{"id":13579,"url":"\/distributions\/13579\/click?bit=1&hash=fac1e262bacedc292bce698ad3ca818a77bd592caa4fdfa917a7de6d9e68f657","title":"\u0420\u0435\u043a\u043b\u0430\u043c\u043d\u044b\u0439 \u0431\u044e\u0434\u0436\u0435\u0442 \u043f\u043e\u0442\u0440\u0430\u0442\u0438\u043b\u0438, \u0430 \u0442\u043e\u043b\u043a\u0443 \u043d\u0435\u0442","buttonText":"\u041a\u0430\u043a \u0443 \u043c\u0435\u043d\u044f!","imageUuid":"7b040e27-87ca-5e31-ad48-6ae8b0b1ebed","isPaidAndBannersEnabled":false}
Истории из жизни CEO

Майнц и Висбаден (глава 3 из романа "На велосипедах вдоль Рейна")_18+

3 мая. Путешествие — это уникальный период в жизни, когда вы в дороге, и есть время поговорить, поделиться сокровенным, увидеть очевидное. То, что в обычной жизни и привычном образе жизни не замечалось.

Майнц, Висбаден, Германия

«Туристы не знают, где они уже побывали,а путешественники не знают, где они ещё побывают».

Пол Теру

Анна разбудила Артура поцелуями.

— Доброе утро! Вставай, лежебока… — Она положила голову ему на грудь и посмотрела на его подбородок. — Кому-то нужно побриться.

Артур потянулся.

— Доброе! Который час?

— Уже полдесятого… Что сегодня хочешь смотреть, Майнц или Висбаден?

— А то и то не получится?

— Можно попробовать, но тогда придётся всё делать быстро… Сегодня надо проехать примерно тридцать пять километров. В дороге будем около трёх часов точно… Ещё два или три часа уйдёт на осмотр замков... А ещё надо вещи по велосумкам перераспределить, чтобы нужное было под рукой... Плюс время на завтрак и обед... И желательно доехать в Бинген до того, как начнёт темнеть. В общем, если будем смотреть Майнц и Висбаден, то передвигаться придётся быстро.

Артур повернулся на бок и притянул Анну к себе.

— Нет, быстрый ритм нам не подходит. Мы же на отдыхе… Наслаждаемся, так сказать, процессом.

Он начал целовать любимую в щёку, потом в шею.

— Ну, если ты об этом… — Анна широко улыбнулась. — То тогда мы точно никуда не успеем.

Анна откинула одеяло в сторону и легла на спину. Артур, покрывая поцелуями грудь любимой, начал двигаться в направлении её живота.

— Нафиг замки, продолжай! — Анна закрыла глаза и прикусила губу.

Вскоре в комнате раздались тихие женские стоны.

***

Получив порцию утреннего удовольствия и собрав вещи, уже через полтора часа влюблённые направились в сторону Майнца. Они решили сначала осмотреть этот городок и позавтракать там в каком-нибудь кафе, а после завтрака обсудить дальнейшие действия.

Артур любит действовать по тактике «от кофе до кофе». Заключается она в том, что для дел отводится примерно три-четыре часа, пока кофеин действует на нервную систему. Потом, когда наступает заторможенность и падает активность, приходит время, чтобы выпить ещё чашечку кофе.

Пока организм получает новую порцию кофеина, происходит оценка ситуации, что сделано за прошедший период времени, и планируется то, что надо или что хочется сделать далее.

Таким образом, с учётом того, какое эмоциональное состояние имеется на момент дозаправки кофеином, составляется и следующий план действий.

Если упростить, то получается вот что: чашка кофе и план действий; далее действия; потом чашка кофе и оценка ситуации плюс план дальнейших действий.

Пасмурная погода и мокрый асфальт на улицах указывали на то, что ночью или ранним утром прошёл дождь.

Путешественники неспешно ехали по мосту, переправляясь на ту сторону Рейна, откуда они приехали вчера. Анна ехала впереди, Артур следовал за ней.

Сегодня рюкзак с ценными вещами был у него. Туда сложили ноутбук, паспорта, кошельки с деньгами и кредитками, зонтики, солнцезащитные очки, ветровки и бейсболку Артура, а также положили свитера на случай, если к вечеру похолодает.

Остальные вещи были надёжно упакованы в велосумки.

Набор инструментов для ремонта велосипедов, полиэтилен для укрытия велосумок от дождя, фонарики, тросы для крепления грузов и велозамок находились в небольших сумках на рамах велосипедов.

В дороге Артур любит размышлять о жизни, себе и людях. Любит анализировать ситуации, чтобы извлечь уроки или собрать информацию для подготовки плана действий в будущем.

Проезжая по мосту, Артур смотрел на быстрые мутные воды реки. В это время в его голове появились мысли о личных отношениях.

«Семейные отношения — это подстройка под того, с кем ты живёшь. Меняются свои привычки, появляются новые… Готов ли я к этому?

В прошлых отношениях я с этим уже намаялся… Из-за того, что у нас были разные представления о быте, нам постоянно приходилось искать компромиссы. Нужно ли мне опять всё это?

Те отношения уже давно закончились, а вот воспоминаний о том, как ссорились из-за пустяков, до сих пор хоть отбавляй… Хочу ли я снова через всё это проходить?

Как говорил один мой знакомый: «Не каждому мужчине нужна жена, чтобы быть счастливым!»

Так нужны ли мне новые серьёзные отношения?»

Артур на мгновение вспомнил прежние личные отношения.

«Когда расстаёшься, сначала тебе кажется, что жизнь остановилась и мир рухнул, а потом наступает момент, и жизнь возвращается во всех красках. Ты снова начинаешь радоваться тому, чему радовался раньше. Ты начинаешь снова наслаждаться жизнью…

Правда, теперь ты это делаешь осторожно и все следующие отношения воспринимаешь с опаской, потому что не хочется опять попасть в состояние безвыходности и тоски. Поэтому влюбляться-то влюбляешься, но сильных чувств избегаешь, ограничиваешься романтикой…

Надо решить для себя… Стоит ли и дальше придерживаться этой стратегии поведения, или настало время для новых серьёзных отношений?»

Вдруг одна из велосумок соскочила с багажника и упала. Артуру пришлось остановиться и пройти назад, чтобы подобрать её.

Вернувшись к велосипеду, он стал осматривать сумку и багажник, пытаясь разобраться в ситуации. Всё оказалось просто: он плохо зафиксировал крепёж, и крючок на сумке не попал на рейку багажника.

Артур заново всё закрепил и для надёжности притянул сумки к багажнику специальным резиновым тросом, предназначенным для крепежа грузов. Два троса он захватил с собой на всякий случай — вдруг пригодятся. Интуиция не подвела. Она вообще его редко подводила.

Анна хватилась любимого лишь тогда, когда собиралась спускаться с моста на набережную. Увидев, что Артур стоит возле велосипеда и что-то с ним делает, она развернулась и поехала к нему.

Закрепив велосумки на багажнике, Артур направился в сторону любимой.

Через минуту они встретились.

— Ты чего отстал? — Анна объехала вокруг любимого и пристроилась к нему сбоку. Поехала рядом.

— Сумка соскочила. Заново всё крепил.

— Ты бы окликнул меня… — недовольно произнесла она.

— Да ты уже далеко была, — спокойно ответил Артур.

Добравшись до спуска на набережную, влюблённые съехали вниз и далее поехали вдоль реки в сторону Майнцского собора.

Артур повернул голову к любимой.

— Аня! Давай договоримся... Если кто-то впереди едет, то он периодически назад поглядывает, как там другой. Я понимаю, что ты автомобиль не водишь, и у тебя нет привычки смотреть в зеркало заднего вида. Но постарайся всё же им пользоваться. Оно не для красоты или потому, что так положено по местным правилам. Оно в первую очередь для тебя, чтобы ты видела, что происходит позади.

— Хорошо. Буду привыкать.

— Умничка!

Он послал ей воздушный поцелуй.

Влюблённые ехали к собору, петляя по улочкам, которые отходили от набережной. Осматривая их, они то приближались к реке, то отдалялись от неё.

Вскоре парочка доехала до площади Либфрауэнплац, расположенной возле собора.

На уровне подсознания Артура и Анну влечёт друг к другу как соратников. Они оба принадлежат к племени искателей приключений и любителей авантюр. Но они об этом пока не догадываются и в своих отношениях руководствуются больше эмоциями и впечатлениями друг о друге.

Когда Артур и Анна обнимают друг друга и целуют, им кажется, что они знают друг друга, но это не так: один видит в другом не того, кем тот является на самом деле. Они оба влюблены в те образы, которые сами себе создали. Истинные душевные порывы и мотивацию поступков друг друга они пока не знают.

Влюблённые объехали вокруг собора, осматривая его и подыскивая место для завтрака. Приметив уютное кафе с видом на собор, парочка остановилась.

Перед кафе стояли низкие столики с квадратными столешницами и плетёные кресла. Вся мебель была чёрного цвета и выглядела весьма элегантно.

За столиками сидели монашка в чёрном одеянии и две молодые женщины, одетые по последней моде.

Поставив велосипеды на специальную стойку у кафе, путешественники присели за свободный столик.

Тут же к ним подошла официантка — рослая женщина бальзаковского возраста, лицо в веснушках, маленький рот, близко посаженные глаза. На ней были чёрная фирменная ветровка, длинный тёмно-серый фартук, жёлтая вязаная шапка и цыплячьего цвета резиновые сапоги. Из-под шапки вылезали пряди рыжих волос.

Она положила перед гостями меню — заламинированный лист бумаги, на котором были представлены напитки и десерты.

Ознакомившись с ассортиментом, парочка заказала два капучино и два морковных тортика. Официантка сделала запись карандашом в маленьком жёлтом блокнотике и ушла.

Артур огляделся. Влажные камни площади указывали на то, что и тут недавно прошёл дождь.

— Что-то негусто тут посетителей… Да и на площади людей мало.

Анна посмотрела по сторонам.

— Немцы по выходным в это время ещё дома. Да и погода сегодня… сам видишь… — Анна подняла голову и посмотрела на небо. — Как бы не ливануло!

Она застегнула молнию на воротнике куртки.

В ожидании заказа путники занялись своими делами: Анна сортировала и обрабатывала в айфоне фотографии, сделанные вчера, Артур разглядывал собор и площадь.

Майнцский собор начали строить в Х веке в романском стиле. Потом в разные века его достраивали в готическом стиле и в стиле барокко. Именно поэтому в наше время он выглядит довольно необычно.

Дул свежий ветерок, и пахло сыростью. Глядя на собор, Артур размышлял.

«Красивый собор... Как говорил один знакомый: «Всё преходяще, кроме искусства». — Он улыбнулся. — Хотя искусство тоже не вечно… Но умирает медленнее… Оно изящнее».

Сначала взгляд Артура блуждал по стенам собора и его башням, потом его взор поднялся выше.

Над площадью кружили две чайки, видимо, случайно залетевшие сюда в поисках еды. Они носились в небе рядом друг с другом и истошно вопили.

Артур перевёл взгляд вниз, на влажные камни площади.

«Странно... Вокруг нет голубей… Обычно на любой площади они есть… А тут нет».

За соседним столиком монашка с аппетитом уплетала мороженое. Она торопливыми движениями вытаскивала пластмассовой ложечкой из картонной баночки сладкую холодную массу и тут же отправляла её в рот.

Артур украдкой посмотрел на неё и быстро отвернулся.

«Все мы люди... Я её понимаю… Это же вкусно и напоминает о детстве».

Думая об этом, он перебирал пальцами левой руки бусинки на браслете, украшавшем запястье правой руки. Он частенько перебирал бусинки, когда о чём-нибудь размышлял.

На площадях всегда разыгрываются жизненные драмы.

Артур скользил взглядом по влажным камням площади, продолжая играть с бусинками на браслете.

Вдруг у стены собора он заметил мужчину и женщину, которые громко ссорились. «Интересно! — подумал Артур. — Кто из них виноват, а кто начал выяснять отношения? Он или она?»

Артур взглянул на соседний столик, за которым сидели две молодые женщины-модницы и беседовали.

Возле одной из них стояла детская коляска, в которой сидел ребёнок и смотрел на планшете мультфильмы. Он был одет в ярко-жёлтую шапочку, светло-красную куртку, зелёные штаны и чёрные ботинки.

Артур улыбнулся, глядя на малыша.

«Не ребёнок, а светофор! Красный, жёлтый, зелёный… Клоуна, что ли, воспитывают?»

Официантка принесла заказ. Анна тихонько ей что-то сказала. Та кивнула и ушла.

— Что-то не так? — поинтересовался Артур.

— Что-то медленные они тут! Долго ждали заказ… Боюсь, что столько же будем ждать счёт… Попросила, чтобы нас рассчитали… Пока счёт принесут, думаю, как раз и позавтракать успеем…

Морковные тортики выглядели аппетитно. Особенно удались ярко-оранжевые фигурки морковок из марципана, которые украшали белую глазурь.

— Приятного аппетита, дорогой!

— Спасибо… И тебе приятного аппетита. — Артур придвинул к себе чашку кофе. — Предлагаю, как поедим, обсудить план дальнейшего передвижения.

— Хорошо. — Десертной вилкой Анна отправила в рот кусочек тортика и, закрыв глаза, стала медленно его пережёвывать. — М-м-м! Божественно! Очень свежий, нам повезло. Его, наверное, утром сделали.

— Я думаю, в таких проходных местах ничего долго не задерживается, поэтому и свежий, — ответил Артур с умным видом.

Анна сделала фотографию второго тортика, пока тот ещё был цел и Артур не успел к нему притронуться.

— «То, что нас не убивает, мы описываем на Фейсбуке*». — Анна улыбнулась, — Раздай мне, пожалуйста, интернет, скину фотки в соцсеть.

— Давай чуть позже, когда поедим! — недовольным голосом произнёс Артур.

Анна отложила айфон в сторону. Улыбка исчезла с её лица.

«Блин! Жалко, что ли, раздать интернет?! — подумала она, — Если бы ему нужно было, он бы от меня сейчас не отстал».

Взглянув на любимого, она тактично ответила: «Ладно, можно и позже».

Анна родилась в семье, где бабушка и дедушка по материнской линии занимались наукой и были геологами.

Бабушка часто бывала в экспедициях и любила рассказывать внучке о том, где она путешествовала и какие приключения у неё были. Слушая бабушку, Анна рисовала себе картины дальних земель и народов, и уже с детства у неё зародилась идея посмотреть весь мир.

После окончания института она устроилась работать в мастерскую, где делали художественные витражи, и стала неплохо зарабатывать. Именно эта работа и позволила ей начать путешествовать по стране. Она побывала на Алтае и Камчатке, в Карелии и на Кавказе.

Когда же она стала работать администратором в художественной галерее, смогла позволить себе путешествовать и по европейским странам.

Мать Анны, как и бабушка, была геологом. Дома бывала редко, и воспитанием дочки в основном занимался отец. Когда Анне было девять, родители развелись. После этого у Анны с матерью сложились напряжённые отношения. Она осталась с отцом, а мать вскоре переехала жить в Германию.

До развода родителей у Анны было интересное и счастливое детство.

Её папа любил походы и горные лыжи, любил собирать грибы и ягоды. Эту любовь к спорту и природе он передал и дочке. Анна рано освоила горные лыжи, любила собирать грибы и умела ловить рыбу.

Из детства Анне больше всего запомнились летние походы в выходные дни, когда они с папой брали палатку, рыболовные снасти и шли с ночёвкой вдоль реки.

Запах реки и полевых цветов, ловля рыбы, звёздное небо над головой, песни под гитару у костра — всё это осталось в её памяти приятными воспоминаниями, за которые она была благодарна своему отцу.

Папа Анны был мужчиной с «золотыми руками». Предпочитал зарабатывать, что-то мастеря, ремонтируя, создавая. Привычку работать руками он передал и своей дочери. Анна любила и умела мастерить.

Уже в детстве Анна ощущала себя художественной натурой, рождённой для того, чтобы передать красоту мира другим людям через своё творчество. А мир она воспринимала как большую игровую площадку, где всегда есть что-то интересное.

Ей хотелось долго жить, о старости и смерти она старалась не думать и в Бога не верила.

Съев тортики, парочка принялась обсуждать маршрут путешествия и составлять план действий на ближайшее время.

— Майнц меня что-то не впечатляет. — Артур лениво потянулся и удобнее устроился в кресле. — Я думаю, что собора и набережной нам достаточно. Предлагаю вернуться в Висбаден.

— Поддерживаю! — ответила Анна. — К тому же нам всё равно по той стороне Рейна сегодня ехать. Нужные достопримечательности сегодня на правой стороне реки.

Артур посмотрел на любимую.

— Так, с этим решили… Висбаден и далее в замки. Теперь по всему маршруту... Девятого мая выпадает у нас на субботу, а десятое — на воскресенье. В это время мы будем в Кёльне, так?

— Ага! — кивнула Анна.

— На одиннадцатое, двенадцатое и тринадцатое мы ничего не планировали…

— Да! Эти дни у нас про запас... Мало ли что в дороге.

— Это правильно.

— Предлагаю в Кёльне с этими днями определиться. — Анна допила кофе и поставила чашку на столик. — Из Кёльна можно в соседние городки съездить… А можно после Кёльна на пару дней в Дюссельдорф и там потусоваться… Обратный рейс у нас всё равно оттуда.

— Хорошо… С этими днями позже разберёмся, — ответил Артур и закинул ногу на ногу. — Значит, получается, что с сегодняшнего дня и до девятого мая мы живём в режиме «каждый день ночёвка в новом месте»?

— Ну, да... Только у мамы мы не на одну ночь, а на две.

— Напомни мне. Когда мы у неё?

— Завтра вечером должны приехать в Обервезель и ночуем там… Днём гуляем по городку, и потом ещё ночёвка… А шестого утром выезжаем из Обервезеля и едем до городка Боппард. — Анна глубоко вздохнула. — Я бы, честно говоря, к матери заехала бы только для того, чтобы отдать ей то, что она заказала, и потом поехала бы дальше... В том городке особо смотреть не на что, можно и за полдня управиться.

Анна стала собирать крошки со стола и складывать их на тарелочку для десертов.

— А как же общение и обмен новостями между родными? — поинтересовался Артур.

— Не люблю я с ней разговаривать… Напряжённо у нас с ней. — Она выдержала паузу. — Ещё с юности.

— После того как она с отцом разошлась?

— Нет, позже… Там отдельная история. — Анна снова вздохнула и сдвинула брови, мышцы на лице напряглись, на лбу между бровями появилась морщинка. — Если бы не её заказ, можно было бы и вообще не заезжать...

Взявшись за ручку стоящей на столе чашки, Анна медленно повернула посуду в одну сторону, потом в другую и посмотрела на причудливый узор из кофейного осадка, который застыл на белой стенке чашки.

— Я, когда планировала маршрут, позвонила ей и сказала, что будем мимо проезжать… И что можем с ней на часок пересечься, кофейку вместе попить, а потом мы дальше поедем… Так нет же! Настояла, чтобы мы заехали и погостили хотя бы день… И ещё попросила крем привезти. — Анна посмотрела в сторону. — Вечно какую-нибудь фигню просит привезти. В России, видите ли, это дешевле, чем у них... То косметику, то книги, то лекарство...

— И что, тебе жалко помочь?

— Да не в этом дело, — с сожалением в голосе ответила Анна и наклонилась вперёд. — Знаешь, как говорят: «Родственники познаются при разделении имущества и наследства».

Анна на несколько секунд замолчала, сдерживая эмоции.

— Ладно, как-нибудь потом расскажу, — добавила она напряженным голосом.

Через несколько секунд Анна удобнее села в кресле, постаралась расслабиться и сменила тему разговора.

— Кстати, возвращаясь к утреннему инциденту... Я думаю, ничего страшного мы не сделали. Мне кажется, она и до нас сломана была. Просто вчера вечером мы это не заметили.

Артур посмотрел на любимую, приподняв брови.

— А я думаю, что тебе надо написать ему письмо и объяснить ситуацию… Может быть, щеколда в ванной была и раньше сломана, и он про это не знал… А может, её сломал я, когда пытался закрыть дверь… В любом случае, надо сообщить и посмотреть, что ответит.

— А я предлагаю на это забить. Если даже это сделал ты... И что теперь? Возвращаться и чинить ему дверь? Сломалась и сломалась, дело житейское… Починит.

— Дело твоё, профиль в Эйрбиэнби твой… Ты бронировала жильё и общалась с хозяином, отзыв от него получишь ты… Я бы всё же ему о щеколде написал.

Анна протянула руку к Артуру и погладила его по голове.

— Опять в ком-то зануда проснулся!

Он улыбнулся ей и бросил взгляд в сторону кафе.

— Ну и где наша официантка со счётом?

Анна взяла рюкзак и начала в нём что-то искать. Достала кошелёк.

— Думаю, так проще будет. — Она поднялась и направилась к входу в кафе.

Артуру проводил её взглядом.

«Надо бы ей про деньги сказать».

Подумав о деньгах, он тут же мысленно перенёсся в тот день, когда они сидели на кухне в квартире Анны и обсуждали это путешествие, планировали бюджет поездки.

Перед путешествием влюблённые открыли в банке совместный счёт и привязали к нему банковскую карту, оформленную на Артура. Каждый из них внёс на счёт определённую сумму для общих затрат: оплата счетов в кафе и ресторанах, оплата проезда в транспорте, входные билеты в замки. Для остальных трат взяли наличные.

Поскольку в отношениях Артур и Анна недавно, то у них принято, что каждый платит сам за себя. Если кто-то желает взять расходы за что-то на себя, то он при расчётах говорит «я угощаю» или «я дарю». В ресторанах и кафе счёт делится пополам. Если кто-то кому-то что-то покупает, то это расценивается как подарок или знак внимания.

Пока он вспоминал тот день, Анна вернулась.

— Хватит ковырять в носу. — Она убрала его руку от лица. — Как маленький!

Артур немного смутился.

— Задумался! – Он поднял голову и посмотрел на стоящую рядом Анну.

Она широко улыбалась.

— Вставай, поехали. Я расплатилась картой с общего счёта.

Артур медленно почесал в затылке.

— Слушай, я тут подумал... Мы неправильно сделали, что все деньги в рюкзак закинули. Как пишут в книгах для путешественников… «Не храните все деньги в одном месте. Будут грабить — отдайте малое… Отдав малое, можно избежать посягательства на более ценное. А то, что ценно, всегда защищайте». За рюкзак мы будем бороться до последнего — там много ценного. А общую кредитку можно отдать, если начнут грабить… Её можно быстро заблокировать, позвонив в банк… А вот наличные надо спрятать так, чтобы их сложно было найти… У меня для этого есть специальный пояс на тело под одежду. И если…

— Ты серьёзно? — перебила его Анна. — Кто тебя тут будет грабить, детка? Ты же в цивилизованной стране. Это Германия! Тут даже рюкзак на велосипеде, если оставишь и потом вернёшься... В нём всё так и будет лежать, как лежало… Вéлики, конечно, лучше пристёгивать или хотя бы между собой сцеплять... Это да, угоняют. Но вот по сумкам и рюкзакам точно никто не полезет… Тем более в людном месте и при свете дня.

Анна мягко потрепала Артура по щеке.

— Иногда ты меня удивляешь… Вроде умный мужик, но можешь такую хрень сказать, что и не знаю, как реагировать.

— Бережёного Бог бережёт! Интуиция подсказывает, что деньги лучше разделить на несколько частей… Общая кредитка пусть будет у кого-то в кармане. Кэш основной прячем в пояс под футболку, я его буду носить. А кошельки с банковскими картами и мелочью кладём в рюкзак.

— Хорошо, пусть будет по-твоему! В Бингене перераспределим. Не сейчас же тут у всех на виду это делать?!

— Согласен… Ладно, поехали. — Артур встал со стула.

Захватив рюкзачок, путешественники направились к велосипедам.

Низкое серое небо давило на землю. Влажный воздух наводил на мысль, что где-то неподалёку идёт дождь.

У Анны есть мечта: она хочет жить на маяке или в доме, похожем на маяк. Эта мечта появилась у неё ещё в детстве, когда однажды летом она приехала с папой в Крым на Меганом и провела там целый месяц.

Они жили в палатке на берегу моря неподалёку от военной части, и на этом берегу находился маяк.

Анна часто играла с детьми смотрителя маяка и время от времени взбиралась с ними на маяк. С тех пор она и полюбила башни с сигнальными огнями.

А ещё её привлёк образ жизни смотрителя маяка: утром на берегу ловить рыбу, а по вечерам у моря смотреть на закат.

Когда Артур и Анна возвращались в Висбаден и уже въехали на мост, ветер неожиданно усилился и с неба закапал мелкий дождик.

Анна ускорилась. Артур, не обращая внимания на изменения погоды, продолжал крутить педали в том же ритме и думал о своём.

«А ведь всё началось с того, что просто стало жалко её… Одна воспитывает дочь, вся уставшая и на нервах, с мешками под глазами…

Подумал, что смогу скрасить её досуг и, возможно, чем-то помочь. Без всяких задних мыслей. Просто хотелось дружеских посиделок за чашкой кофе, общения и совместного досуга... Театры, музеи, кино… С сексом в это время у меня вопрос был решён… Была постоянная партнёрша… И только для этого…

Мне же хотелось о ком-то заботиться, а Анна как раз нуждалась в том, чтобы о ней заботились, хоть всячески и старалась это скрывать… Так и сошлись. Кто же знал, что из наших встреч возникнут личные отношения?!

И мы сейчас на пике конфетно-букетного периода... И что дальше из всего этого получится, никому из нас неизвестно. Ни ей, ни мне...

Интересно, а почему она со мной? Действительно любит или ждёт, пока я разбогатею? Или просто уже привыкла ко мне? Или что-то ещё?»

Он посмотрел на тротуар. Капли отскакивали от бордюрных камней водяной пылью, в лицо веяло свежестью.

«Кандидат в мужья из меня, прямо скажем, не очень: социальный статус не тот, да и семью сейчас я не могу обеспечивать… Я стартапщик... Всё, что у меня сейчас есть: время, здоровье, деньги — я вкладываю в свой проект. Что в итоге будет, не знаю. Может, разбогатею, может, потрачу ресурсы впустую и желаемого результата не получу… Тут как повезёт!»

Артур взглянул на реку. Впереди виднелся большой корабль, пришвартованный к берегу.

«Очень хочется верить, что она со мной не из-за денег, потому что рестораны и дорогие подарки — это не про меня… А вот поехать вместе путешествовать — это да, это про меня! Затеять совместный бизнес?! Тоже соглашусь и ввяжусь».

Добравшись до съезда с моста, Артур увидел, что Анна уже поджидает его.

— Может, чуток быстрее будешь ехать? — сердито спросила она и нахмурилась.

— Хорошо, постараюсь.

— Дождик, возможно, надолго зарядил. Надо дождевики доставать и решать, куда дальше едем.

— Предлагаю пропустить Висбаден… Если дальше будет только дождь, то лучше уж в это время по замкам ходить, чем по городу ездить. — Артур вытер с лица капли дождя.

— Я тоже за замки… Значит, переодеваемся и двигаемся к нужной велодорожке.

Роман, трилогия, На велосипедах вдоль Рейна

Вдруг на них налетел резкий холодный ветер, и дождь усилился.

Влюблённые быстро спустились вниз и заехали под мост, чтобы укрыться от непогоды. Найдя подходящее место, они слезли с велосипедов, прислонили их к бетонной опоре, разрисованной граффити. Стали утепляться.

Поверх джинсов Анна надела чёрные спортивные штаны, а лёгкую бежевую куртку заменила серым свитером. Поверх свитера она надела салатовый дождевик, который взяла у папы. Он был ей велик, зато полностью укрывал от дождя и её, и рюкзак на спине.

Увидев любимую в необычном наряде, Артур улыбнулся.

«Вылитый Гаврош! Оказывается, не всегда она модница».

С загадочной улыбкой на лице он надел под ветровку чёрный свитер, а сверху неё лёгкий одноразовый дождевик.

Утеплившись, путешественники накрыли велосумки полиэтиленовой плёнкой, которую специально взяли, чтобы укрывать вещи от непогоды.

Когда они уже собирались выезжать из-под моста, Анна на мгновение задумалась и замешкалась.

— Надену-ка я ещё шапку. А то, кажется, пока ехали по мосту, мне ухо надуло.

Она сняла дождевик, потом рюкзак со спины и вытащила оттуда шапку. Снова накинула рюкзак на плечи и затем надела дождевик.

— Ну что, копуша, можно ехать? — Артур ласково улыбнулся любимой.

— Подожди. — Она достала из велосипедной сумочки на руле маленький тюбик красного цвета. Открыв его, выдавила оттуда немного бальзама и лёгким движением, глядя в зеркало велосипеда, нанесла его на губы. — Всё! Теперь можно ехать.

— Же-е-е-нщины! Теперь я понял, зачем тебе зеркало на руле.

Анна улыбнулась.

— Догоняй! — сев на велосипед, она выехала из-под моста.

Со своим отцом Анна в последнее время общается через силу. Ей не нравится, что он относится к ней, как к маленькой. Её папа живёт в соседней квартире на том же этаже, что и она с дочкой. Стадия «отделения от родительского гнезда» у Анны так и не наступила: отец до сих пор заботится о ней и помогает.

Это положение дел угнетает Анну, но она ничего не может с этим поделать, потому что до сих пор нуждается в поддержке отца.

Артур достал из кармана штанов айфон.

«Четырнадцать тридцать… Хм-м-м! Быстро время бежит на отдыхе».

Он подключил наушники, нашёл в плейлисте саундтреки из фильма «Шоссе в никуда» и включил проигрыватель.

Когда музыка заиграла, он оттолкнулся ногой от асфальта и, крутя педали, последовал за любимой.

Приключения начались, и впереди их ждали замки.

В отношениях влюблённых наступил новый период — время дурачеств, глупых поступков, нежных прозвищ и детского восприятия мира.

* В тексте имеются упоминания приложений Meta Platforms Inc. (признана экстремистской организацией на территории РФ, её деятельность на территории России запрещена).

0
Комментарии
Читать все 0 комментариев
null