Лого vc.ru

ЭКСКЛЮЗИВ: Интервью с Николаем Заярным, гендиректором «Эвитерры»

ЭКСКЛЮЗИВ: Интервью с Николаем Заярным, гендиректором «Эвитерры»
Поделиться

Николай Заярный, генеральный директор печально известной «Эвитерры», в последнее время почти не появляется на публике и не даёт комментарии лично. Нам удалось поговорить с ним и записать эксклюзивное интервью, в котором он рассказывает о своих отношениях с «Авиацентром», о причинах краха «Эвитерры» и о том, что будет дальше.

Панфилов: Привет. Давай начнём с конца — с истории с повесткой и вызовом в Следственный комитет. Потому что сперва LifeNews про это написали, потом оказалось, что это неправда — в чём там было дело?

Заярный: Да, а потом оказалось, что только вы это и перепечатали :-) Правда, развили тему, взяли комментарий у моего адвоката. Ну, мне кажется — хотя не кажется, а уже подтверждено, — что это утка. То есть кто-то слил это в LifeNews, может быть, заплатил, может быть, нет — не могу сказать, не в курсе, и доподлинно не знаю, для чего. Скорее всего, тому, кто это сделал, кажется, что история немного затихла, а нужно меня продолжать дискредитировать репутационно. Именно меня лично, по-человечески. Возможно, это «Авиацентр» делает, но стопроцентных доказательств этого у нас нет. Но мне кажется, что это часть какой-то такой истории. Есть основания полагать, что они могут в будущем ещё какой-нибудь компромат на меня «нарыть». Вполне логично будет.

Панфилов: Это девяностые какие-то прям.

Заярный: Ну, методы у всех свои.

Панфилов: То есть уголовное дело сейчас такое, вялотекущее, и на самом деле тебя никуда не вызывают, допросы не проводят?

Заярный: На данный момент меня никуда не вызывали. Мой адвокат разговаривал со следователем и тот подтвердил, что никто меня никуда не вызывал пока что. Не знаю, случится ли это в будущем.

Панфилов: А ты сейчас в Москве находишься?

Заярный: Прости, не буду отвечать. К тому же это сейчас и не принципиально.

Панфилов: Интересно.

Заярный: Нет-нет, ничего интересного, просто я вижу разные комментарии в том же сообществе Travel Startups. Причём это опять же не идёт от «Авиацентра», но идёт от различных персонажей, о том что, дескать, меня ищут. Но если это не Следственный комитет меня ищет, то кто тогда? Бандиты, «безопасники», или кто? Если новая пиар-стратегия «Авиацентра» — это с помощью различных людей посеять в индустрии мнение, что я кого-то намеренно «кинул», то пусть тогда открыто с такой позицией и выступают. «Авиацентр» пишет во всех своих официальных заявлениях, что я, дескать, скрываюсь от них и с ними на связь не выхожу — возможно, такое заявление преследует цель показать кому-то, какой я плохой. Но о чём мне с ними разговаривать? Они уже сделали всё, что могли — аннулировали билеты, уничтожив наш бизнес, компанию и репутацию. Разговаривать теперь имеет смысл в суде.

Панфилов: То, что ты публично не высказываешься какое-то длительное время — это как раз из-за того, что тебе больше нечего сказать?

Заярный: Нет, почему, мне есть, что рассказывать, просто я осторожен с этим. Потому что знаю — всё, что будет сказано мною, может быть против меня и использовано. Вот «Авиацентр» играет в такую «открытость» и занимается самопиаром, публикует заявления о том, какие они молодцы, восстанавливают билеты (ими же аннулированные). А «Эвитерра», значит, бросила своих клиентов, и Заярный скрывается и на связь с ними не выходит.

У меня есть адвокат и, если ко мне есть какие-либо вопросы — можно передать через него. «Авиацентру», например, телефон Ильи Новикова известен.

[caption id="" align="alignnone" width="1083"] Вот такой был сайт[/caption]

Панфилов: Кстати, что сейчас с компанией происходит — сотрудники распущены и сидят по домам?

Заярный: Сотрудники уволены официально — других вариантов не было. Мы не можем держать их в подвешенном состоянии и не можем заставить их работать бесплатно.

Панфилов: Есть, над чем работать?

Заярный: Сложный вопрос. Если компания и будет в каком-то виде существовать, то мне пока не очевидно, как. С репутационной точки зрения потери полностью невосполнимые. Если сейчас, гипотетически, появляется «Эвитерра» и точно так же, как ни в чём не бывало, начинает снова продавать билеты, в партнёрстве с кем-то — неважно с кем, то это довольно странно будет выглядеть. Как для рынка, так и для клиентов. Мы сейчас самое известное OTA в стране, но, естественно, в не очень хорошем контексте. В том числе, потому что многие СМИ до сих пор продолжают, не разобравшись в ситуации, писать, что именно «Эвитерра» аннулировала билеты. Ну и общая ассоциация — «Эвитерра — аннуляция билетов». От такого сложно избавиться.

Панфилов: Тогда расскажи, с чего всё началось на самом деле, откуда взялся долг, почему «Авиацентр» так себя повёл?

Заярный: Я уже писал много раз, что долг возник от того, что мы залезали в оборотный капитал. Планировали привлечь инвестиции, вероятность была очень существенной, и в какой-то момент мы решили, чтобы продукт не стагнировал и компания развивалась, что мы можем себе позволить брать из оборотных. В какой-то момент, который мы, возможно, как-то проморгали, может, ещё что-то, наступила некая точка необратимости и дырку в рабочем капитале пришлось частично покрывать из продаж следующих периодов. Такая вроде бы очевидная ловушка, но ее опасность я недооценил.

Когда размер этой дыры стал опасно большим, все задёргались — ведь каждую следующую декаду продажи должны были быть больше, чем в предыдущую. А перед Новым годом, на фоне естественного снижения продаж, «Авиацентр» стал переживать, что мы не сможем полностью расплатиться. В 2013 году нужно было полностью расплатиться за билеты, оформленные во второй отчетной декаде декабря (11-20 число), что мы и сделали, и даже немного переплатили.

Долг же за третью декаду образовывался только 9 января. Но как бы то ни было, 27 декабря «Авиацентр» уже отключил нас от продаж, и 31 декабря начал аннуляции.

«Авиацентр», видимо, полагал, что получил право аннулировать билеты после того, как мы подписали очередное допсоглашение, которое мне подсунули перед 27 декабря. Я тогда готов был подписать что угодно, лишь бы они не начали сносить билеты.

То есть представь, что в подписанном договоре, например, был бы пункт о том, что в случае отключения нас от системы бронирования и гипотетической неоплаты отчётной декады «Авиацентр» вправе убивать пассажиров, в буквальном смысле — вот это примерно так же. Есть резолюции ИАТА, есть Воздушный кодекс; это уже сотни раз всеми пережевано, что аннуляция была неправомерной.

[caption id="" align="aligncenter" width="1337"] Вот таким стал сайт[/caption]

И при этом они начали массово аннулировать билеты 31 декабря, на основании лишь предположений о том, что мы с ними можем не расплатиться 9 января. К тому же, они распространяли информацию о том, что якобы аннулировали только неоплаченные нами билеты — но это же абсолютная неправда. Ну то есть человек в августе купил билет с вылетом в январе, а он оказался аннулирован. Как мы могли не расплатиться за билет, который человек купил в августе и при этом продолжать работать до конца декабря?

И у нас, и у «Авиацентра» есть все документы, по которым видно, что все отчетные декады до второй декады декабря включительно — оплачены. Признаю, иногда у нас бывали небольшие задержки платежей — в этих случаях выплачивались довольно существенные пени (миллионы рублей), предусмотренные договором. Это же всё доказуемо. Билеты оплачиваются по декадным отчётным периодам. Например, тот же сферический августовский билет вошёл в оплату одной из декад того же августа или начала сентября максимум — в зависимости от того, когда был выписан.

«Авиацентр» аннулировал то, что мог аннулировать — то есть то, за что они могли вернуть себе деньги. Потому что если бы они начали аннуляцию 9 числа, например, то они бы просто не нааннулировали бы на столько денег, на сколько хотели, потому что многие вылеты уже состоялись бы, и эти билеты стали невозвратными. В этом всё дело. Ну так и написали бы честно, в чём проблема.

К тому же, дата платежа за третью отчетную декаду декабря, который «Авиацентр» должен был сделать в систему расчета с авиакомпаниями, — 15 января. Уверен, что нормально функционируя, мы бы до этого момента рассчитались за предновогодние продажи в рамках графика платежей.

Панфилов: Так если юридически не правы они, то почему дело возбуждается против тебя?

Заярный: Дело пока что возбуждено против неустановленных сотрудников компании «Эвитерра Трэвел». Естественно, в результате оно может вылиться в дело конкретно против меня — я же генеральный директор. Но ни я, ни кто-нибудь из моих сотрудников никакого преступления не совершал, тем более умышленного мошенничества. Дело возбуждено против «Эвитерры», потому что когда всё это закрутилось, в СМИ появились публикации о том, что билеты либо аннулированы «Эвитеррой», либо о том, что аннулированы билеты клиентов «Эвитерры», что, по сути, звучит одинаково.

Следственный комитет должен был что-то сделать, поскольку история приобрела федеральный масштаб и резонанс. И понятно, что проще было возбудить дело против «Эвитерры», потому что везде фигурировала она, а потом уже начать разбираться. Сейчас уже понятно, что «Эвитерра» здесь ни при чём — мы билеты не аннулировали. И на момент аннуляции не были ничего должны «Авиацентру». Поэтому, естественно, мы обжалуем всё это в установленном законодательством порядке.

Панфилов: Вы подали встречный иск о защите чести и достоинства?

Заярный: Наш иск — это немного другое, с делом он напрямую не связан. Мы подали иск, потому что считаем, что компания «Авиацентр» нанесла нам определенные потери.

Они подали иск о взыскании с нас 167,5 миллионов рублей — это абсолютно нормально. Естественно, мы это тоже будем оспаривать, как минимум, по этой сумме есть масса вопросов. Это Илья Новиков тоже говорил в своих комментариях в СМИ.

В любом случае, важно, чтобы все пассажиры в итоге либо улетели, либо получили назад деньги. А мы с «Авиацентром» будем решать споры в суде — как изначально нужно было делать, не вовлекая в это пассажиров. Вернее, изначально нужно было это решать за столом переговоров, что я пытался делать, но услышан не был.

[caption id="" align="aligncenter" width="576"] Фотография Николая из одного из наших старых интервью (машина не его)[/caption]

Панфилов: Если вернуться к тому моменту, когда у вас кончились деньги и вы начали залезать в оборотные, то у вас, ты говоришь, были возможности привлечь инвестиции со стороны.

Заярный: Всё верно. Сейчас таких возможностей, естественно, уже нет. Есть все основания полагать, что сделка состоялась бы в начале 2014 года. Мы активно вели переговоры с инвестфондами, с одним из них у нас довольно далеко всё зашло — не то чтобы на финишной прямой, но уже в той стадии, когда завершение сделки весьма вероятно. Причём и фондам, и всем, с кем мы общались, было понятно, для чего нужны деньги. То есть мы понимали, что существует дырка в оборотном капитале, и мы планируем её закрывать путем привлечения инвестиций в том числе. И потом снижать объемы, повышать прибыльность, делать дополнительные сервисы, вот это вот всё.

Панфилов: В январе уже было поздно искать деньги?

Заярный: Нет, почему, не поздно. Пока компания работала, пока у неё был хороший продукт (а он, несомненно, был), пока у неё были продажи и рост (окей, допустим, не в маржинальности, но в обороте) — никогда не поздно. Более того, желающие были. Когда 27 декабря начался этот весь кошмар с отключением нас, с угрозой аннуляции, со всем остальным, я поднял на уши пол-Москвы, чтобы найти деньги, как-то перекрыться, на любых условиях, за существенную долю в компании, и так далее. Но 27 декабря, очевидно, это почти невозможно.

Костя Калинов в недавнем интервью верно сказал: месяцем раньше или месяцем позже — и всё было бы по-другому. Определенно, нужно было месяцем раньше.

Панфилов: Ну да, время такое. Так а что сейчас в итоге с билетами и с людьми, которые никуда не полетели — они потихонечку возвращают деньги себе?

Заярный: Конечно. СМИ, кстати, до сих пор публикуют цифру в 6000 билетов (это общее количество билетов, аннулированных «Авиацентром» — и цифру эту опубликовали именно мы), из чего делается вывод, что столько человек и не улетели. Но по факту не улетело людей гораздо меньше — кто-то говорил про 57 человек, и это похоже на правду. Это те, кто приехал в аэропорт и уже в аэропорту обнаружил, что их не сажают в самолёт. Но и это, конечно, ужасно вне зависимости от того, сколько было таких пассажиров — 6000 или 57.

Безусловно, всем, кто купил у нас билеты и у кого должен был состояться вылет, пришлось так или иначе понервничать и потратить время на выяснение произошедшего. И, несмотря на то, что для большинства всё закончилось (или закончится) в итоге хорошо, нервные клетки не вернуть.

В итоге часть людей получила новые билеты, а часть людей начала получать деньги  — по крайней мере, как мне известно. К тому же, у многих людей билеты вообще не были аннулированы — у кого-то были невозвратные тарифы (аннулировать такие бессмысленно), у кого-то часть билета была уже использована (такие тоже становятся невозвратными после первого вылета), а что-то выписывалось не через «Авиацентр».

Насчёт конкретных статусов возвратов я пока, к сожалению, ничего не знаю — что-то возвращает «Эвитерра», что-то возвращает «Авиацентр». Как только это прояснится, мы опубликуем официальный релиз.

В основном «Авиацентр» пишет, что они, в принципе, в одностороннем порядке приняли решение восстановить билеты, и о том, какие они молодцы. Но забывают сказать, что в этом же самом одностороннем порядке они приняли решение эти билеты аннулировать. И заявляют, что билеты аннулированы «по вине фактически обанкротившейся “Эвитерры Трэвел”». Ну так если это по вине «Эвитерры Трэвел», тогда зачем вы восстанавливаете билеты? Восстановление билетов «Авиацентром», на наш взгляд, означает признание ими того, что предшествующая аннуляция была неправомерной и ошибочной. Это более-менее очевидно.

Билеты они действительно восстанавливают, но, насколько мне известно, у людей есть ряд претензий к этому процессу. Кто-то заявляет (я видел такие комментарии), что вообще не восстановили, кто-то заявляет, что требуют доплату, если разница существенная, кто-то заявляет, что заставляют подписать какие-то документы с отказом от претензий к «Авиацентру». Действительно, почему бы не предложить пассажиру доплатить или вообще оформить, например, более дешевый билет со стыковкой взамен аннулированного прямого? В такой ситуации пассажиры уже готовы на всё и где-то это вполне может прокатить. Всё это называется минимизацией потерь.

Абсолютно понятно, что «Авиацентр» в любом случае понесёт финансовые потери, но тут уж прошу извинить — не я аннулировал эти билеты, это их решение.

Панфилов: Немного сделаем шаг в сторону — был такой сайт «Эвитерра-кидалово», который сперва вроде вы купили, потом выяснили, что не купили — что там за история была?

Заярный: Этот сайт принадлежит довольно странному человеку, и у него какой-то очень интересный подход. Есть такой клиент, он действительно покупал у нас билет, причём это было довольно давно — то ли в начале, то ли в середине 2013 года, задолго до всей этой ситуации. Причём я где-то натыкался на то, что он зарегистрировал этот домен до того момента, как он купил билет. То есть задолго до того, как у него случилась проблема — я точно не помню, то ли ему долго оформляли возврат, то ли произошел какой-то технический сбой и деньги ему на карту поступили позже, чем должны были поступить, то ли что-то ещё, но в итоге всё нормально закончилось и всё ему вернулось.

И при этом домен eviterra-kidalovo.ru был зарегистрирован даже до покупки билета. И человек реально потратил кучу времени и усилий на то, чтобы собрать на этом сайте все негативные отзывы, которые можно было найти про нас в интернете — на тот момент их было немного, и почти все они были притянутыми за уши — понятно, что в любом OTA (тем более в большом) могут быть определённые проблемы с поддержкой клиентов. Человек заявлял открыто, что его цель – нас закрыть и похоронить. Когда человек бесплатно тратит кучу своего времени вот на такое, трудно поверить, что это не чья-то спланированная работа. Haters, конечно, gonna hate, но мы ж не чиновники какие, чтобы нас так искренне ненавидеть. Тем более, было бы за что.

Но в январе, в любом случае, для этого господина наступил звёздный час, и он получил огромное удовлетворение от того, что у него брали интервью федеральные телеканалы, про него все писали, ну и так далее. А потом, видимо, он решил пойти дальше: ему показалось, что будет весело, если он сделает вид, что мы купили его сайт.

Мы этот сайт не покупали, но всё это было сначала очень странно — я узнал об этом из новостей, и, честно говоря, не знал, как реагировать. Написал у себя в блоге, что, дескать, вот, первая M&A-сделка в моей компании, а узнаёшь о ней из новостей. Я начал выяснять у своих ребят, кто вообще придумал это сделать. В итоге выяснилось, что никто из наших этого не делал, и это то ли кто-то из конкурентов, то ли он сам.

Через несколько дней на этом сайте появились публикации от нашего имени с графиком восстановления билетов. Сразу стало ясно, что это сделал кто-то, кто не понимает, как вообще устроена продажа билетов. Скорее всего, всё тот же человек (или группа людей) и придумал такую многоходовку (в кавычках, конечно же, потому что «ходы» очень уж спонтанные) и тешит свое самолюбие от этого — ну, пускай. Думаю, что он искренне считает себя гением. Пусть люди развлекаются, в общем. Не будем им мешать с этим.

Панфилов: Как по-твоему, когда всё это закончится, закончится ли, чем закончится?

Заярный: Пока не готов ничего утверждать. С одной стороны, есть уголовное дело. Есть история с «Авиацентром», который в теории может начать заниматься вот такими вот различными вещами с дискредитацией — если, конечно, это они. Есть возврат денег пассажирам. Поэтому я не знаю, когда и как это может закончиться. Читаю новости. Всё, что касается законных процедур, всё, что можно сделать — мы делаем.

[caption id="" align="aligncenter" width="1280"] Слава пришла, откуда не ждали[/caption]

Панфилов: С января очень много разговоров по поводу того, что это большой удар для всей индустрии, что всё изменится после этого — как по-твоему, твоя история правда так кардинально на что-то влияет?

Заярный: Ну смотри, с одной стороны, когда все началось, широкой аудитории по телевизору рассказали о том, что билеты можно покупать в интернете (и то, что они дешевле в интернете, чем не в интернете), но при этом рассказали о рисках, которые могут быть с этим сопряжены.

Получился такой пиар всей индустрии в целом. Ну и не забываем о том, что ее отдельные представители тоже неплохо засветились.

Укрепится мнение о том, что нужно покупать билеты на сайтах авиакомпаний — но оно и так было и до этого. Потому что вроде бы понятно, что если покупаешь на сайте авиакомпании, то вероятность подобных событий стремится к нулю. Но сейчас, после этой истории, вероятность подобных событий вообще стремится к нулю. И, кстати, авиакомпаниям это абсолютно на руку — они всегда хотели больше продавать со своих собственных сайтов.

Рынок стал в каком-то смысле надежнее: мне кажется, что никому в здравом уме не придёт в голову повторять эту историю. Никакой консолидатор больше так вот аннулировать билеты не будет. И сам «Авиацентр», наверное, тоже. Насколько мне известно, у «Авиацентра» до этого были подобные истории, но там речь шла о, не знаю, 50 билетах. И это произошло в надежде, что тот, чьи билеты были аннулированы (в смысле, агентство), как-то расплатится путём продажи, например, квартиры, или за чей-то чужой счёт сам восстановит аннулированное. «Авиацентр» вот это всё сделал, в нашем случае, примерно с таким же подходом.

К тому же, как мне кажется, «Авиацентр» недооценил тот факт, что имеет дело с интернетом, где всё прозрачно и информация распространяется очень быстро и в обе стороны — люди довольно быстро разобрались в том, кто действительно произвёл все эти аннуляции. Начали объединяться, совместно решать, как юридически правильно действовать и так далее.

Возможно, в «Авиацентре» думали, что у нас на самом деле есть деньги, но при этом мы их как-то сознательно удерживаем и не платим, или что-то ещё. А под угрозой аннуляции расплатимся. Было б чем. Естественно, я сделал всё, чтобы в полном объёме с ними расплатиться — и расплатился. Очевидно, что аннуляция билетов — это самое страшное, что могло произойти (оно и произошло). Я всеми силами старался этого не допустить.

А если вернуться к последствиям для рынка, то в моменте, конечно, это был удар по нему, но в долгосрочной перспективе рынок, как я и сказал, станет надежнее, а взаимоотношения на нем станут цивилизованнее. И это я абсолютно не в свое оправдание говорю. К тому же, раз какого-то отчаянного госрегулирования до сих пор не введено, то, скорее всего, и не будет введено. А у консолидаторов и агентств есть достаточно возможностей, чтобы совместно и конструктивно разговаривать с авиакомпаниями и государством.

С другой стороны, эта история ставит под угрозу существование небольших билетных ОТА, профинансированных в меньшей степени, чем лидеры рынка, которые в ближайшее время не построят доверительные отношения с пользователями и не найдут ниши, или не научатся зарабатывать как-то по-другому.

[caption id="" align="alignnone" width="874"] Гендиректор «Авиацентра» вручает награду гендиректору «Эвитерры»[/caption]

Панфилов: Если ты мысленно вернёшься в тот момент, когда всё ещё можно было изменить, что бы ты по-другому сделал?

Заярный: Хороший вопрос. Я, скорее всего, искал бы инвестиции более активно, и начал бы это делать раньше, начал бы одновременно общаться с большим числом потенциальных инвесторов. Потому что когда ты залезаешь в оборотный капитал на нашем неприбыльном и высококонкурентном рынке, где все демпингуют, исправить всё можно только привлечением инвестиций. Либо наращивать дыру, что тоже не бесконечно.

Очевидно, что все наши конкуренты, ну, крупные — практически все, были профинансированы суммами на порядки большими, чем мы. И все привлекали инвестиции в какой-то момент. Есть компании гораздо более старшие, чем мы: очевидно, anywayanyday, который привлёк в своё время инвестиции, есть Ozon.Travel, у которого денег, понятно, и так очень много, есть OneTwoTrip, привлёкший довольно большой объём инвестиций, а мы существовали на первоначальные ангельские вложения, и в какой-то момент, наверное, недостаточно активно и недостаточно рано начали заниматься привлечением.

И когда залезли в оборотные средства, назад пути уже не было. То есть либо нужно было вообще в них не залезать и тогда, не знаю, разгонять всю компанию, оставлять одного программиста работать за еду, за долю и всё в таком роде, никак не развивать продукт, не наращивать объёмы продаж и пытаться привлечь финансирование. Как в таких условиях можно было бы его привлечь, я не очень понимаю. Две крайности, в общем. Что бы я делал? Скорее всего, с какого-то момента надо было построить всё так, чтобы я мог не заниматься ничем, кроме привлечения инвестиций. То есть, в первую очередь, этим, а потом уже всем остальным.

Потому что на этом рынке пока что только бутстраппингом и за счёт прибыли сложно построить что-то большое, хорошее и красивое. Я даже не говорю сейчас только про билетный рынок, на котором самая низкая маржинальность (то есть да, он самый высокооборотистый, но низкомаржинальный). Это во всем трэвеле — даже отельные игроки, где маржинальность гораздо выше, как мы видим, тоже не могут бутстрапить.

Панфилов: Ещё раз спрошу про то, что дальше — ты вообще как-то видишь своё возвращение в бизнес? Может, в другой сфере?

Заярный: В том или ином качестве, конечно, вижу, но загадывать — как-то неблагодарно. Надо вначале с этим всем разобраться: с обвинениями в мой адрес, текущими и потенциальными. Плюс если кому-то выгодно меня как-то дискредитировать, то надо понять, для чего. Будем делать всё, чтобы ничего плохого не случилось.

А для общения я сейчас абсолютно открыт (можно написать в Facebook, например). Консультирую несколько компаний и думаю, что дальше делать. Но сначала, повторю, нужно разобраться со всей ситуацией в целом.

Панфилов: А почему ты вдруг решил выступить публично — чтобы как-то высказать своё «фи» «Авиацентру» или попытаться оправдаться?

Заярный: Оправдываться я ни перед кем не собираюсь. Смотри, в чём дело — меня часто сейчас обвиняют в том, что я якобы отмалчиваюсь и прячусь от кого-то, и это может служить подтверждением моей какой-то там изначальной недобросовестности. С одной стороны, мнение большинства из тех, кто обвиняет, мне абсолютно не важно. С другой — есть ряд людей из рынка и не из рынка, которых я ценю, и перед которыми в каком-то смысле неудобно, поскольку для многих из них эта история тоже не до конца понятна. И, безусловно, есть пассажиры, которые как минимум потратили нервы и время. Понятно, что, стоило как-то активнее со всеми работать, но мы реально честно не знали, что делать. И что говорить в тот момент, когда это всё началось. Говорили и говорим всё как есть, но получается так, что этого было недостаточно.

Вот, например, с нашим банком-экваером было непонятно — они нас отключили от эквайринга, и как мы могли проводить возвраты денежных средств? Мы не могли сказать пассажирам, что вот, вы знаете, ваши билеты аннулированы, правда не нами, но тем не менее, а вот что вам делать, как вернуть деньги — мы не знаем. И сейчас то, что до сих пор от нас и от меня лично есть не много информации, связано исключительно с тем, что всё, что мы скажем, может быть использовано против нас. Поскольку дело пока что против нас.

И посмотрел бы я на таких вот товарищей, которые, знаешь, все такие из себя хорошие, и за всё хорошее и против всего плохого. Я тоже был и есть за всё хорошее всегда, но, по сути, против меня неправомерно заведено уголовное дело, а против них — нет. Как бы они себя вели в моей ситуации?

С другой стороны, есть определённые пиар-телодвижения «Авиацентра», заявляющего о том, какие мы плохие и о том, какой лично Заярный плохой. Нужно на это реагировать, потому что, как я говорил, многие искренне считают, что «Эвитерра» якобы кого-то «кинула». А это не так.

Популярные статьи
Показать еще