«Шевелите кодом»: пять мифов о разработке отечественного ПО

Я решил вести свой блог и уже написал несколько статей на vc.ru. В комментариях к ним начали давать советы, что напомнило про мифы вокруг отечественной разработки ПО в целом и программы «МойОфис» в частности. Давайте их развеем!

В закладки
Аудио

В интернете принято считать, что в России делают только некачественные вещи. Наш эксперт ОблаКот негодует по этому поводу и требует сатисфакции. Внимание: впереди — лонгрид и содержание, чтобы по нему было удобнее ориентироваться.

Содержание:

  • Миф первый: «МойОфис» — это государственные деньги, опенсорсные исходники и наклейка Made in Russia.
  • Миф второй: ваша компания создана под раздел пирога импортозамещения.
  • Миф третий: «МойОфис» делают только для госзаказчиков, и он никогда не будет продаваться «частникам».
  • Миф четвёртый:отечественное ПО? Даже интерфейс скопировать не можете.
  • Миф пятый: российское — значит дорогое. А «МойОфис» вообще «люто» стоит.

Миф первый: «МойОфис» — это государственные деньги, опенсорсные исходники и наклейка Made in Russia

Бытует мнение, что компания живёт на государственные деньги, которые получает от клонирования известных программ. А если и делает что-то, то непременно из доступных опенсорсных исходников. Удобная позиция!

Но нет, у нас нет ни госфинансирования, ни клонов. В принципе нет ничего плохого в том, чтобы делать продукты за государственный счёт. Вот только у нас этого счёта нет, мы развиваемся только на частные инвестиции.

Что касается клонирования и опенсорса: мы создаём платформу для удобной работы с документами. Она базируется на трёх актуальных трендах, которые сегодня доминируют в мировой индустрии офисного ПО:

  • Совместная работа.
  • Мобильность и кроссплатформенность.
  • Контроль над данными.

На текущий момент нет ни одного другого офисного ПО, которое бы удовлетворяло всем трем трендам одновременно и которое (хотя бы теоретически) можно было бы клонировать.

«МойОфис» распространяется по проприетарной лицензии. Это означает, что весь код нашего продукта — наша собственность, и исключительные права принадлежат только нашей компании.

Некоторые свободные библиотеки мы действительно используем, в основном это сервисные модули, которые обеспечивают поддержку тех или иных популярных технологий или протоколов.

Для своих продуктов мы берём только те варианты свободного ПО, лицензии на которое практически не ограничивают свободу действий разработчиков. Это так называемые пермиссивные лицензии, они позволяют использовать код по своему усмотрению и не ограничивают нас в правах — достаточно лишь указать авторство создателя исходного кода.

Популярный офисный пакет LibreOffice, напротив, к программам с такими лицензиями не относится. Он распространяется под лицензией Mozilla Public License 2.0 (MPL), которая не подразумевает передачу исключительных прав ни пользователю, ни разработчику производного продукта.

Это означает, что продукт, созданный «на основе» LibreOffice, не сможет пройти аттестацию на соответствие требованиям постановления Правительства №1236, а значит, не может быть включён в реестр отечественного ПО.

Если же при создании нового приложения разработчиком использованы отдельные функции или библиотеки под лицензией MPL, то код этого приложения окажется «заражен», и его разработчику придётся соблюдать требования лицензии MPL. В том числе предоставить его исходный код по запросу.

Поэтому основная часть кода у нас собственная, а те сторонние библиотеки, которые мы всё же используем, распространяются под лицензиями, подразумевающими образование исключительных прав, и эти права оформлены и закреплены юридически за нашей компанией.

Сейчас у нас более 30 технологических партнёров, в том числе ЭОС, «Ланит», НПО «Русбитех», XCDS, «Базальт СПО», «РедСофт», НТЦ ИТ РОСА и «Байкал Электроникс». Мы работаем в тесном партнёрстве с рядом других компаний, которые входят в крупнейшие отраслевые ассоциации, — АРПП «Отечественный софт» и НП «Руссофт».

Миф второй: ваша компания создана под раздел пирога импортозамещения

Разработка пакета «МойОфис» началась в 2013 году, задолго до старта программы импортозамещения. Мы заметили формирование новых ИТ-трендов, о которых говорили выше, и начали создавать соответствующий им продукт.

Делать с нуля офисный софт непросто. Нас часто сравнивают с основными игроками рынка, но конкурировать с мировыми грандами — невероятно сложная задача. На самом деле у нас этой задачи и нет. Мы двигаемся по своей траектории, с учётом современных трендов и потребностей корпоративных клиентов и стремимся делать решения, аналогов которым нет.

Но нас продолжают сравнивать с Microsoft, и это не совсем корректно. Для справки:

  • Microsoft появилась в 1975 году.
  • Ей потребовалось 15 лет на выпуск первой версии Microsoft Office.
  • Этот продукт выпускается уже 29 лет.

Сегодня в Microsoft работает 144 тысячи человек. Столько же проживает в Пятигорске или Находке. 10 тысяч из них разрабатывает только Microsoft Office.

Только в США на компанию из Редмонда трудится 85 тысяч человек. При этом из общего числа сотрудников 45% — инженеры. Для сравнения: в самых успешных российских компаниях — разработчиках ПО Luxoft и «Лаборатория Касперского» трудится 10 тысяч и 3600 человек соответственно.

Сегодня в команде «МоегоОфиса» около 300 сотрудников, среди них много профессионалов, которые уже имели опыт разработки офисных редакторов и обладают достаточным уровнем экспертизы.

Мы заплатили в бюджет страны более 527 млн рублей — это «зарплатные» налоги, выплаты в фонды и прочие предусмотренные законодательством платежи.

Дмитрий Комиссаров
генеральный директор «Новых облачных технологий»

Мы работаем, развиваемся и продолжаем расти несмотря ни на что. Если вы тоже любите нестандартные задачи и амбициозные вызовы так, как любим их мы, высылайте резюме.

Миф третий: «МойОфис» делают только для госзаказчиков, и он никогда не будет продаваться частникам

Нет, но сейчас госзаказчики действительно в приоритете. Потому что объём этого рынка — почти 10 млн рабочих мест. Это консервативные клиенты, но когда они познакомились с нашими продуктами, интерес с их стороны оказался выше, чем мы ожидали.

Поэтому ради этих самых 10 млн рабочих мест мы скорректировали продуктовую стратегию.

Программа импортозамещения рано или поздно закончится. А «МойОфис» останется. В перспективе мы планируем международную экспансию и работу с малым бизнесом и частными пользователями.

Мы частная компания и должны быстро «шевелить кодом». Основная идея у нас не поменялась, но план развития может корректироваться. Например, наши заказчики попросили нас сделать десктопные редакторы, хотя нам казалось, что правильнее и удобнее работать только через браузер и мобильные приложения.

Решения компании продаются не напрямую, а через сеть партнёров. Сегодня по всей стране их более 1300, они имеют право поставлять наши программы любым учреждениям. Но наша стратегия в ближайшие годы нацелена на крупных корпоративных заказчиков, и именно на них мы и хотим фокусироваться.

Вспомните, с чего начинала Tesla Motors: сначала представили Roadster — модель для очень узкой аудитории, затем премиальный седан Model S и семиместный семейный Model X — электромобили с динамикой спорткаров. А на массовый рынок с Model 3 компания Tesla пришла лишь после того, как адаптировала технологии и, самое главное, выстроила бизнес-процессы.

Мы развиваем свой продукт по похожему сценарию. На массовом рынке больше пользователей и денег, и мы обязательно туда придём. А пока учим работе с нашим продуктом.

Тягу к открытиям нужно прививать со школьной скамьи, давать детям возможность испытать что-то новое, попробовать различные варианты решения привычных задач. Поэтому школам и учебным заведениям мы отдаём свои программы бесплатно, а вузам — со скидкой до 93%. Дети — наше всё! Дети и частные инвестиции.

Миф четвёртый: отечественное ПО? Даже интерфейс скопировать не можете

Главная проблема любого программного обеспечения — это не интерфейс, а привычка. Пользователи привыкли работать в любом другом интерфейсе. Если с ранних лет, с начальной школы, привыкать к программе одного типа, потом будет невероятно сложно заставить себя изучить что-то другое.

В основе нашего решения — единообразный интерфейс. Неважно, какая у вас операционная система или аппаратная платформа, работаете вы из браузера или из приложения, — вам не потребуется запоминать особенности работы в том или ином случае. Функциональные элементы всегда отображаются одинаково.

За последние десять лет изменилась не только модель создания контента, но и модель взаимодействия с ним. Большинство пользователей желает отправлять электронные письма, создавать и редактировать документы, электронные таблицы и презентации с того устройства, которое они держат в руках прямо сейчас.

Решение таких задач требует совершенно иного подхода к проектированию интерфейсов программ и приложений.

Базис нашей основной идеи — желание дать возможность удобной, совместной и безопасной работы для современных корпоративных и ведомственных пользователей, которые используют разные десктопные и мобильные платформы.

Поэтому мы сразу решили делать единое кросс-платформенное ядро, а не несколько разных ядер, как у многих продуктов. За счёт этого нам гораздо проще делать решения под любые платформы. Кроме популярных iOS и Android, мы также поддерживаем менее распространенные «Аврору» (Sailfish) и Tizen.

Особенности архитектуры нашего продукта таковы, что нам довольно легко разрабатывать и поддерживать любые аппаратные платформы без лишних затрат, в том числе российские. И что особенно важно, без единой копейки со стороны государства. Это немного расстраивает, но, как уже говорили, мы живём только на частные инвестиции.

Миф пятый: российское — значит дорогое. А «МойОфис» вообще «люто» стоит

Это миф. Или ошибка. Или ложь. В зависимости от побудительного мотива того, кто заявляет подобное.

Проблема в том, что критики часто сравнивают лишь стоимость, забывая о том, из чего она складывается. Требования у госзаказчиков всегда разнятся, и они сильно влияют на стоимость контракта.

Сравнивать стоимость рабочих мест напрямую некорректно, это разные объёмы и виды работ. Одним ведомствам необходима лицензия на два года без обновлений ПО, другим — на три, но с обновлениями, сертификатами ФСТЭК, внедрением, обучением и с особым составом приложений.

Масла в огонь подливают ещё и нечестные разработчики-одиночки, которые пытаются правдами и неправдами пропихнуть в реестр отечественного ПО клонированные продукты на основе СПО. Не имея прав на продукты и не соблюдая лицензионного соглашения, они как-то умудряются продавать госорганам перелицованные продукты под видом собственных.

При этом собственные затраты таких разработчиков равны нулю, что позволяет обрушивать цены на то или иное ПО. В результате, при прямом сравнении, стоимость клонируемого решения может быть хоть в десять раз ниже нормального и честного продукта: квазиразработчик настроен на получение сиюминутной прибыли, а не на долговременную стратегию развития и поддержки своего продукта.

Доступ к порталу госзакупок есть у каждого, можете провести собственное расследование и сравнить расходы на закупку отечественного, иностранного и клонированного софта. И лично убедиться в том, что цена нашего ПО для заказчиков значительно ниже той, по которой ведомства и госкомпании покупают американское ПО.

Самое время помочь этим ребятам своим бесценным советом

Вероятно, я ответил далеко не на все вопросы, которые нам часто задают. Но наша компания открыта к диалогу, единственная просьба — не примешивать сюда политику, не писать «украли весь код» и не давать советов о том, что нам делать с нашим кодом и бизнес-моделью.

Рынок частных инвестиций открыт, и на нём всегда можно найти инвесторов и построить свой бизнес так, как сами считаете правильным.

Проще всего искать в любой инициативе нецелевое расходование средств, а не разбираться в сути происходящих процессов. Один лишь факт государственной поддержки той или иной отрасли привлекает внимание аналитиков и даёт им повод для искромётных заявлений. И немного обидно, что «МойОфис» иногда упоминается в таких публикациях.

Мы не тратим деньги налогоплательщиков и не получаем государственное финансирование, наоборот, мы служим одним из крупнейших налогоплательщиков среди российских разработчиков.

В мае 2019 года нашим акционером стала ещё одна частная российская компания, «Лаборатория Касперского», которая приобрела 29,5% нашей компании.

Сотрудничество с «Лабораторией Касперского» придаст мощный импульс развитию нашей компании: позволит увеличить темпы роста, привлечь ещё больше высококвалифицированных специалистов в нашу команду и гарантировать стабильность сотрудникам на годы вперёд.

Дмитрий Комиссаров
генеральный директор «Новых облачных технологий»

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Дмитрий Комиссаров", "author_type": "self", "tags": ["\u043c\u043e\u0439\u043e\u0444\u0438\u0441","\u0438\u043c\u043f\u043e\u0440\u0442\u043e\u0437\u0430\u043c\u0435\u0449\u0435\u043d\u0438\u0435"], "comments": 52, "likes": 23, "favorites": 40, "is_advertisement": false, "subsite_label": "services", "id": 80876, "is_wide": true, "is_ugc": true, "date": "Wed, 28 Aug 2019 15:25:58 +0300", "is_special": false }
0
{ "id": 80876, "author_id": 301002, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/80876\/get","add":"\/comments\/80876\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/80876"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 200396, "last_count_and_date": null }
52 комментария
Популярные
По порядку
Написать комментарий...
19

Ну вот истории про "мы вообще делали офис за "много лет" до импортозамещения" так себе рассказ, ибо всё указывает на то что реальная работа над проектом началась именно в 2014 году. Согласно всем источникам. https://iz.ru/news/569234, https://roem.ru/02-02-2015/182506/mybasov-mykomissarov/ ну и так далее, по ссылкам из википедии. Вот из той же википедии " Курс на импортозамещение декларируется в России с 2014 года, после введения взаимных санкций Россией и странами Запада." (с) Таким образом пункт вы можете угодно говорить что не ради пирога, но всё указывает на то, что именно ради него... на "гражданке" ловить по факту нечего, так как там уже в свободном доступе гуглдоки, либрофисы, опенофисы, яндекс.диск (в какой-то степени), так что без вариантов, если только так же в бесплатном формате.

Ответить
–19

Знаете как яростные поборники КАСКО становятся её фанатиками в один миг? Очень просто, - наступает момент когда им нужна страховка, может быть первый и единственный раз в жизни, а её нет. Ровно так и с МойОфис. Можно дождаться дня, когда Ваши данные утекут неведомо куда из Либры или не будет интернета, чтобы работать в доками на далеких заокеанских серверах или произойдёт еще что-то подобное, что заставит Вас в режиме ошпаренной кошки искать резервные копии информации, а уже затем партнерский портал Новых Облачных, чтобы добыть ссылку на скачивание МойОфис. Это ведь вопрос только времени! Одно только сложно понять, зачем искать оправдания своему бездействию сегодня и идти по этому сценарию, легкомысленно надеясь на лучшее, если можно начинать использовать правильное, Российское ПО уже сейчас.

Ответить
32

1) Ваш ответ, вообще не имеет отношения к моему. Я про 2014, вы мне какие-то лозунги для рабочих. 2) Про утечь из либры, мысль конечно забавная, но и тут непонятно почему некая "утечка" из отечественного ПО должна меня радовать больше или меньше. Скорее даже так, я больше верю в утечки из отечественного ПО.

Ответить
4

зачем искать оправдания своему бездействию

нет никакого бездействия, скачал установил LibreOffice и менять не собираюсь. Использую правильное ПО уже сейчас

Ответить
2

Можно дождаться дня, когда Ваши данные утекут неведомо куда из Либры

Пусть уж лучше утекает "туда", чем нашим эсбешникам
что заставит Вас в режиме ошпаренной кошки искать резервные копии информации

с чего бы пропадать документам LibreOffice?
наступает момент когда им нужна страховка, может быть первый и единственный раз в жизни, а её нет

ОСАГО же хватает? Зачем КАСКО?

Ответить
–1

Это если у оппонента есть ОСАГО. А если авто угнали, кому по ОСАГО подавать будете?

Ответить
1

никому. Покупать новое авто. Кажется вы пропустили раздел Теория игр в ВУЗе

Ответить
0

как и все покупатели КАСКО, ага )

Ответить
2

Ну как вам сказать. С одной стороны НЕРАЦИОНАЛЬНО покупать айфон за 80 тысяч, если смартфон за 18 тысяч делает то же самое. Но я не могу назвать пару сотен миллионов людей нерациональными. Потому что в НЕКОТОРЫХ областях для некоторых людей математический расчет целесообразности уходит на второй план.
Например, для меня эта область- электроника. Целесообразно ли мне иметь 4 ноутбука? Нет. Но они у меня есть

Ответить
2

Зачем вы употребляете слова, значения которых не знаете? Что такое "поборники становятся фанатиками"? Кто такие "поборники" в вашей интерпретации?

Ответить
1

И в чем же правильность Российского ПО?

Ответить
12

Вас только это смутило ?

Цитата из статьи:
Сейчас у нас более 30 технологических партнёров, в том числе ЭОС, «Ланит», НПО «Русбитех», XCDS…

Если вы прочтете первую главу, вы найдете упоминание про компанию XCDS.

https://xcds.com - London, United Kingdom, компания зарегистрирована в Англии.

XCDS - занимается разработкой программного обеспечения по обработке документов. (Что можно прочесть в вакансиях https://jobs.dou.ua/companies/new-cloud-technologies/vacancies/14507/ в Харьковский офис)

У этой компании есть два офиса (https://jobs.dou.ua/companies/new-cloud-technologies/offices/) в Киеве и Харькове. (по данным самой компании).

Если зайти, на сайт, можно найти их продукт Collabio Office (https://collabio.com/), а если потом зайти на сайт (https://myoffice.ru/). не перепутав фавиконы, можно слегка удивится.

Вот оно какое, наше отечественное ПО.

P.s. Тогда уже и microsoft office - это Российское ПО, т.к. есть Майкрософт Рус.

Ответить
3

Шерлок, перелогиньтесь!
А так да, по-красоте... мне кажется они зря вообще на vc эту статейку вбросили ))

Ответить
3

Мы отмечали только что 6 лет :) 250 человек участвовало, первый репозиторий был развернут в июле-августе 2013, работа началась в августе-сентябре, в компании до сих пор есть человек 20 с тех времен. А вот название компании было придумано в 2014 и зарегистрировано ООО с этим названием в марте по моему. Название МойОфис вообще было придумано в конце 2014 и куплен домен. Но вы же все равно будете искать подтверждение своей правоты ?

Ответить
12

1) Без ссылки на репу это так, слова. Кто развернул, что комитили? 2) Я не говорил что не могло быть репозитория, и кто-то в него не мог что-то там комитить. В 2014 нарисовалась та самая концепция пирога, от которого тут открещиваются всеми руками и ногами.

Ответить
–2

Ожидали ссылку ? :)
Я публично говорю что у нас работало много людей (это не больше 2 а человек 60) еще в 2013. Верить / не верить дело Ваше.

Ответить
2

Конечно не ожидал 😂 ожидал что-то вроде "тьфу на тебя".

Ответить
2

Доказательства для лохов и смердов, тут человек "публично говорит")))

Ответить
2

Так тут все по Фрейду )))

Ответить
10

Есть у меня приятель, работающий в одном гос. учреждении. Так они закупили этот офис в кол-ве более тысячи лицензий, а в результате сотрудники все равно работают в офисе от микрософта... Сырой продукт в общем.

Ответить
2

Естественно, только далеко не факт, что это говорит о том, что продукт плохой.
Годами работая с каким-то инструментом человек к нему привыкает на уровне инстинкты и мышечной памяти. И попытка отобрать привычный инструмент, естественно вызывает сопротивление.
Что уж там про заменить продукт на другой...
Помнится, у нас один заказчик активно работал с СЭД несколько лет, но из-за финансовых проблем два года не обновлял её. А потом обновил... Истерики самых активных пользователей длились примерно месяц.
Это при том, что Радикальных изменений в интерфейсе не произошло. Где-то стиль иконки чуть изменился, где-то был блок из трёх "кнопок" на экране, а стало четыре, т. к. новая функция добавилась...
И все, ту же иконку в другой цветовой гамме пользователь уже не воспринимает, в блоке из трёх кнопок он мог попасть в нужную с закрытыми глазами, а теперь не попадает.
.

Ответить
5

Опровержение третьего пункта выглядит особенно весело, прямо практически дословно: "Нет, но да".

Ответить
4

МойОфис наше всё в общем, главное чтобы на Авроре и Эльбрусе работал. А вот эту выдержку из коммента я бы прям сделал транспарантом разработки отечественного ПО.
Зачем искать оправдания своему бездействию, легкомысленно надеясь на лучшее, если можно начинать использовать правильное, Российское ПО уже сейчас.

Ответить
1

Я тут нагуглил этимологию слова "посконное" (встречается словосочетание "посконный патриотизм" в смысле исходный, родной, самобытный, традиционный) - "относящийся к поскони, то есть к мужским особям конопли или волокнам этого растения", одежду конопляную раньше шили. Так вот такие, как автор, похоже, иногда (в) одежду курят.

Ответить
3

Ох, прям аж слышно как скрепы затрещали. Весь мир против нас, даёшь отечественное.
1) Налоги и бюджет кушаются не потому, что финансирование идёт оттуда напрямую, а потому что нечто закупается государственными компаниями у таких разработчиков-подрядчиков на бюджетные же деньги.
2) Закупается такой софт не потому что он хорош/лучше/нормальный, а благодаря государственному лоббированию через циркуляры об импортозамещении. Конкуренция тут не влияет на это самое качество.
3) Возможно, главное. Автор просто зуб даёт, что их проприетарный софт не надрал из GPL-проектов, мамой клянётся, не иначе. Это подтверждено, вероятно, госэкспертизами, которые не могут говорить неправду и которые проводят исключительно лучшие эксперты. Всё это на фоне того, что за нарушение GPL/LGPL/MGPL в нашей стране никто судиться не будет. То есть (отвлечённый пример, не про ВашОфис) если кто-то пишет на Qt, он же обязательно купит коммерческую версию если придётся, ну честные люди же. А разоблачения всякие враги и провокаторы пишут, ясно дело.
4) Упомянутые партнёры внушают уверенность, что скрепы на месте. Вот Русбитех, например, делает Отечественный Линукс, самый сертифицированный. Они же перед тем, как продавать его за деньги, убрали лично из Debian всё, что лицензия не позволит. Ну то есть apache (httpd), qt, smb, vlc, opencv, postgresql и т.д. — они все теперь исконно русские. И ядро линукса, каждую строчку проверили на закладки. И на диске разработчика лежит то, что можно продавать — gcc-astra это же не тот же самый компилятор уже, денег стоит.
5) В общем, хорошо, что есть хоть одна нормальная фирма. А то все пряморукие программисты, кто на госпредприятиях работал, либо в фирмах, тендеры государственные выполняющие, плюются и говорят, что треш и печаль, но ведь нет же — есть исключения, ура.

Ответить
3

Либра хороший пакет который пользуюсь с момента ответвления от ОпенОфиса. Очень активно развивается и с каждым годом становится все лучше. У вашего продукта без откатов и гос.заказов просто нет будущего, смириться с этим придётся, вы никому не нужны. Сейчас тестируем на своих серверах LibreOffice Online для тех кто не знает это типа гугл документов только на своём сервере полностью тебе подконтрольно, без дяди майора. Первые впечатления - отличная вещь. И это всё бесплатно!!! С открытыми исходниками!!!

Ответить
3

Дорогие казнодои, с этими ценами - засуньте его себе пожалуйста в жопу, спасибо.

Ответить
2

Какой-то пост-оправдание. За что и перед кем?

Ответить
4

Они думают это кому-то интересно

Ответить
0

Может с хантингом проблемы, вот и решили заняться "управлением репутацией"

Ответить
1

Тем, кто туда хантится, плевать на репутацию, вопрос цены

Ответить
0

Ну цены то да, но они то думают что сейчас всем расскажут что тут патриотизм, прорывные технологии и гугел вообще курит в сторонке и можно будет часть зп компенсировать верой в православное ПО и помощью отчизне.

Ответить
1

Так так, получается, что МойОфис крутее документов от Google?
Ответьте немедленно.

Ответить
5

не крутее, а правильнее. Ведь из гуглдоков инфа утекает в ЦРУ-Пентагон-Госдеп, а из правильного ПО только в ФСБ

Ответить
0

Причем не утекает, а целегаправленно передается по расписанию.

Ответить
1

Я когда был маленький был еще СССР. И папа выписывал какой-то журнал (название не помню, увы), на последних страницах которого был всякий советский агитпроп: какой-нибудь яркий, привлекающий внимание и эмоции рисунок и надпись-лозунг. Так как я был маленький и только научился складывать буквы в слова, то я не читал статьи мелкими буквами, а сразу переходил на последнюю страницу к картинкам с лозунгами.
Но потом СССР распался, я повзрослел и научился ЧИТАТЬ, а не складывать буквы в слова и понял все о тех рисунках с лозунгами
Так, о чем это я...

Ответить
1

Поэтому основная часть кода у нас собственная, а те сторонние библиотеки, которые мы всё же используем, распространяются под лицензиями, подразумевающими образование исключительных прав, и эти права оформлены и закреплены юридически за нашей компанией.

А сделайте strings на бинарник с Моим Офисом. Хотелось бы посмотреть насколько это правда.

Ответить
0

Я вообще не понимаю, как автор всерьез в 1 предложении умещает
сторонние библиотеки

распространяются под лицензиями, подразумевающими образование исключительных прав [нашей компании]

Т.е. взяли сторонние библиотеки и поставили клеймо "наше, посконное".

Ответить
0

Отечественный разработчик не всегда хорошо читает язык вероятного противника, потому все лицензии читает как MIT (названия), а текст — как "do whatever you want"

Ответить
0

Всегда приятно читать мнение соотечественников о российских программистах же. Мы так на секунду учитываем и публикуем более 500 лицензий, даже когда это три строчки кода чьи то.

Ответить
1

Есть лицензии, которые требуют написать "наше, посконное и еще вот эти ребята писали библиотеки", а есть очень много разных хитрых и не очень лицензий, которые могут, например, лежать сошками и не требовать раскрытия основного кода. Я так помогал мигрировать на BSD, когда нужно было продавать продукт. Одна особенность этого процесса в том, что достаточно мало библиотек с хорошим качественным кодом позволяют их так использовать. И тут начинаются пляски с бубном и либо переписывание, либо свои костыли. Вот хочется посмотреть на вывод strings, а так конечно лучше IDA поковырять, но лень.

Ответить
0

Так сколько стоит лицензия МоегоОфиса для персонального использования физлицом?
(Мифы третий и пятый, да)

Ответить
1

Нисколько. Как физлицо можете скачать мобильное приложение бесплатно прямо сейчас из Appstore или Google Play.

Ответить
0

МойОфис, это название, сразу пахнуло плагиатом

Ответить
0

Из этой статьи невозможно понять, каковы преимущества "МойОфис" для пользователя. Чем он лучше, чем LibreOffice хотя бы? Не говоря уж про Microsoft. Как он изменит производительность работника (что на самом деле и есть самое главное)? Пока выглядит так, будто все его премущество в попадании в реестр отечественного ПО. А это лишь преимущество для компании в борьбе за госзаказ, не более чем.

Ответить
0

Хорошая тема для статьи, обязательно напишем, если vc не возьмёт будет тут:
https://m.habr.com/ru/company/ncloudtech/blog/

Ответить
0

Было бы интересно про структуры данных для совместного редактирования, базу данных которая все это держит в реальном времени, но это скорее на хабре.

Ответить
0

Спасибо. А у вас до сих пор Angular 1.x? Или переводили на более новые версии/Vue/React?

Если делали миграцию - это была бы супертема.

Но это, конечно, про HR бренд, а не про продажи.

Про продажи - если честно - меня смущает отсутствие обычной облачной B2C версии как у конкурентов, возможно поэтому и приходится писать такие статьи. Иначе все бы попробовали и вопросов бы таких не было

Ответить
0

Насчет MPL не совсем корректно. Она не "заразная" как GPL. Код по MPL можно использовать в закрытых продуктах, но файлы с MPL кодом лучше держать отдельно от остального кода, потому что если этот код меняется, то согласно лицензии надо публиковать эти изменения, но любой другой код (вне файлов с MPL) не обязан быть MPL или публиковаться где-либо. https://tldrlegal.com/license/mozilla-public-license-2.0-(mpl-2)

Ответить
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovx", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "disable": true, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ] { "page_type": "default" }