{"id":13508,"url":"\/distributions\/13508\/click?bit=1&hash=84881d55bbad8a9fea0858220d4fa15ea06fdd4fceb0218db01a425f0cc754d2","title":"\u041a\u0430\u043a \u0441\u043d\u044f\u0442\u044c \u0440\u043e\u043b\u0438\u043a \u0441 \u0440\u0430\u0431\u043e\u0442\u043d\u0438\u043a\u0430\u043c\u0438, \u0447\u0442\u043e\u0431\u044b \u0431\u044b\u043b\u043e \u043d\u0435 \u0441\u0442\u044b\u0434\u043d\u043e","buttonText":"","imageUuid":"","isPaidAndBannersEnabled":false}
Bookmate

«Самая большая для нас боль — иностранные правообладатели». Издатели в России о работе в новых условиях

Иллюстрация: Саша Пожиток, Букмейт

Завершаем наш разговор с российскими издательствами в рамках марафона «Книги остаются». «Поляндрия», «Альпина» и V—A—C рассказывают, что пишут им иностранные партнеры, чем будут заменять финскую бумагу и на сколько снизились продажи (другие интервью читайте здесь, здесь и здесь).

Что изменилось в вашей работе после февраля 2022 года?

Сергей Аносов, менеджер по продажам издательства V–A–C: Мы резко оказались в состоянии неопределенности и старались друг друга поддерживать: буквально сразу созвонились всей командой, чтобы поговорить и поделиться переживаниями. Почувствовали некоторую растерянность, но быстро стало понятно, что издание книг и продолжение деятельности — это как раз важная точка опоры. От запланированных на 2022 год проектов не отказались, хотя некоторые издания пришлось временно отложить, в том числе из-за сложностей с покупкой прав.

Если сравнивать нынешнюю ситуацию с коронавирусом, то здесь у нас немного другие ограничения. В период локдауна сильно снизились продажи, отменялись книжные маркеты, из-за удаленной работы перестраивались внутренние процессы. Сейчас же, например, есть большие трудности с типографиями: подорожали или вовсе пропали определенные типы бумаги и других полиграфических материалов — многие европейские производители прекратили поставки в Россию.

Из наших иностранных партнеров никто не отказался от сотрудничества. Некоторые издательства и агентства были вынуждены временно приостановить совместные проекты (и это довольно предсказуемо в сложившейся ситуации).

А какие-то авторы, напротив, написали трогательные и очень личные письма. Если опустить детали, практически все они сводились к одному: книги обязательно должны выходить во что бы то ни стало, для многих сейчас это единственная возможность сохранить хрупкую связь с реальностью.

Сергей Аносов
Менеджер по продажам издательства V–A–C

Учитывая, что мы всегда делали упор на книги по искусству, продажи особенно не изменились — например, «Живопись и опыт в Италии XV века» Майкла Баксандалла по-прежнему остаются бестселлером. Из последних изданий отмечу статьи и воспоминания русской революционерки Александры Коллонтай «Хочу быть свободной». И еще «Искусство описания: голландская живопись в XVII веке» американского искусствоведа Светланы Алперс.

Нам всем сейчас очень помогает поддержка внутри команды, общие ценности и понимание, куда мы хотим вместе двигаться.

Алексей Ильин, генеральный директор издательской группы «Альпина»: Ситуация непростая, но пока далека от катастрофической. Около 80% всех книг мы уже печатаем на отечественной бумаге. Остальные 20% — на остатках финской, но после истощения запасов полностью перейдем на российскую. Активно ищем материалы, но пока вариантов, аналогичных импортным, нет.

На газетной бумаге печатать не будем, но от легкой желтой бумаги придется отказаться и заменить ее стандартной белой. В целом себестоимость книги выросла примерно на 20%.

Алексей Ильин
Генеральный директор издательской группы «Альпина»

С Россией отказались работать издательства Hachette UK, Ebury, Berrett-Koehler и агентство Michael O’Mara. Из авторов самая существенная потеря — Ричард Брэнсон. Но действующие контракты пока не разрывают, и есть надежда, что после прекращения спецоперации часть партнеров все же вновь станет работать с Россией. Доля иностранных авторов в наших портфелях — более 70%, впрочем, не будем забывать, что в мире выходит огромное количество книг, и если одни зарубежные издатели откажутся с нами сотрудничать, то будем работать с другими.

Однако главная угроза книжному рынку исходит от спроса. Есть обоснованные опасения снижения покупательной способности людей на фоне безработицы и инфляции. На текущий момент продажи снизились в пределах 10%, что пока не критично.

Видим повышенный спрос на различный научпоп, в частности на книги по истории, внешней политике, экономике. Еще люди ищут поддержку в книгах по психологии — они помогают справиться с тревогой, активировать критическое мышление и найти внутренние силы. Если говорить о конкретных авторах, то сейчас особой популярностью пользуются книги Михаила Зыгаря, Виктора Франкла и Джорджа Оруэлла.

Мы живем в новой реальности. Если проводить аналогию с физическими процессами, «ядерный взрыв» уже произошел, сейчас идет ударная волна, потом начнется фаза облучения. Мы постоянно ищем какие-то решения и по части оптимизации затрат, и относительно новых каналов производства и сбыта. И искренне верим, что даже в тяжелые времена хорошие книги дают человеку возможность находить ответы на сложные вопросы, внутреннюю поддержку и смысл жизни.

Олег Филиппов, генеральный директор издательства «Поляндрия»:

Мы были вынуждены пересмотреть планы по выходу книг, вся цепочка производства выросла в себестоимости, и, как следствие, это отражается на конечной стоимости продукции. Сейчас мы работаем без прибыли, стараемся максимально долго удерживать цены для покупателей. Логистические связи тоже нарушены и сейчас практически не работают. Ну и так далее по каждому направлению.

В пандемию хотя бы не было проблем с тем, чтобы напечатать тираж, не было таких диких и ежедневно меняющихся цен на производство, а покупатели просто перешли в онлайн-формат. Конечно, тогда это не перекрыло потерю прибыли от закрытой розницы, но к сентябрю, когда все вновь открылись, мы довольно быстро вернулись к прежнему уровню продаж. Сейчас же у нас нет бумаги, цены неуправляемые, и спрос упал гораздо сильнее, чем весной 2020 года.

Самая большая для нас боль — иностранные правообладатели. Наше основное направление — переводные книги, а сейчас многие крупные компании приостановили работу с нами.

Олег Филиппов
Генеральный директор издательства «Поляндрия»

Есть те, кто официально об этом не говорит, но и переговорный процесс по покупке прав остановился. Есть те, кто готов сотрудничать, но мы не можем выполнять обязательства по оплате прав, платежи не проходят. Таким образом, много проектов слетело, план выпуска сильно поредел. Зато каждая новинка теперь просто на вес золота!

Европейской бумаги практически нет. У каких-то типографий еще есть запасы, но цена космическая. На нашу бумагу цена тоже сильно выросла и продолжает расти каждый день. Это влияет на производство и выпуск книг, ведь для нас качество продукции крайне важно. В результате мы просто физически не можем выпускать тот же объем книг, что раньше.

Не могу сказать, что позиции продаж существенно изменились — их стало просто меньше, но сам по себе выбор не сильно отличается от того, что покупали до февраля 2022 года. У нас и сейчас очень популярны книги «Миндаль» Сон Вон Пхён, «Тирза» Арнона Грюнберга, «Особое мясо» Агустины Бастеррики и многие другие в серии NoAge. Мы делаем книги c огромной любовью и хотим поделиться ей с теми, кто будет смотреть, трогать, читать их и испытывать весь спектр эмоций от взаимодействия с ними. Обратная связь очень ободряет, заряжает и не дает опустить руки, поэтому мы продолжаем делать наше любимое дело, несмотря ни на что.

Духовная и эмоциональная пища не менее важна, чем обычная! На мой взгляд, человек — это коктейль с невероятным количеством ингредиентов, и один из главных — то, что он читает.

Мы восстановили оплату с любых российских карт. Спасибо, что вы с нами.
0
Комментарии
Читать все 0 комментариев
null