Лого vc.ru

Интервью с Владиславом Цыплухиным

Интервью с Владиславом Цыплухиным

Нам стало известно, что с 15 февраля пресс-секретарь №1 покидает социальную сеть ВКонтакте, где проработал три года. Мы оперативно связались с Владом и задали ему несколько вопросов о прошлом и будущем.

Поделиться

Саша Пеганов: Привет! Ну и новости. Я, когда узнал, поперхнулся латте с корицей. Почему уходишь?

Влад Цыплухин: Я выдохся на своей текущей позиции. ВКонтакте нужна свежая кровь.

СП: То есть, тебя уволили?

ВЦ: Эта история тянется уже с сентября. Я сам пришел сдаваться руководству, рассказав, что мне перестала нравиться занимаемая должность. Они отнеслись с пониманием.

СП: Тебе разонравилось быть пресс-секретарем самой крупной российской соцсети? Не верю. Почему?

ВЦ: Не знаю, как со стороны, но это очень нервная и рутинная работа. Я хотел заниматься проектами, помогающими укреплять имидж ВКонтакте. И занимался ими. Но постепенно, в том числе по своей вине, из нападающего превратился в голкипера. Все скатилось в обработку непрерывного входящего потока: одни и те же комментарии про педофилов и правообладателей, бесконечные бессмысленные письма и встречи. Придумать комментарий — интересно, но наговаривать его с утра до вечера — утомительно.

СП: А чем тебе нравилось заниматься? Ну, кроме регулярного выкладывания луков?

ВЦ: Было много интересных моментов. Наш специальный проект с «Часкором», например. Или период выборов с медийными бомбами от Дурова. Дни, когда эфир кипел негативной информацией о ВКонтакте как о площадке. Когда активно бились с первыми фейсбучными хейтерами. Когда я выслеживал отдельных людей на мероприятиях в Москве и искал способы познакомиться с ними, пытался расположить к себе. Затем на мне замкнулось все, от политики до самых мелких проблем партнеров и правообладателей. В принципе, было интересно. Просто устал.

СП: И кто теперь будет вместо тебя?

ВЦ: Насколько я понял Павла, ВКонтакте продолжит путь без полноценного пресс-секретаря. В нужных моментах контактировать с журналистами будет Георгий Лобушкин. Он уже общается с теми изданиями, с которыми у нас установились хорошие отношения.

На мой взгляд, компания такой формации вообще не нуждается в классическом подходе по взаимодействию с прессой. Мы не проводили пресс-конференций и пресс-туров, а спустя три года стало очевидным, что и комментарии в СМИ (за некоторым исключением) бессмысленны. Особенно, если компания не провела IPO.

СП: Почему бессмысленны? Как еще можно сгладить ситуацию, когда какой-то новостной сайт пишет «Серийный убийца оставил манифест, который администрация ВКонтакте принципиально отказывается удалять?»

ВЦ: Уж точно не комментариями. Наша практика показала, что лучше стараться не пачкаться в таких инфоповодах: либо чем-то перекрывать, либо игнорировать. Что бы ты ни сказал, все равно смешают с дерьмом. На такие случаи у каждого пиарщика должен быть припасен пресс-релиз вроде «Наши разработчики стали чемпионами мира» или «Репортаж из офиса ВКонтакте».

Вообще, нужно перестать играть по правилам прессы. Особенно той, что занимается только набросами ради трафика. Отучать их от «Поставьте, пожалуйста, комментарий моего руководителя». Дуров — сам себе СМИ. Суммарно у него уже более 4 млн подписчиков в социальных сетях. У меня — более 100 тысяч. Если от моей ссылки падают «нишевые» СМИ, то медийной силы Дурова хватает, чтобы забить практически любой канал.

Так зачем Павлу посредники в общении с аудиторией? Главное, не зарываться в себя, думая, что тебя все читают, и периодически задумываться над укреплением и расширением собственных медиаканалов. Уж Дуров в этом разбирается как никто другой, периодически сотрясая аудиторию.

СП: Про «посредников в общении с аудиторией» хорошо сказано. Я согласен с тем, что медийная сила Дурова перебивает многие СМИ. То есть, ты считаешь, что ВКонтакте нужно совсем перестать общаться с прессой?

ВЦ: Компании, так или иначе, придется взаимодействовать с прессой. У нас есть много изданий, которые мы уважаем. Но если в один момент все прокремлевские СМИ обрушатся на тебя с темой педофилии, то нет смысла бросаться в их волну со своими комментариями — любые комментарии все равно утонут среди громких заголовков. Зато можно переждать и запустить ответную волну, как мы поступили с сайтом «Город за стеной». Статью на каком-нибудь СМИ, может, просмотрело 10 тысяч человек, а на мой сайт за три дня зашли более 500 тысяч человек, и его лучше запомнили.

СП: Если тебя перестала вдохновлять роль пресс-секретаря, почему ты не захотел попробовать себя в другой роли в компании?

ВЦ: Я попытался предложить себя на должность руководителя спецпроектов, написал план, — но наши с Павлом видения не совпали.

СП: Почему не совпали? В чем?

ВЦ: Моя идея заключалась в создании внешней площадки для трендсеттеров и интересных авторов. Я хотел выделить «правильную» аудиторию ВКонтакте и объединить ее в единую тусовку. Эта же площадка должна была стать точкой входа для тех, кто уходит из Facebook. На ней предполагались каталог рекомендуемых для чтения пользователей и страниц; материалы про жизнь этой тусовки; статьи вроде «интервью с самой старой пользовательницей ВК», «Музыкальные рекомендации от Юрия Сапрыкина»; инфографика и различные сервисы, построенные на API ВКонтакте.

Хотел сделать то, что не получилось у пиарщиков Facebook и Twitter — проект Stories в другом формате. Но после долгих совместных обсуждений мы решили, что у этого проекта высокие риски не добиться поставленных задач. Не исключаю, что когда-нибудь мы продолжим сотрудничество с ВКонтакте на договорной основе.

СП: Тебя же уволили с хорошим «золотым парашютом»? Купил себе Мазерати?

ВЦ: Мой золотой парашют раскрылся уже через год работы в компании. Павел всегда был щедр ко мне. Об этом даже не думал жаловаться. Но машины у меня нет — некуда на ней ездить.

СП: Вы расстаетесь в хороших отношениях?

ВЦ: Безусловно. Они вытащили меня в 22 года из региональной газеты и сказали: «Теперь ты отвечаешь за интересы 100 млн пользователей. Некогда объяснять, всему научим». И научили. Я считаю Павла и Михаила (директор по маркетингу — ред.) своими профессиональными наставниками.

СП: И чем ты теперь будешь заниматься? Откроешь агентство, напишешь книгу или уедешь медитировать в Гималаи?

ВЦ: Очередное никому не нужное агентство? Я плохой бизнесмен. И до книги еще не дорос. Буду продолжать учиться работать с информацией. Куда бы я ни свернул, моя деятельность определенно будет связана именно с этим. Больше ничего меня не интересует.

СП: А как будешь зарабатывать на жизнь? Я уверен, что рекрутеры оборвут тебе телефон.

ВЦ: На прошлой неделе в кафе с Егором Даниловым и Аскаром Туганбаевым, который недавно ушел из СТС, как раз обсуждали эту тему. Многие якобы «звезды» рунета думают, что им оборвут телефон, но часто разочаровываются. Я объективно оцениваю свои силы и никуда не тороплюсь. Кого-то проконсультирую, кому-то помогу. Тем более, после ВКонтакте очень сложно найти подходящую компанию — они заложили в меня определенный стиль. Могу клиента и на х*й послать — он не всегда прав.

СП: Есть в России компании, которые тебя привлекают, куда бы ты хотел пойти работать? Или пора делать свою?

ВЦ: Я тебе лучше скажу о тех областях, в которых я ничего не понимаю: инвестиции, финансы. Все эти ангелы, раунды и еще сотня терминов, которые ты тут часто употребляешь, для меня — темный лес. Ничего в них не понимаю. Хотя говорят, что иногда там хорошо платят.

По поводу своего: люблю деньги, но я не бизнесмен. Если и делать что-то, то в партнерстве с человеком, который во всем этом разбирается. Или бизнес должен получиться случайно, сам по себе.

СП: А какие области тебя привлекают?

ВЦ: Очень нравится гражданская авиация. Как-то мне даже снились статьи с подписями «как заявил руководитель пресс-службы Пулково Владислав Цыплухин, погода скоро наладится и воздушное сообщение восстановится». Если бы Виталий Савельев из «Аэрофлота» пригласил меня к себе помощником, то я бы даже не задумывался. Я впечатлен работой его команды. И это одновременно говорит о том, что у них и без меня все хорошо.

Или, наоборот, нашелся бы какой-нибудь другой бизнесмен, который решил бы составить серьезную конкуренцию «Аэрофлоту». Начнем со стюардесс ( смеется).

Общественный транспорт в целом интересен. РЖД, кстати. Да и «Почта России» — отличная компания. Представь, что будет, если заявить в рунете, что ты теперь PR-директор «Почты России»? Вот это жара и веселье.

СП: Что еще?

ВЦ: Не знаю, Саша. Политика и телевидение мне тоже интересны. Не хочу ломать сейчас себе голову. Может, вообще лучше стать фрилансером и поехать на год куда-нибудь. Хотя к черту все эти сопли про «поеду искать себя», «надо сделать паузу» .

СП: Чем бы ты занимался на фрилансе? Сидя в пятизвездочном отеле на берегу китайской реки давать комментарии прессе – не вариант.

ВЦ: Чем угодно. У нас работа валяется кругом. Мы в интернете. Границ нет — все зависит только от ограниченности идей, а это уже моя личная проблема. Умею писать тексты. Хочу пробовать делать какие-то вирусные сборки.

СП: Что это такое?

ВЦ: Не уложимся в одно интервью. Это донесение идей при помощи интересных для людей форматов. Вернусь еще раз к примеру сайта «Город за стеной». Сколько бы людей услышали меня, если бы я просто сделал запись «Ребята, государство давит на интернет, потому что боится отсутствия контроля над ним»? Лучше потратить неделю и нарисовать картинку: объединить интернет-компании, пририсовать Злату Николаеву из «Афиши», Белкина из «Ленты.ру» (в надежде на их ретвит), Джигурду — и вынести за забор злых монстров федерального телевидения. Наконец, добавить фразу «Пока прогрессивные люди строят города, люди из прошлого обносят их заборами» — ее, кстати, мне помог придумать директор по маркетингу.

Вообще, в стране мало специалистов, умеющих использоваться повестку дня в своих интересах. Но я всегда замечаю успешные кейсы. Например, ребят, которые в прошлом году взяли горячие темы Pussy Riot и обыски Собчак, сделав вирусные принты — информационный тренд плюс продукт. Не знаю, как это отразилось на их продажах, но если лично я когда-то задумаюсь о покупке кондиционера, то обязательно в первую очередь вспомню о них.

СП: «Вирусные сборки» — это же разовая история. Как насчет более систематических планов?

ВЦ: Да нет у меня никаких планов. Ничего пока не знаю. Давай вернемся к этому вопросу хотя бы через месяц, когда я закрою все дела по ВКонтакте.

СП: Ну, резюме на «Хедхантере» хотя бы уже разместил?

ВЦ: Хаха! Не успел еще. У меня есть замечательное резюме на личном сайте.

СП: Ладно, не буду тебя больше мучить. Что-нибудь еще скажешь напоследок?

ВЦ: Скажу. Всем спасибо.

СП: А тебе удачи. Держи нас в курсе своих передвижений и не забывай.

Популярные статьи
Показать еще