Лого vc.ru

Почему вы ничего не понимаете в оценке стартапов

Почему вы ничего не понимаете в оценке стартапов

Каждый раз, когда стартап покупают за крупную сумму, интернет полнится рассуждениями о том, как это было неправильно и его переоценили, а также рассуждениями о том, как это было правильно и купивший совершил очень выгодную сделку. Спорщики не могут сойтись совершенно ни в чем, но кое-что их объединяет: количество слюны на губах и ошибочность рассуждений. Вот и о покупке Фейсбуком Oculus VR за два миллиарда тоже понаписали тонны ерунды. Но мы-то знаем об оценке стартапов не-ерунду и можем изложить вам главные истины.

Поделиться

valuation2

0. Никто не знает, сколько должен стоить стартап

Все спорщики, утверждающие «я точно знаю», дураки изначально. Какой должна быть стоимость стартапа, точно не знает никто — ни его основатели, ни покупатель, ни профессиональные аналитики с многолетним опытом, ни тем более диванные из интернета.

Стартапы интересны именно своей непредсказуемостью. Они с легкостью могут как сжечь инвестиции, казавшиеся верным вложением, так и вернуть их стократно. Любое вложение в стартапы — это всегда заведомо высокий риск неправильной оценки. А если риск маленький и с оценкой все понятно, то это уже не стартап, а обычная скучная булочная на углу.

Возможно, через пять лет все будут ходить в шлемах виртуальной реальности. А может, наоборот, шлемы забудут как страшный сон. Единственный способ узнать точно — прожить пять лет. Пока они не прошли, можно говорить о предположениях и вероятностях, но никак не о точных данных.

1. Нельзя оценивать стартап по его текущей прибыли

Казалось бы, это настолько очевидно, что не о чем говорить. Однако каждый раз при очередной покупке прорва людей начинает размахивать понятием P/E и рассуждать об имеющейся монетизации.

Камон. Посмотрите на предыдущий пункт. Что бы ни было с прибылью сейчас, никто понятия не имеет, что с ней будет через пять лет. Возможно, проект станет приносить в тысячу раз больше денег, чем сейчас (а если сейчас он не монетизируется, то в бесконечность раз больше). И для покупателя стартапа важно как раз то, что будет через пять лет, а не то, что сейчас. Если у людей есть миллиарды на проект, у них есть и средства кормить его еще годы, прежде чем он начнет что-то приносить, так что убыточность в определенный момент времени для них не проблема (она даже лучше тем, что сбивает цену).

Да, разумеется, какие-то косвенные выводы сделать можно. Например, если у стартапа сразу есть четкая схема монетизации, уже приносящая какие-то деньги и легко масштабируемая — это преимущество; вероятность, что уже имеющийся поток денег пересохнет, ощутимо меньше вероятности, что будет открыт еще не существующий. Но все равно ненулевая.

valuation

2. И по прибыли через пять лет стартап тоже нельзя оценивать

Сколько-нибудь точных данных о будущей прибыли проекта у нас, как ясно написано выше, нет. Но даже если были бы, это бы все равно ничего не изменило. Потому что по ним тоже нельзя сделать однозначный вывод. Они — гораздо более веский довод, но все равно косвенный.

Почему? Потому что в интернет-мире далеко не всем нужны деньги в прямом смысле слова. Если кто-то может позволить себе купить проект за миллиарды, это обычно значит, что он и так не голодает, и жесткой потребности в прямом потоке дензнаков у него нет. Зато у такой крупной рыбы может быть потребность во многом другом.

Например, покупка может быть имиджевой. Или обладать гало-эффектом, заставляя активнее пользоваться другими продуктами купившего. Или она станет частью чего-то большего, что вполне себе монетизируется. Или она вообще нужна для того, чтобы ее не купили конкуренты, способные с ее помощью нанести вред.

Это действует и в традиционном бизнесе: медиа никогда не были дико прибыльными, но всегда очень интересовали деловых людей как способ влияния на умы, и убыточная газета может дорого стоить, если ее читают правильные люди. А в интернете, где B2C-проекты чаще всего предоставляются потребителям бесплатно и не генерируют большого потока прямой прибыли (разве что скромный рекламный), такой подход на порядок распространеннее. Когда Microsoft покупал Skype, было очевидно, что его платные опции сверхприбыли не приносят. Зато теперь Skype интегрирован в систему Xbox One, что может помогать приставке в битве с PlayStation 4 — а здесь речь идет уже о многомиллиардной индустрии.

facebook-valuation

3. По чему тогда его можно оценивать вообще?

Нет никаких универсальных правил и формул (точнее, есть, но они сообщают лишь косвенную информацию). Чтобы понять, переплатили или недоплатили, надо в каждом конкретном случае смотреть, что даст конкретному покупателю конкретная покупка.

Вот тут речь и доходит до Oculus VR. Сколько компания сможет зарабатывать через пять лет? Цук его знает. Все пока очень зыбко, и два миллиарда за эту зыбкость кажутся большими деньгами. Но это не имеет значения, потому что Facebook покупал не зыбкую перспективу заработать. Если бы Цукерберга покупка интересовала просто как источник дохода, он бы вложился во что-нибудь другое.

Что на самом деле покупал Facebook? Здесь мы сами становимся на зыбкую тропу спекуляции, но куда более вероятным кажется такой ответ: уверенность в завтрашнем дне. У гигантской соцсети все уже хорошо с деньгами, она может позволить себе не думать ежеминутно об увеличении потока. Но в интернет-мире, где все непостоянно, приходится постоянно думать о его возможном уменьшении. У MySpace все было радужно, пока не пришел Facebook. Теперь у Facebook все радужно, но может прийти кто-то еще. И покупки вроде Instagram и WhatsApp ложатся в очень простую схему: Facebook покупает все то, что в будущем могло бы его убить.

Цукерберг купил виртуальную реальность и может больше не беспокоиться о том, что подростки уйдут из Facebook туда: даже если так и произойдет, все равно уйдут к нему же.

А в случае с «сохранением трона» миллиарды кажутся разумной ценой даже в том случае, если шлемы окажутся никому не нужны и проект закроется: в таком случае вложение станет просто страховкой, по которой не наступил страховой случай. В некотором отношении для Цукерберга это даже к лучшему — не придется ломать голову над тем, как именно завешивать виртуальное пространство баннерами. Когда люди оформляют себе страховку, они ведь тоже не хотят, чтобы с ними что-то случилось, так?

Тут есть разве что контраргумент «зачем покупать за два миллиарда, когда с гигантскими ресурсами можно сделать самостоятельно дешевле». Но Facebook уже пробовал так делать — когда на взлет Snapchat ответил своим приложением Poke. Где теперь Poke, а где Snapchat? Схема явно не сработала — а ведь, казалось бы, приложение для обмена фоточками сделать куда проще, чем крутой шлем виртуальной реальности.

В общем, все правильно, Марк. Мы согласны, что ты сделал все как надо, и разрешаем тебе эту покупку. Мы ведь умные, нам виднее, чем тебе, жалкий зазнавшийся миллиардеришка.

million

Популярные статьи
Показать еще