Лого vc.ru

«Мы зарабатываем в социальных сетях около миллиона рублей в месяц»

«Мы зарабатываем в социальных сетях около миллиона рублей в месяц»

Основатель проекта анонимных историй «Подслушано» об аудитории, бизнесе и новых инициативах.

Главный редактор vc.ru поговорил с основателем популярного проекта «Подслушано». Предприниматель, который предпочитает не раскрывать свою личность и выступает от лица персонажа по имени Владимир Огурцов, рассказал о проектах компании, монетизации бренда, взаимоотношениях с «ВКонтакте», побочных инициативах и работе команды.

Зачем тебе эта анонимность?

Мне дорога уютная личная жизнь, меня никто не трогает. Когда всё только начиналось, я даже представить не мог, насколько повышенным будет внимание ко мне, и изначально принял такую стратегию.

По мере роста проекта всё так и оставалось, и меня это вполне устраивало. В тусовочке меня знают, и это меня тоже устраивает. А широкой общественности, я думаю, пока обо мне знать не нужно.

У нас с тобой во «ВКонтакте» 30 общих друзей — ты не боишься, что кто-то один из них может однажды раскрыть тебя миру?

Нет, мне абсолютно это не страшно. Раскроет он тысяче друзей, ну и что? Будет меня знать на тысячу человек больше. Мне всё равно рано или поздно придётся выйти в эфир.

Рано или поздно — это когда?

Когда я пойму, что это действительно стоит того. Придёт время, когда придётся рассказывать о чём-то глобальном на более широкую аудиторию. Пока такой нужды не было, и меня всё устраивало.

У вас есть бизнес-партнеры, рекламодатели. Их не смущает, что они отдают деньги непонятно кому?

Они знают, кому отдают деньги.

Почему «Владимир Огурцов»? Что это значит?

Это забавная история. У меня ещё до «Подслушано» были сообщества во «ВКонтакте». И был аккаунт Бодрый Админ. В какой-то момент во «ВКонтакте» решили, что таких имён у пользователей быть не должно, и автоматически переименовали во всяких Петей Пупкиных. Моему аккаунту достался Владимир Огурцов.

Я знаю, что у тебя есть партнер Арсений Ашомко, генеральный директор медиакомпании Tigermilk Media. Вы с ним вместе бизнес развиваете?

Мы продаем рекламу во «ВКонтакте» через Tigermilk. И теперь иногда спецпроекты и различные нестандартные активности. С Арсением мы хорошо общались почти с самого начала проекта, обменивались мыслями, идеями по развитию сообщества и рынка.

Когда из состава акционеров решил выйти один из партнеров, мы не хотели видеть внутри кого-то постороннего — поэтому позвали Арсения выкупить долю.

Арсений — это один из совладельцев «Подслушано». И он же генеральный директор Tigermilk. Но это не значит, что компании как-то аффилированы.

То есть это две разные истории?

Да. С Tigermilk у нас партнерская работа, но без каких-либо преференций.

А кто ещё в совладельцах? Это твои друзья? Или тоже имеют отношение к другому бизнесу?

Есть ещё двое человек. Иван — мой друг детства. Он первый, кто поверил в нашу историю. А Давид присоединился к нам спустя год после старта «Подслушано».

И как между вами распределяются обязанности?

Иван занимается финансами, он коммерческий директор. Давид технический директор, а Арсений оперативным управлением не занимается, участвует в принятии стратегических решений и обсуждении новых инициатив.

У тебя есть официальная история о том, что всё началось с идеи создать площадку для записи снов. Мне больше интересно, когда ты понял, что это уже не социальный проект, а настоящий бизнес. Когда была эта грань, точка невозврата?

Есть история, за которую мне даже немного стыдно. Все начиналось просто для развлечения, как и у большинства публичных страниц четыре года назад. Тогда, понятное дело, уже был рекламный бизнес во «ВКонтакте», но почти все всё-таки больше развлекались, чем зарабатывали деньги.

На тот момент у меня уже было несколько сообществ. Я занимался этим, просто потому что было интересно. У меня была работа в госкомпании, и вполне хватало денег на жизнь. И когда в «Подслушано» уже было 300 тысяч человек, я всё ещё не понимал, насколько это серьезно. И достаточно опрометчиво заявил подписчикам, что рекламы в «Подслушано» вообще не будет. Я ошибался.

Через год с начала этой истории во «ВКонтакте» я понял, что нам нужно вылезать в мобильную сферу и делать приложение. Оно начало сжигать деньги, потому что любое мобильное приложение — это всё-таки капиталовложение.

Сколько денег потратили тогда?

На тот момент все средства шли из нашего инвестиционного бюджета. Давид пришел к нам со своими техническими решениями и деньгами, их мы и тратили в первый год после старта мобильной разработки.

Приложение сразу же после запуска под Новый год на три дня улетело в топ App Store, и мы в первые дни, находясь в топе, получили несколько сотен тысяч пользователей на iOS. Естественно, начались расходы на сервера, дальнейшую разработку. Сколько мы тратили, я точно не могу тебе сказать. Но это были не очень большие суммы.

Какие порядки, хотя бы? Десятки тысяч или сотни тысяч рублей?

Сотни тысяч рублей. При том что мы вообще ничего не зарабатывали. То есть даже во «ВКонтакте» мы начали делать рекламу только спустя три года с начала существования проекта. Я своё обещание хотел сдержать до последнего. Но потом мы поняли, что уже просто нет денег, и решили, что надо хотя бы на самоокупаемость выходить.

И все это время вы существовали на деньги партнеров?

Да, просто потихонечку кушали бюджет.

Ты сказал, что приложение быстро улетело в топ. Вы использовали трафик только из сообщества во «ВКонтакте»?

Мы использовали трафик исключительно из нашей публичной страницы. У нас на тот момент была очень серьезная посещаемость. В «Подслушано» было около 1,5 миллионов человек, а уникальных посещений — тысяч под 150. То есть очень много в процентном соотношении. Анонсировали запуск приложения в сообществе и очень быстро вышли в топ.

А через год выпустили Android-приложение. И там тоже набрали аудиторию достаточно быстро. Тем же способом. В рекламу вообще никогда не вкладывались. Может быть, в самом начале, для тестов, но там были копейки.

То есть эксперименты какие-то были, но это не имеет значения, потому что основной прирост органический?

Да, проект вырос сам.

С чем ты вообще связываешь такой быстрый рост? Есть же и другие проекты, основанные на анонимности. И почему людям до сих пор не надоело?

Мы вышли в топ, потому что, во-первых, у нас была запоминающаяся торговая марка — наш Олень, он сразу въедался в мозг, плюс название интригующее. Также у нас была очень серьезная редакторская политика. Мы старались не публиковать все подряд, как и делаем до сих пор — только что-то такое, что прям за душу берет. Это интересно нашей аудитории.

Я считаю, что мы росли в основном за счет сарафанного радио, потому что на 10 тысяч лайков было всего штук 10 репостов. Люди банально стеснялись такое публиковать себе на стену, но в то же время рассказывали своим друзьям: «Ой, что я только что прочитал».

Они до сих пор это читают, и рассказывают друзьям, потому что это действительно интересно, и они в прочитанном видят себя. У нас же не просто так слоган: «Здесь говорят о тебе». Мы действительно пытаемся рассказывать людям то, в чем они могут увидеть себя. И, наверное, им от этого становится проще жить. И они продолжают нас читать.

Был Secret и аналоги, они все исчезли с радаров. В чем ваш секрет?

Я не люблю, когда «Подслушано» сравнивают с Secret, потому что это совсем разные вещи. В Secret не было никакой премодерации. Все рассказали гадости друг про друга, в итоге стало неинтересно, и всё скатилось к флирту и призывам к сексу. Интересная идея превратилась в какой-то бордель.

У нас же такого в принципе быть не может, потому что в «Подслушано» не используются имена собственные. Мы не допускаем, чтобы в эфир выходили истории с конкретными персонажами, потому что банально не можем проверить информацию. Так что Secret — это, скорее, сплетня. А «Подслушано» — это как раз секреты. Разные вещи.

Мы стоим на том, что анонимность бывает не для сокрытия гадостей, а для того, чтобы открыть душу, не боясь социального прессинга.

Всё циклично: интернет был анонимен, потом наступило десятилетие публичности, а сейчас от тотального общественного внимания не уйти никуда. Людей даже берут на работу и увольняют по их аккаунтам в социальных сетях. Мы создаём пространство, где ты можешь поделиться своими мыслями и обсудить чужие — полностью анонимно. Но в рамках закона и приличий — с этим тоже у нас жёстко.

То есть секретный соус — это жесткая редакторская рука?

Я бы так не сказал, проект полностью состоит из историй читателей. Когда они нам что-то присылают, это уходит в большой архив, где собираются все истории. Мы называем его «Изнанка». Там сидят продвинутые пользователи мобильного приложения. Они принимают большую часть решений, что выходит в эфир, а что не выходит.

Естественно, после того, как люди в «Изнанке» проделали манипуляции с контентом, все это попадает к редакторам, а там мы уже в соответствии с законами Российской Федерации и нормами морали проводим редактуру, чтобы в эфир выпустить то, что можно публиковать.

Получается двухступенчатая верификация контента?

Да, сначала наши пользователи говорят нам, что именно этот контент было бы неплохо выпустить в эфир, а потом уже редакторская команда его обрабатывает.

Сколько у вас человек работает? И как вы умудряетесь работать распределённо?

Да, кстати, у нас команда разбросана по всей планете.

Ты сам в Таиланде до сих пор живешь?

Нет, я уже вернулся в Москву. Не секрет, что это мой родной город. У нас есть люди в Москве, Санкт-Петербурге, Киеве, Ташкенте, в солнечном Тель-Авиве и даже в Осло. Всего в команде около 20 человек.

Это программисты, редакторы, художники-иллюстраторы, модераторы. Но большая часть — программисты, которые делают кроссплатформенную систему, и редакторский состав, который работает с контентом.

Как вы набираете редакторов и программистов?

И то, и то — достаточно сложная задача, учитывая специфику нашей работы. Программистов набирали по знакомым. Только одно объявление дали, но это как крутое исключение. В основном это все-таки близкий круг.

А редакторов — буквально на пять минут выкладывали объявления у себя в лентах соцсетей или мобильного приложения, и нам прилетало каждый раз около трёх тысяч заявок. Потом уже нужно было сидеть и выбирать, кого брать в штат.

Стратегия — искать людей из ближнего круга, которые понимают, что у вас происходит?

Да, потому что редакторов стоит выбирать именно таких. Ну а программисты — всё-таки, специалисты узкого профиля. Искали по знакомым знакомых, так и нашли. Сейчас у нас полностью укомплектован состав.

Сколько получает редактор в месяц? Как формируется оклад? Это фиксированная ставка или какие-то показатели нужно выполнить?

Я тебе сумму не назову, но расскажу порядок работы. Редакторы работают в свободном графике, но у них есть определённые нормы. К примеру, в месяц редактор должен выбрать несколько сотен секретов. Если он справился, то получает фиксированную сумму, если перевыполнил план, получает больше. Если он не выполнил план, это переходит на следующий месяц.

Ты сказал, что конкретные суммы не будешь называть, но можно примерно прикинуть. Зарплаты рыночные, ниже рыночных, выше рыночных?

А я, если честно, не знаю рыночную цену редактора.

Скажем, тысяч сорок?

Тогда я думаю, что у нас гонорары ниже рыночных. Потому что специфика работы немного другая. У нас очень хорошая админка, и там просто работать. Нет каких-то колоссальных трудозатрат.

Админка распространяется на все платформы? Контент одновременно уходит и в паблик, и в приложения, и на сайт?

Да, у нас вырос серьёзный бэкенд. Основной контент, самый новый и вкусный, выходит в мобильном приложении, а уже после всё это разлетается в социальные сети.

Это чтобы люди знали, что можно скачать приложение и там общаться в первую очередь?

Естественно. Мы даем понять, что все сливки сперва в мобайле. Тем, кому не нужен мобайл, я думаю, вообще все равно. Они и в социальных сетях это найдут рано или поздно.

В чем вообще фишка мобильного приложения?

Это гораздо интересней, чем читать «Подслушано» в социальных сетях. Там намного больше функций. Есть рейтинговая система, возможность читать то, что ещё не вышло в эфир, да и в целом там можно залипнуть надолго. В мобильном приложении практически бесконечный поток секретов, в соцсети мы выпускаем контент все-таки ограниченными дозами.

Сколько сидит людей в мобильном приложении «Подслушано»?

150 тысяч активных пользователей в сутки.

Это на всех платформах?

iOS, Android и Windows Phone.

А на Windows Phone еще есть жизнь, оказывается?

Это скорее репутационная история.

Ради третьей кнопки?

Пользователи нас просили. Вот и выпустили. Там совсем немного — несколько десятков тысяч людей.

Как бы ты описал совокупную ежемесячную аудиторию?

Если смотреть на всё вместе, то около девяти миллионов.

Замедлился ли рост в последнее время? Или наоборот, может быть, ускорился?

В целом мы органически стабильно растем. Постепенно набираем аудиторию.

Сколько стоит реклама?

Больше всего денег приносит «ВКонтакте». Мы работаем через биржу и через Tigermilk. Сейчас зарабатываем в социальных сетях около миллиона рублей в месяц.

А в приложениях тоже есть реклама?

С недавних пор. Мы крутим рекламу Facebook. Но только начали. Рассказывать про суммы пока нечего, но там все достаточно позитивно. Будем дорабатывать. Реклама будет качественней.

Когда вы публикуете рекламу во «ВКонтакте», там же есть пометка?

«ВКонтакте» понижает выдачу постов в ленту, если нет метки. Так что всегда ставим.

Кто ваши рекламодатели?

Есть крупные бренды. К примеру, у нас был спецпроект с «Билайном».

Как это выглядит?

У «Билайна» выходил тогда в продажу недорогой телефон с мобильным интернетом. Главный посыл был именно в возможностях, которые появляются у людей с мобильным интернетом. И мы попросили нашу аудиторию рассказать свои истории на эту тему. Лучшие опубликовали и победителям вручили призы. Было весело.

Раз уж у вас есть миллион рублей, то вы считаете себя дико прибыльными и эту прибыль реинвестируете в развитие проекта?

Мы не считаем себя дико прибыльными. Наоборот, считаем, что должны зарабатывать намного больше. Хотя и рады, что сегодня у нас есть источник денег.

Нужно понимать, что так было не всегда. Это не стопроцентная история успеха. Мы, как и большинство, к точке, в которой сейчас находимся, шли зигзагами. Были моменты, когда вообще денег не хватало, и мы бегали по инвесторам. Но в итоге, к счастью, справились сами. И теперь мы вполне самодостаточные.

Сейчас мы получаем деньги, какую-то часть отправляем на зарплаты, платим достаточно большую часть за сервера. А остальное пускаем на разработку мобильного приложения, потому что свое будущее связываем именно с этим направлением. Естественно, не забывая про развитие социальных сетей.

Вы инвестируете много в приложение и не забываете про социальные сети. Но это платформы, которые от вас не зависят. Если вдруг с Apple или «ВКонтакте» завтра что-то случится, то ваш бизнес, получается, рухнет?

У нас есть мобильное приложение, есть сайт и социальные сети, которые привлекают людей на перечисленные платформы. Если социальных сетей не будет, мы просто окажемся ограничены в трафике, но экосистема будет жить.

И аудитория останется с вами?

Если сравнивать количество людей, которые читают нас в социальных сетях и в мобайле, естественно, в социальных сетях больше. Но само ядро, наши олдфаги и самые любимые читатели, находятся именно в мобильном приложении.

У Apple политика в отношении модерации тоже меняется, как флюгер. Они могут вдруг решить, что вы им не нужны по каким-то причинам, и выставить вас на мороз из App Store. Есть какой-то план Б?

Мы соблюдаем все законы и редакционные предписания. У нас были всякие случаи, конечно, и проблемы, связанные с контентом, но это скорее исключения.

Естественно, если Роскомнадзор заблокирует «ВКонтакте», что мне кажется абсурдным, или из-за санкций Apple уйдет из России, мы напряжемся. Будем внутри нашего российского интранета создавать сайт, улучшать его, по крайней мере. Сайт-то уже есть. Если совсем война начнется, кинем все усилия на развитие веба. Но я исключаю эту возможность, потому что это какой-то сюр.

Какие у вас побочные проекты, с которыми вы экспериментируете? Игры?

Да, об этом есть что рассказать. Помимо «Подслушано» мы сейчас ушли в геймдев. У нас уже есть один опыт, мы выпустили игру «Фруктики». Это такая классическая игра в жанре «три в ряд», ее фишка была в том, что главный персонаж, наш Олень, после прохождения уровня рассказывал игроку секрет. И чем больше игрок уровней проходил, тем больше секретов узнавал.

Просто по фану выпустили. К нам пришла студия с практически готовой игрой, они планировали выпускать ее вне России, мы же получили лицензию на выпуск в русскоговорящем сегменте рынка. Доработали игру под наши стандарты. Достаточно неплохой кейс. Всё получилось. Разработка окупилась, первый опыт получили. К лету выпустим вторую игру уже в другом жанре и без каких либо ограничений по странам.

Трафик наливали тоже из паблика?

Да, естественно. И из мобильных приложений — оттуда конверсия уника в установку лучше. По-моему, нормальная бизнес-модель. Мы сотрудничаем со студией, которая вкладывает свои деньги в разработку, мы же гарантируем продвижение и потом просто делим выручку пополам.

То есть вы аутсорсите разработку взамен на маркетинг?

Да. Игру «Фруктики» мы вывели в топ-1 игр в App Store без особых заморочек. Мы нашей аудитории говорим: «Ребята, выпустили игру, идите скорей зацените». И кому интересно, идут. Это десятки тысяч человек, что позволяет поднять игру в топ, оттуда уже прилетает органика.

А что за студия, которая с вами сотрудничает?

Я не хотел бы это афишировать.

Известная?

Нет, она не известная. Известным мы не нужны по понятным причинам.

Ну им всё равно приходится покупать трафик.

Пока известные к нам не обращались. Хотя уверен, что мы бы неплохо поработали.

Игры это такое развлечение? Или вы щупаете другие источники монетизации?

С момента, когда мы поняли, что нам нужны деньги, мы не переставали пробовать разные источники монетизации. И книги мы продавали, и мерч, и игру вот выпустили.

Мы стараемся развиваться не во вред нашей аудитории, потому что она очень трепетно относится к проекту.

Как часто вы публикуете рекламные заметки в паблике?

От трёх до пяти в день.

А как у вас развиваются отношения с администрацией соцсети? Галочку отобрали, например, три года назад. Дружите с ними или просто сохраняете нейтралитет?

Мы никогда не скрывали, что начали свой путь с этой социальной сети. И у нас с ней особые отношения. Дружим с ними, я общаюсь достаточно часто с администрацией. Они помогают решать какие-то вопросы, а их много, так как «Подслушано» — это самое тиражируемое название во «ВКонтакте».

Да, у меня заготовлен про это вопрос, кстати. Если забить в поиске «Подслушано», там будет более 800 тысяч сообществ.

Вот поэтому я и могу сказать, что «ВКонтакте» к нам относится хорошо, нас ценят. А галочку тогда отобрали и у MDK, в связи с изменением правил верификации. Для нас это скорей открыло ряд возможностей, сильно не расстроились.

Есть какие-то преференции? Горячая линия техподдержки, например?

Просто есть люди из администрации, которых я знаю лично, иногда могу им написать, когда совсем жесть. А так вообще все вопросы, конечно, решаются через техподдержку. В порядке обычной очереди.

Какая может быть жесть?

Ну, например, какой-нибудь паблик-миллионник понял, что он уже сдулся и ему нечего терять, берет и переименовывается в «Подслушано», и начинает паразитировать на нашей торговой марке.

У вас есть зарегистрированная торговая марка?

Да. У нас два патента: название «Подслушано» и торговая марка — Олень. Учитывая, что у нас огромная тиражируемость, мы просто не можем взять и всех заблокировать. Нам, во-первых, это не нужно, во-вторых, это было бы глупо. Потому что они все-таки бесплатно рекламируют нашу торговую марку. И если они делают это по фану, то мы их и не трогаем.

Но когда они начинают на нас зарабатывать деньги, не считаясь с нашим мнением, мы сначала пишем непосредственно им, и если там игнор или агрессия в нашу сторону, то мы уже решаем вопрос через «ВКонтакте». Учитывая, что у нас все по закону, «ВКонтакте» идет навстречу.

А как ты относишься к тому, что у вас такой очень тиражируемый бренд? Тебя это радует или наоборот сложно с этим жить?

Ты знаешь, я с этим ничего не могу поделать. Поэтому я просто отпустил эти мысли. Мне, наверное, это даже льстит. В 90-е на вещевых рынках продавали кроссовки Abibas и тому подобное, народ покупал и тем самым отчасти рекламировал всем известный бренд. Так и у нас. Я смотрю на это позитивно. Если кто-то что-то наше копирует, значит, мы всё делаем правильно. И пусть они это делают. Если нам не во вред.

Сколько у вас своих пабликов?

Основное «Подслушано», «Пошлое», «Лайфхак», «Хардкор». Четыре основных. Были еще какие-то эксперименты, но они экспериментами и остались.

Ты из Таиланда вернулся и не собираешься обратно?

По большому счету хочется вернуться, я бы туда перенес всех, кого только можно, из команды.

Как Aviasales?

Да, но не все смогли бы это сделать, увы. В Таиланд я, наверное, поеду зимовать. Но жить я там не стал бы.

Почему нет? Тепло же. Классно.

Я бы зимовал в Таиланде, или в другом месте, где тепло. Где-нибудь в Калифорнии. А лето и раннюю весну с ранней осенью я бы проводил в России. Это мой дом, мне здесь комфортно. Летом здесь очень хорошо.

В Москве?

В России. В Москве я, кстати, летом тоже не сижу, за город выезжаю, на дачу.

Это правильно. Как у тебя вообще рабочий день строится? С такой командой распределенной сложно, наверное?

Я просыпаюсь и смотрю в телефон. Вижу в нем очень много сообщений, умываюсь, наливаю себе кофе, и сажусь разгребать. В основном рабочие чаты в Telegram. Допиваю кофе. Иду делать дальше свои рабочие дела, которые накопились, пока я спал. В целом постоянно в работе.

А в чем твоя работа заключается? Как ты свои обязанности опишешь?

Я контролирую все процессы: разработку, вопросы модерации, контента и взаимодействие сотрудников между собой.

Почему у вас Telegram, а не Slack?

Не знаю, как-то так сразу сложилось. Там удобно и уютно.

Ты по стилю жесткий начальник или больше демократичный?

Я достаточно добрый начальник. Я со всеми стараюсь найти общий язык, иметь тёплые отношения, но если сотрудник косячит, я ему прямо об этом скажу.

А если он косячит второй-третий раз, я с ним попрощаюсь. У нас похожая система банов в приложении. Если тебя забанили первый раз, то ты на сутки дисквалифицирован, если тебя забанили второй раз, значит, ты уже чего-то не понимаешь, и тебя дисквалифицируют на трое суток. А если ты нарушил в третий раз, значит, ты безнадёжен, прощай.

Мне кажется, нам тоже такую систему надо внедрить.

Я зачастую позитивный, но если меня не понимают, я с этим человеком заканчиваю работать. Мой кадровый принцип — чтобы всем было комфортно. К примеру, если кто-то понимает, что он профессионально выгорает — допустим, редактор, который год читал все эти секретики и у него уже крыша едет, — мы просто даем отпуск, и он уходит отдыхать, пока не поймет, что готов продолжить.

Все работают дистанционно, и могут делать это, когда им удобно. Ну кроме модераторов, по понятным причинам.

Успеваешь книги читать?

Если честно, я успеваю их слушать. С чтением вообще не задалось в последние года три. До этого успевал. Мне кажется, сейчас люди вообще меньше читают, потому что жизнь быстрая, по крайней мере, в мегаполисах. Я могу уснуть под аудиокнигу, но, конечно, это чтением не назвать. Моя последняя книга — «Подслушано», которое я читаю уже 4 года.

Как ты успеваешь отдыхать? Или спортом заниматься. Все равно ведь не только работа?

Да, я играю в футбол периодически. Отдыхаю? Ну, наверное, как и многие, могу в компьютерные игры поиграть. Есть спорт, прогулки, личная жизнь. Кино, выставки. Ничего экстраординарного. Люблю путешествовать. Это, наверное, самый лучший отдых.

Вопрос в том, как ты успеваешь на это время выделять при таком графике?

У меня хватает свободного времени, но есть одна проблема. Пока я не решу все свои дела, связанные с работой, я не могу себя отпустить отдыхать. У всех же есть родственники, которые говорят, мол, ты столько времени проводишь в телефоне, давай уже с нами побудь. Но, к сожалению, меня работа обязывает постоянно быть в онлайне. И ходить с внешним аккумулятором, чтобы постоянно быть в сети.

Знакомо.

Если во время дикой пьянки приходит сообщение: «У нас сервер упал», я сразу трезвею и начинаю решать вопрос. Не могу себя отпустить. Я пытался пару дней вообще без интернета побыть. Всем сказал: «Ребята, всё, на два дня меня нет». И то у меня дикое желание было посмотреть, что же там происходит. В итоге, слава богу, без меня все справились.

Обошлось, да?

Как руководитель я все свои процессы максимально автоматизировал. Плюс у меня крутой зам. Я в принципе могу себя отпустить, но, наверное, не хочу.

На чем ты перемещаешься по городу в Москве?

На метро. И на такси.

Машины нет?

Права есть, тачки нет.

У тебя какая-то принципиальная позиция, или просто так получилось?

Просто мне так комфортней в Москве. Если я где-то в другом городе или стране, мне ничего не мешает взять машину в аренду.

В принципе про организацию работы интересная часть была. Скучновато, когда традиционно про экономику ничего не говорят.

"...мы решили сделать вам особенный подарок. Мы готовили его в течение целого года и вам он 100% понравится! Скорей жмите сюда..."
Просто по фану выпустили. К нам пришла студия с практически готовой игрой...

Пипл хавает

Берешь общих друзей Константина Панфилова и Арсения Ашомко, потом среди них находишь того, у кого с Панфиловым ≈30 общих друзей - вуаля, деанон!
Но мне самому лень(

0

Управляя таким бизнесом можно вообще из Тая не выезжать)

0

А чего там делать долго? Это скучно.

Боже мой. "Мне дорога личная жизнь. Мне всё равно рано или поздно придётся выйти в эфир..." Прям Канье Вест, не иначе.
А вообще всегда было интересно посмотреть на человека, который такое постоянно читает и интересуется. Оформление, сами эти истории, очень похоже на газету калейдоскоп.

спасибо за интервью! я здесь увидел 2 вещи

user generated content - рулит

предложение контента явно не покрывает спрос, который растет и будет расти. пользователи готовы сидеть в приложениях, модерировать, тратить время, лишь бы получать контент. на рынке контента сегодня огромные возможности, это подтверждается

я не очень понимаю вопрос: какой вы руководитель, жесткий или мягкий? зачем его задают, меня последнее время часто спрашивают...

Как вы соотнесли людские истории и придумки о влиянии звёзд на печень, расскажите?

0

Аудитория одинаковая

Вы говорили о тематике. А не об аудитории. Тематики - не одно и тоже. Логика не наблюдается, пока.

0

Никто не говорил о тематике, вы это придумали. А связь есть, и она в крайне своеобразной аудитории, туда же, кстати, можно и женские форумы отнести.

Каким образом могут быть связаны форумы, гороскопы, и редактируемые человеческие истории?

На форумах - нет фильтров и редакции.
Гороскоп - не истории.

Про аудиторию она как похожа, так и разная.

Путем некого поиска я нашел данного персонажа)
vk.com/andrey_gorby

0

Ниже посмотрите мои комментарии

0

Подписан на 4 перечисленных паблика одновременно?:))

Подслушано, как и Башорг, ждёт участь "уже не торт". Это уже не то Подслушано, что было, не то. А Лайфак уже и сейчас всё, мертвый олень.

0

Миллион рублей в месяц это 30 тысяч рублей в день, на 150 тысяч читателей в день, значит 5 читателей приносят 1 рубль от рекламы. Делится на 5 рекламных постов в день.
Сколько копеек на самом деле стоит 1 просмотр рекламной записи одним посетителем?.

0

1.берете Башорг
2. упаковываете как угодно в "Подслушано" "Хардкор" "Палата №6" и так далее
3. ???
4. PROFiT!

Башорг вообще о другом был изначально. Совсем о другом.

ну там как бы само название говорит о чем было :)

В 2017 выпускать статью про доходы пабликов - LUL

Миллион в месяц на 20 человек, из которых большинство программисты? Получается, что проект убыточен до сих пор. Этого и на зарплату не хватит.

В реестре товарных знаков есть только один товарный знак "Подслушано" www1.fips.ru/fips_servl/fips_servlet?DB=RUTM&DocNumber=547970

А Picabu это конкурент или это разный жанр? Просто Подслушано знаю только паблик своего города, и то их даже два, причем в одном все подряд публикуют почти, а в другом с довольно чересчур надменным и язвительным админом

Прямой эфир
Компания отказалась от email
в пользу общения при помощи мемов
Подписаться на push-уведомления