{"id":8525,"title":"\u0410\u043a\u0446\u0438\u044f \u043e\u0442 \u0431\u0430\u043d\u043a\u0430 \u0441 \u043e\u043e\u043e\u0447\u0435\u043d\u044c \u0434\u043b\u0438\u043d\u043d\u043e\u0439 \u0440\u0430\u0441\u0441\u0440\u043e\u0447\u043a\u043e\u0439","url":"\/redirect?component=advertising&id=8525&url=https:\/\/vc.ru\/promo\/314626-korotko-vyigrat-100-tysyach-rubley-na-pokupki-k-novomu-godu&placeBit=1&hash=452c4539de3180a40833ab562f6d46ac6a723a1c475a25d3a1dc82d21cace4b8","isPaidAndBannersEnabled":false}
Сервисы
Полина Лааксо

«Проснись, мы меняем мир»: в Турции бум разработки мобильных игр, а их создателей оценивают в миллиарды долларов Статьи редакции

Рынок мобильных игр в Турции развивается даже во время кризиса в стране, но рядовые разработчики не всегда остаются в плюсе. Про историю и современное состояние индустрии — в пересказе Rest of the World.

Rest of the World

18 февраля 2019 года крупный турецкий разработчик мобильных игр Peak Games запустил телерекламу, чтобы привлечь новых специалистов. Правда, напоминала она скорее призыв на службу, пишет Rest of the World: сперва по людной городской улице разгуливает носорог, а затем на экране появляется таинственное сообщение.

«Проснись, скоро мы изменим мир. Думаешь, всё это шутка? Тогда переключи канал и убедись: всё более чем серьёзно».

Видеоролик компании одновременно транслировали все государственные каналы. И реклама, считает издание, была не чем иным, как «смелой и дорогостоящей демонстрацией силы»: и для Peak Games, и для игровой индустрии Турции в целом.

Реклама Peak. Среди комментариев: «Заставили ленивых на протяжении трёх минут читать»; «Вот это я понимаю реклама — у меня мурашки!»; «Я чуть было с флагом на улицы на вышел»

За последнее десятилетие Peak Games и другие турецкие студии превратили Стамбул в мировую столицу казуальных или же F2P-игр. В отличие от высокобюджетных игр вроде компьютерных Halo, Assassin's Creed и Final Fantasy, казуальные:

  • В основном создаются для мобильных устройств.
  • Ориентированы на максимально широкую аудиторию.
  • Не имеют длинного сюжета.
  • Просты в освоении.

По данным за 2020 год, в казуальные игры играют около 58,9% всех «мобильных» пользователей, а объём мирового рынка таких проектов оценивают более чем в $8 млрд. В марте 2021 года шесть из десяти лучших игр в американском App Store принадлежали именно турецким студиям. Например:

  • Basketball Arena — онлайн-баскетбол.
  • Bounce Big — «беговая» аркада.
  • Deep Clean Inc. 3D — чистка телефонов, мебели и унитазов.
  • Jelly Dye — раскраска желейных фигур.

Стамбул стал магнитом не только для мобильных разработчиков, но и крупнейших студий: немецкая Crytek и французская Voodoo, например, арендовали в городе дополнительные офисы. А в 2020 году один из лидирующих американских разработчиков Zynga заключил самую крупную для себя сделку, купив турецкую Peak Games за $1,8 млрд. Последняя благодаря этому стала первым «единорогом» в стране.

В 2021 году к ней присоединилась стамбульская Dream Games: она получила статус всего через четыре месяца после выпуска своей первой игры «три в ряд» Royal Match. У компании 6 млн пользователей ежемесячно, которые приносят ей $20 млн, совершая внутренние покупки.

«Мобильный бум» совпал с долговым кризисом Турции и обвалом турецкой лиры. Так что разработка казуальных игр стала своеобразной «американской мечтой» в период экономического упадка, говорит основатель образовательной лаборатории BUG Гювен Чатак. BUG входит в состав частного стамбульского вуза и обучает бакалавров и магистров игровому дизайну.

Компании-издатели следят за выпускниками школ и университетов, чтобы сразу подписать с ними годичные контракты, и обещают им заработок выше, чем у родителей. И некоторым действительно удаётся улучшить финансовое положение.

«Однако другим специалистам отрасль не даёт ничего, кроме пустых обещаний», — пишет Rest of the World. Разработчики рассказывают о тяжёлых условиях, в которых им приходится работать. Начальство заставляет их создавать по несколько игр в неделю и не выплачивает даже авансов.

Но текучка кадров владельцев таких «потогонок» не пугает: очередь из новобранцев только и ждёт, чтобы кто-то освободил место.

Как развивался турецкий игровой рынок

В конце 20 века успешных турецких видеоигр было немного. Первой игрой местных разработчиков стала выпущенная в 1989 году Keloğlan, пишет Rest of the World. За ней последовали Hançer в 1992 году и Tulip Warriors в 1994-м, и все они содержали культурно-исторические отсылки.

Впрочем, игры в более широком смысле всегда были для турок излюбленным времяпрепровождением, отмечает издание. Жители Стамбула приходят в кафе поиграть в нарды, домино, карточные и другие настольные игры. Традиция появилась ещё в 1980-х годах. Купить консоли многие не могли, поэтому турки открывали специальные «салоны Atari» — кафе с игровыми автоматами.

Заведения быстро заработали дурную репутацию, пишет издание. Местные говорили, что «они сбивали молодёжь с пути истинного, травили их никотином, крали карманные деньги и превращали их в ленивых троечников».

В 1995 году в Турции появились первые интернет-кафе, и уже через несколько лет их число составляло около 30 тысяч. А в 2001 году начала зарождаться индустрия мобильных игр. Тогда 28-летний преподаватель Ихсан Карагюлле написал простую программу: она показывала, свободны ли точки удалённого доступа.

Программа, по словам издания, оказалась востребованной, поэтому вскоре он разработал и добавил чат и цифровую версию турецкой настольной игры Okey: чтобы пользователи могли развлечься, пока ждали доступа к интернету. Сайт назвал hakkarim.net.

Кафе в Турции — место для общения и настольных, а также карточных игр Rest of the World

Сервисом одновременно пользовались десятки тысяч турок, так что Карагюлле пришлось арендовать серверы в Стамбуле и Анкаре и организовать «цифровые салоны», чтобы больше людей могло играть в Okey.

Позже он превратил бизнес во франшизу и стал сдавать «цифровые салоны» в аренду. Чтобы управлять одним из них, сотни предпринимателей платили Карагюлле по $92-115. Там они могли также рекламировать свои товары и услуги. Такие онлайн-точки основатель считал современной альтернативой местным компьютерным кафе.

Успех Hakkarim пришёлся на 2010-2013 года: «салонов» было около 743, а в Okey играли до 60 тысяч пользователей одновременно.

Но вскоре популярность набрали мобильные игры, и Карагюлле начал отставать. «К осени 2021 года на сайте одновременно играла всего 21 тысяча пользователей», — рассказал основатель.

Как появилась Peak Games

Когда Карагюлле только запускал Hakkarim, соучредитель Peak Games Бугра Коч работал продакт-менеджером на сайте Mynet — турецком аналоге Yahoo. Он заметил, что большую часть времени в интернете турки общаются, а уже потом играют в настольные онлайн-игры. Тогда Mynet решила «разместить пользователей за онлайн-столами».

Она запустила платформу F2P-игр в разгар финансового кризиса, и та стала хитом, пишет издание. В 2012 году число её активных пользователей доходило до 12 млн в месяц, а сам сайт стал третьим по посещаемости в Турции после Google и Facebook.

Сам Коч вместе с приятелями основал в 2010 году Peak Games: чтобы разрабатывать бесплатные мобильные игры и зарабатывать на рекламе. «Мы знали, что F2P-игры — это новый способ общения и будущее всей индустрии», — говорит Коч.

И успех Mynet доказал, что F2P-модель — правильное решение. Розничные игры теряли часть рынка, особенно после успеха бесплатной «фермерской» игры FarmVille на Facebook. Однако местные разработчики не знали, как создавать F2P-игры. Поэтому Коч и его коллеги «действовали инстинктивно».

Cооснователь Peak Games Бугра Коч Rest of the World

Вместе с соучредителем Peak Games, 28-летним Сидаром Шахином, Коч взялся за разработку онлайн-версии настольных игр, в том числе Okey. Идея была не нова, поэтому ставить компания решила на надёжность. «Несмотря на то, что более 99% наших пользователей ничего не покупали, мы запустили круглосуточный сервис поддержки». Так она хотела стать IBM в мире Okey, пишет Rest of the World.

В том же 2010 году Peak Games выпустила онлайн-ферму Komşu Çiftlik — турецкий аналог FarmVille, после чего на её страницу в Facebook подписалось более 1 млн пользователей.

В 2015-2017 годах Peak Games выпустила другие казуальные игры — например, головоломки Toy Blast и Toon Blast, у которых вскоре появились подражатели. В 2016 году разработчик подал иск против Hasbro: она, по словам Peak Games, скопировала целые уровни из игры Toy Blast. Иск урегулировали в 2017 году во внесудебном порядке.

Наша сила пряталась в социальной составляющей игр. Возможно, анимация и производительность наших проектов оставляли желать лучшего, но они отвечали на запросы того времени.

Бугра Коч
сооснователь Peak Games

Обратная сторона процветающей индустрии: высокая нагрузка, игра на скорость, недоплаты

К концу 2010-х годов в Peak Games работало около 100 человек, и именно она, считает издание, популяризовала в Турции индустрию игровой разработки. Корпоративная культура в компании отличалась от привычной туркам: разработчикам предлагали гибкие условия, позволяли самовыражаться и сохранять независимость.

Однако директор лаборатории BUG Гювен Чатак отмечает, что нынешняя индустрия по-прежнему нестабильна и сильно зависит от скорости разработки и прибыли. Ежегодно BUG принимает около 70 первокурсников. Многие из них приходят по указке родителей: те сами играют в мобильные игры и надеются, что детям удастся после обучения основать собственную компанию.

Сперва все студенты хотят «создать следующий Assassin's Creed», говорит Чатак. Но уже через несколько месяцев они понимают, что времени на долгую разработку у них нет: нужно кормить семью. Поэтому юные разработчики вынуждены работать над множеством F2P-проектов и чаще всего за мизерную зарплату, пишет издание.

Возможность подняться есть, если команде удастся создать хит. Но шансы на успех бесконечно малы. Индустрия мобильных игр — это рулетка, где разработчики — всего лишь фишки в руках издателей.

И этих фишек так много, что последние в любом случае заработают, куда бы ни упал шарик. А вот отдельным разработчикам может ничего не достаться, даже в случае успеха.

Гювен Чатак
директор BUG

Рынок казуальных игр открыл туркам больше возможностей для трудоустройства. Дочерние компании Zynga в Стамбуле и Измире предлагают отпуск, частную страховку, транслируют корпоративные мероприятия на YouTube. «Туркам со стороны кажется, что сотрудники этих фирм буквально живут в тематических парках», — говорит Чатак.

Однако эти студии — исключение, поскольку помимо них в стране много небольших и бедных компаний. Их разработчики вынуждены постоянно генерировать идеи и создавать по одной игре в неделю, иначе рискуют остаться без денег. Чатак сравнивает такой режим с «крысиным бегом внутри колеса».

Чтобы понять, что система в упадке, достаточно просмотреть на типовой договор, который предлагает сотрудникам один из дистрибьюторов, пишет Rest of the World. Разработчик числится в нём «консультантом», которому полагается 10% от чистой прибыли компании с игры. Гонорар может составить от $20,000 до $100,000. Однако специалист не получит ничего, если:

  • Компания не выйдет на чистую прибыль.
  • Чистая прибыль будет ниже €200,000.

Поэтому разработчики вечно переживают о показателях: «Так, если я буду выпускать по прототипу в неделю, то создам 52 проекта за год. Значит, у меня будет 5%-ный шанс создать две-три популярные игры». Но эта борьба утомляет.

Бугра Коч
сооснователь Peak Games

Согласно отчёту игрового агентства Gaming in Turkey, за 2020 год турецкая индустрия добилась большого прогресса и самой высокой прибыли за всю историю. Успеху поспособствовала в том числе и пандемия, до которой игры конкурировали за свободное время турок с кинотеатрами, театрами и кафе. Теперь пользователи проводят в играх на 30% больше времени.

Число онлайн-игроков в Турции достигло 36 млн. Объём рынка игровой индустрии страны составляет более $880 млн. А инвестиции в бизнес продолжают расти:

  • Американская Zynga купила Rollic за $168 млн.

  • Международные инвестфонды Index Ventures, Play Ventures и инвестор Дэвид Хельгасон вложили $6,6 млн в Bigger Games.

  • А английская London Venture Partners инвестировали $4 млн в Coda.

Впрочем, отрасль всё равно нестабильна, говорит Коч. Специалистов переманивают зарубежные компании, а местные их эксплуатируют. Да и история доказала, что ни один «бум» не длится вечно, считает он.

Rest of the World
0
6 комментариев
Популярные
По порядку
Написать комментарий...

Все что интересует по Вашей Турции 
1) Это Бюджеты ! ASO ASA  (IStambul area ONLY)
2) Это бюджеты Крауда 
3) Это V/A/S  Android ver. 2020-2021 in cellphones and tablets   
4) G/P/A/T/L
5) DS  + нишевый Фичеринг 2020
6) Brend Size   APK markets platforms

И я увижу картину 9 кругов вашего будущего Ада по Дантэ ))))

Всё остальное тотальный SACAM & HYPE мусор и Инфоцыганство ... 
Статья направлена на стадо людей  кто не в теме ))))  ред.

2

Ни слова не понял, напиши статью на тему 

16

Экспорт невест с рынка бывшего СССР и СНГ уменьшится.
ПС Привет моему хейтеру мистеру сиквелю :) ред.

4

Ничоси, 6 из 10 в топе - турецкие? Я начал читать статью со скепсисом но факты реально впечатляют. Круто 

0

Комментарий удален

Парадный каякер

Что следующее никто не знает? кажется только на рынках тюльпанов еще нет новой лихорадки. Может инвестировать в них)))

0
Читать все 6 комментариев
Как у меня украли 600 тысяч с карты, а «Тинькофф» нарушает федеральный закон

Спойлер: я не вводил никуда код, не переходил по ссылкам и не сообщал данные карты.

Возник по просьбе бразильских банкиров и стал любимым напитком солдат во время Второй мировой: история Nescafe Статьи редакции

В 2021 году Nescafe — крупнейшее подразделение Nestle и бренд, который оценивается больше чем в $20 млрд. По собственным данным компании, в мире каждую секунду выпивают более 5000 чашек напитка.

Дегустация Nescafe National Museum
Опыт возврата денег за обучение дизайну у Yakovlevv.com. Тварь я дрожащая или право имею?

В данной статье приведен мой личный опыт покупки данных курсов, мои оценочные суждения, а также сухие факты, в виде скриншотов и аудиозаписей из моей личной переписки с владельцем этих самых курсов, на тот момент исполняющего услуги как ИП Яковлев Виталий Борисович ( ОГРНИП: 319784700156839 ), сейчас же, работающего от лица ФОП Торб'як Тетяна…

Новый пролетариат

Очень давно один из классиков написал ёмкую по тогдашним временам фразу «пролетариату нечего терять, кроме своих цепей» Сейчас сложно понять её суть, но тогда она была понятна всем. Рабочий обладал только своими «руками» и это было единственное, чем он владел, абсолютное большинство жило от зарплаты до заплаты в арендованном жилье и не обладала…

Хочу кухню как у подруги: зачем в Циан сделали поиск квартир по фото

Рассказывает Юлия Зыкова, руководитель команды «Аудитория» в Циан.

Мы сделали бот, который печатает и отправляет ваши фото маме. В 2 клика
Катя со свежими фотками для родителей

Мы запустили Kind Bot — доброго бота, которому в 2 клика можно скинуть свои фотки. Он их напечатает и отправит по почте вашей маме. Или другому близкому человеку.

Завод по производству идей. Как работают акселераторы, зачем они нужны стартапам и куда идти с идеей прямо сейчас

По данным Startup Genome, 9 из 10 стартапов терпят неудачу. Возможных причин «смерти» много: недостаточно протестированная гипотеза, неподтвержденная юнит-экономика, неверная стратегия или просто неудача в подходе к продажам.

МТС не удалила привязанные к номеру персональные данные владельца после перехода номера к другому человеку

Какое-то время я пользовалась телефонным номером МТС, годах в 2015-18х. Номер юзался только для мессенджеров, симку в поездке вынула и куда-то задевала, в итоге номер перешел другому человеку. На звонки номер не отвечал, абонент был не абонент. В 2019 узнавала в салоне, можно ли его выкупить, сказали - увы, уже 2х владельцев сменил. Ну нет и нет.…

Что Tele2 предлагает клиентам в «черную пятницу»

На главной распродаже года клиентов компании ждут сразу несколько интересных предложений: скидки на смартфоны, пакеты SMS и безлимитный трафик на YouTube, Яндекс.Карты, Яндекс.Навигатор.

ТОП-17 ошибок, которые съедают конверсию лендинга на завтрак
Из науки в IT: как создать свой стартап и стать преподавателем

Как перейти в IT из другой сферы? Как разработать курс, которому нет аналогов? Как студенту получить максимум пользы от занятий? Рассказывает преподаватель OTUS Сергей Окатов, руководитель курсов «Kotlin Backend Developer» и «Kotlin Developer. Basic».

null