасли — здесь у меня чётко прописанных критериев нет. Само интернет-сообщество сможет оценить — стало лучше или нет, добились мы какого-то результата или нет, изменили ли мы хоть что-то. Достаточно короткий промежуток времени сумеет это показать. В отличие от всех остальных областей, где есть омбудсмены, интернет наиболее прозрачный и наиболее контролируемый с точки зрения слова и дела — обещаний и того, что получилось на выходе.

Борис Титов — бизнес-омбудсмен

А как именно предприниматели могут к вам обратиться?

Это достаточно стандартная функция — они обращаются с заявлением, мы его рассматриваем и разбираем каждый конкретный случай.

Вы обязаны рассмотреть каждое заявление?

Да. Ни один запрос без внимания не останется.

Интернет-сообщество надеется, что вы сможете защитить его от последних законов — про блогеров, про персональные данные. Но вы будете отвечать конкретно за бизнес?

Да, речь не идёт о пользователях или блогерах — это область прав человека, скорее. Для них интернет — это среда передачи информации. Мы говорим о бизнесе. Лично мне законы эти не нравятся — я считаю, что интернет уже пора регулировать, но невозможно делать это без оглядки на профессионалов и участников рынка. Нельзя говорить, что мы вам тут всё сейчас выключим, а потом будем по чуть-чуть включать — это не очень хорошо для развития индустрии.

Чем вы занимаетесь в обычной жизни, у вас своя компания?

У меня уже 15 лет своя компания, она занимается проектированием и обслуживанием дата-центров, в том числе крупнейших в России. Ещё у нас есть своё облачное решение и хостинговая компания. Также у меня была компания «Интернет-Проекты» (ipi.ru), занимавшаяся веб-разработками и создавшая отличный продукт «Система управления задачами». Я ее продал несколько лет назад американскому фонду. Я также связан с компанией DJEM Solutions, это разработчик решений для управления сайтами. То есть имею самое прямое отношение и к инфраструктурной составляющей, и к контентной части интернета. Хотя могу сказать честно, что контентом я последние года четыре занимаюсь сильно меньше.

Как закон о персональных данных скажется на вашем бизнесе?

Если взять инфраструктурный бизнес — то, вероятно, скажется хорошо. Если брать облачный — то создаст больше проблем. Плюсы и минусы здесь достаточно очевидны. В том виде, в котором он сейчас представлен, этот закон мне не очень нравится. Отведённые полтора года — для того, чтобы все успели подстроиться — это ничтожный срок, и выполнить все требования не получится. Если депутаты хотели контролировать Google и Facebook — не вопрос, для этого закон подойдёт. Но проблема в том, что как раз Google и Facebook вполне способны выполнить эти требования и здесь остаться, а огромное количество маленьких и средних компаний на наш рынок больше не придут. На самом деле мы отрезаем интернет от себя, хотя собирались поставить на контроль какие-то значимые ресурсы, которые близки к монополии. Да и сам процесс контроля исполнения закона совершенно не ясен. Закон напрягает интернетчиков. А это очень плохо.

Пользуясь своими новыми полномочиями, вы сможете как-то смягчить последствия нового закона?

Мы можем собрать мнения экспертного сообщества и передать мысли и пожелания непосредственно президенту. Это мы и попытаемся сделать в ближайшем будущем.

И как часто у вас будут проходить встречи?

На это я не готов отвечать. Это не ко мне, а к Владимиру Владимировичу.

Зарплату хотя бы платят?

Нет, это бесплатно. Может, даже наоборот. Вариант с зарплатой есть — можно было сделать выбор, и я отказался. Если получаешь зарплату, то становишься полноценными госслужащим и теряешь возможность заниматься бизнесом. На это я пока не готов. Но юридически моя должность оформлена, и на эту деятельность выделяется определённый бюджет.

Просто обязаны спросить: на какой машине вы ездите?

На BMW 750. С водителем. Иногда рулю сам, но редко, в своё удовольствие.

Теги
Статьи по теме
Окно в Европу: закон о хранении персональных данных глазами юриста
Рейтинг крупнейших компаний рунета возглавил "Яндекс"
0

Спасибо за статью, если все правда, то немного успокоился

Ты поверил человеку, который зарабатывает деньги на том что строит дата центры, что он против закона, который предусматривает постройку огромного количества дата центров?

Мвахахахахахаххахаха )))

да. так и есть. я против закона в таком виде. закон никак не предусматривает постройку огромного количества дата-центров в России. Это заблуждение. Чтобы хранить персональные данные всех россиян достаточно одной стойки на всю Россию. А чтобы стимулировать международные интернет-компании размещать вычислительные мощности в РФ, для которых и нужны ДЦ, этот закон не годится.

29 минут и ни одного ответа :) все настолько в шоке?

0

Дмитрий, здравствуйте.

А можете как-то прокомментировать во такой законопроект council.gov.ru/press-center/discussions/41465/ ?

И, подскажите, пожалуйста, есть ли возможность у интернетчиков рангом поменьше (не Волож, Гришин и т.п.) как-то высказывать свое мнение по поводу таких инициатив и быть услышанными?

0

Именно в этом смысл. Персональное обращение интернет-предпринимателя, если он считает что его права нарушены и внесение изменений и инициатив по улучшению законодательной базы, чтобы уже не омбудсмен, а закон защищал интересы бизнесменов в интернете.

В таком случае ждем открытия вашего портала. Надеемся там будет удобная форма для персонального обращения.
Удачи вам в работе.

0

"Чтобы хранить персональные данные всех россиян достаточно одной стойки на всю Россию"
Што?

гибридные схемы хранения и обработки персональных данных это даже не ноу-хау. По большому счету эти данные в большинстве случаев есть текст обыкновенный. Мы не говорим о работе с массивами данных. А только о хранения на заданной территории определенного рода данных, их обезличивания и дальнейшей передаче куда угодно. Формально в этом случае закон категорично исполняется. К примеру мессенджер Threema работает почти таким образом.

В законе написано, что "персональные данные - любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определенному или определяемому физическому лицу (субъекту персональных данных)". Т.е. все мои гигабайты видео и фотографий, письма с медиа-контентом загруженные на сервера гугла это персональные данные. Уж все эти данные россиян на одной стойке никак не уместить.

Я с вами абсолютно согласен. Только что делать если информация не относится к определенному или определяемому лицу? Она может относится к роботу р2д2. И права физлица нарушены не будут. Его просто не будет. Да и не в этом вопрос. Тот же гугл легко может хранить необходимо минимальный объем информации в РФ. А что делать обыкновенным компаниям? Скажем частному отелю в горных Альпах, на сайте которого вы бронируете номер? Мне закон не нравится в первую очередь тем, что закрывает интерфейс предоставления услуг для зарубежного смб бизнеса. Хотя изначально был направлен на контроль работы компаний, занимающих доминирующее положение на рынке в своей категории. Вернемся ко мне лично. Если случится так, что гугл таки заставят построить датацентры в РФ, чтобы хранить все и вся про нас в РФ, то он это будет делать сам. От проекта до поставки оборудования. Это будут его и только его корпоративные датацентры. Хоть и в РФ. Бизнес российский здесь будет не при чем. Я же выступал и говорил об этом Д. А. Медведеву, что нужно обязать экономически и социально значимым компаниям иметь резервные копии своих информационных систем в дата центрах коммерческих у независимых участников рынка. Так что выводы, что закон мне лично выгоден в корне неверны. Он мне не выгоден ни как бизнесмену ни как обыкновенному человеку. Я убежден, что мы с вами здесь в одной лодке. Я не чиновник чтобы защищать позицию государства. Как раз с точностью до наоборот. Я буду доносить нашу позицию. Позицию людей, работающих и живущих этой новой отраслью. И предлагаю вам делать это вместе. Не критикуйте за возможно чрезмерно ярко звучащий пафос в этих строках, но я не знаю как без этого выпендрежа донести то, во что лично я уже впрягся. Ну как-то так...

0

Я правильно понял из статьи, что на права обычных интернет-пользователей т.н. "интернет-омбудсмену" если говорить прямо - то наплевать?
Т.е. если у субъекта интернет-взаимоотношений нет бизнеса, его не будут защищать?
Какой же это тогда "И-О"? Это узконаправленный лоббист.

Прямой эфир
Узнавайте первым
о важных новостях
Мы будем присылать вам только срочные уведомления в браузере
Mail.Ru Group получила полный контроль над «ВКонтакте»
Хочу знать!
Не нужно