Рубрика развивается при поддержке
Сервисы
Kristina Merz
349

Как создать сеть визовых центров с нуля: интервью с Михаилом Черниковым

Михаил Черников — владелец сети визовых центров, которая представлена по всей России. Сервис существует с 2010 года. При этом не имеет блога в Инстаграме, фирменного стиля и даже единого названия. Я встретилась с Михаилом и узнала у него, как в 2к19 такое возможно.

В закладки

Мы поговорили о кризисе, виртуальных офисах, интуитивном SEO и об эффекте голубя.

Начнём с банальностей. Как тебе пришла идея создать визовый центр?

В 2010 году я первый раз в жизни поехал в Европу. Поскольку я живу в Воронеже, мне хотелось оформить визу на месте. Но адекватных услуг я здесь не нашёл – было либо долго, либо дорого. Пришлось всё делать в Москве. Я без особых проблем получил французскую визу, и мы вместе с другом доехали автостопом до Атлантики.

Когда я вернулся, было очень много вопросов про документы от знакомых. Мне надоело рассказывать одно и то же, поэтому я решил написать что-то вроде статьи. Я тогда активно занимался горным туризмом, и у меня тогда был простецкий сайт, где я размещал анонсы походов для друзей. На сайте, конечно, был мой телефон. Я написал там текст про оформление визы и кидал на него ссылку всем, кто спрашивал.

Через несколько месяцев начали звонить незнакомые люди – оказалось, что ссылка на текст проиндексировалась поисковиками. Сначала я немного офигел. А потом решил пройтись по турфирмам и предложить сотрудничество. Некоторые согласились.

И ты начал работать из дома?

Из универа. Была осень, а я тогда учился на физфаке. Отвечал на звонки клиентов между парами. У меня ещё была основная работа на фрилансе — администрирование сайта для одной московской компании. К бизнесу с визами я поначалу относился легкомысленно. Переломный момент настал в апреле 2012 года. Я посчитал, что доход за месяц от моего бизнеса превышает мою годовую зарплату на фрилансе, и уволился.

В какой момент ты понял, что нужно нанимать сотрудников?

Второй человек появился почти сразу. Это Екатерина Свешникова, мы с ней до сих пор работаем. Она мой «зам по всем вопросам». Я консультировал клиентов, она занималась документами. Первый наёмный сотрудник у нас появился в 2012 году.

Как происходил процесс масштабирования?

Сначала был офис в Воронеже. Арендовали по знакомству, за смешные деньги. Через год мы появились в Липецке. Потом в остальных соседних городах: Белгороде, Курске, Тамбове и Орле. В конце 2014 года сделали филиалы в Волгограде, Астрахани, Калуге и ещё в нескольких городах.

Валютный кризис года сильно отразился на вас?

Сначала было стрёмно. С курсом евро 100 рублей желание ехать за границу у людей резко упало. Соответственно, упал спрос на визы. Рынок сократился раза в два. Мы вообще не знали, что дальше будет — думаю, такие мысли в России были у многих.

Ближе к лету народ понял, как с этим жить, начали куда-то ездить, оформляться. Стало более-менее норм. Мы даже начали открывать новые филиалы. Но в 2015 году случился ещё один удар: ввели обязательную биометрию на шенгенские визы.

Как биометрия на вас повлияла?

Ну смотри. Раньше мы были естественным посредником между консульством и клиентом. В городах, где консульства конкретных стран не имели представительства в регионе, мы избавляли людей от необходимости ездить в Москву. Но отпечатки пальцев можно сдать только в специальных аккредитованных центрах.

Получается, что после кризиса отвалилась половина клиентов, а теперь ещё какой-то процент. У нас осталась единственная функция — подготовка документов перед подачей, и люди, которые сами это могут делать, перестали обращаться. В итоге мы закрыли все филиалы в городах рядом с Москвой.

И какая ситуация сейчас?

С момента введения биометрии прошло четыре года. Сейчас она почти у всех есть. Кстати, скоро будет интересный момент: те, кто прошёл биометрию в самом начале, снова поедут делать. Но мы уже приспособились. Например, в ряде городов оказываем услугу мобильной биометрии: это когда специалист из Москвы приезжает в наш региональный офис с переносным сканером для отпечатков пальцев.

Удалось восстановить закрытые филиалы?

Мы вообще изменили подход. Сейчас у нас есть офисы физические, на базе партнёрских агентств и виртуальные. Я считаю, что виртуальные офисы – самое крутое направление развития, которое может быть.

Началось всё с того, что в 2016 году мы открыли филиал в Саратове. Это был очень экспериментальный город. В Саратовской области много этнических немцев, поэтому VFS Global давным-давно там открыли визовый центр Германии, и остальные страны со временем подтянулись. То есть там есть официальные визовые центры почти всех стран. И вот я возьми и открой свой филиал в таком городе, прямо в том же здании, где VFS Global.

Проработали мы месяца два. А потом внезапно поняли, что принимать документы можно через сайт, и офис нам нафиг не нужен. Оставили только сайт – количество клиентов не изменилось. Теперь я использую такую схему везде.

То есть теперь вы занимаетесь только проверкой документов через сайт?

Не только. Мы делаем всё, что нужно для оформления визы: проверяем документы, заполняем анкеты, делаем мобильную биометрию, бронь билетов, ваучер из отеля, доставляем всё это в консульство.

Ваучеры из отелей — вообще уникальная услуга. Мы сотрудничаем с AccorHotels, и делаем у них реальное подтверждение брони с печатью. Ещё у нас есть консульская легализация документов. Это действительно мало кто делает, а людям это нужно. Например, одной клиентке из Израиля мы недавно подтверждали российское свидетельство о рождении.

По каким каналам клиенты вас находят?

Сарафанное радио плюс поисковые системы. Когда мы только начали масштабироваться, я зарегистрировал кучу доменов вида visa-название города.ru. Через какое-то время они проиндексировались, начались звонки. Заглушки стояли тогда воронежские, но люди умудрялись приходить на такой же адрес в своём городе, а потом звонили и говорили, что не могут нас найти. По количеству звонков мы понимали, каким регионом пора заниматься. У нас очень хорошие позиции в выдаче — почти по всем запросам «визовый центр +город» мы на первой странице. В некоторых городах мы находимся на первой строке.

Ты занимался SEO-оптимизацией специально?

На любительском уровне. Положа руку на сердце, я вообще не понимаю, как эти позиции получились. Да, во всех городах у нас есть местный номер. Это хорошо для поисковиков и удобно для клиентов. Да, я добавляю ссылки на другие наши сайты на каждом домене. Но на этом всё.

В каждом городе у вас разные названия. Почему так?

На это есть две причины. Первая — вначале мне просто не хватило фантазии. Так появилось название «Воронежский визовый центр». Вторая причина — мы косим под местных. Существует феномен предпочтения местечковых компаний: люди не хотят попадать на московский колл-центр, они хотят говорить с тем, кто сидит в офисе на соседней улице. Мы это используем. В Белгороде называемся Белгородский визовый центр, в Калуге — Калужский визовый центр, и так далее.

Как ты понял, что нужно «косить под местных»?

Не знаю, это такая моя гипотеза. А/B-тестинг я не проводил — аутсорсу не доверяю, а у самого руки не доходят.

Из каких городов больше всего клиентов приходит?

Очень из многих. Даже Москва идёт. Я со своим провинциально-мещанским подходом с Москвой долго не славливался. Оказалось, что там у людей гораздо больше денег и гораздо меньше времени, чем в других городах. Они хотят платить за сервис.

Давай поговорим про структуру компании. Сколько человек у тебя работает?

Двадцать два, не считая сотрудников партнёрских агентств. Семь человек постоянно находятся в Воронеже, остальные работают в других городах. Общаемся в общем чате. Отделов как таковых нет – у нас компания очень авангардная. Есть сотрудники, которые занимаются только звонками или только документами, но в основном все делают всё.

Трудно контролировать качество работы, когда сотрудник в другом городе?

Качество исполнения заявок у новых сотрудников проверяют опытные специалисты. Качество сервиса контролировать сложнее, поэтому я уже на этапе собеседования стараюсь выбрать адекватного человека. Некоторые сотрудники работают у нас с 2014 года, я им доверяю уже максимально.

Планируешь масштабироваться дальше?

Конечно. Я хочу сделать транснациональный сервис для оформления виз по всему миру. Домен для него уже есть – давным-давно зарегистрировал и даже подписал бумажку, что не имею отношения к банку Visa.

Что насчёт маркетинга? Будешь развивать другие рекламные каналы, кроме поиска?

Раньше я заказывал наружку, рекламу на радио и так далее. Даже автобус по Воронежу катался с нашим названием. Сам делал контекстную рекламу и отдавал на аутсорс. Я не заметил, чтобы эти действия принесли мне много клиентов. В итоге забил и переключился на другие задачи. Но понимаю, что соцсети развивать нужно.

Сейчас у меня есть идея сделать маленькую IT-компанию. В первую очередь, для продвижения визовых центров и других моих проектов. Ощущение собственной экспертности движется волнообразно: сначала ты думаешь, что всё знаешь, а потом резко осознаёшь, что ничего не знаешь. Сейчас у меня первый пик, и я хочу проверить свои силы. Но для этого мне нужна пара толковых людей. Тратить кучу времени, чтобы разбираться в маркетинге и оптимизации, не буду.

Работа занимает много твоего времени?

Раньше так было. Сейчас я руководствуюсь фразой «Мы тратим молодость на приобретение богатства, а богатство — на покупку молодости». Это Дуглас Коупленд написал в книге «Поколение Х». Я с ним согласен, поэтому стараюсь как-то комбинировать: путешествую, организовываю концерты для друзей, хожу на интересные мероприятия.

А к мероприятиям для бизнесменов как относишься?

Когда приглашают выступить со сцены, всегда соглашаюсь. Слушать других мне неинтересно: я и так знаю, какие у меня задачи сейчас.

То есть бизнес-тренинги — это трата времени?

Я думаю, что это всё big data. Есть вещи, у которых есть корреляция, но нет прямой причинно-следственной связи. Если кто-то мне скажет, что он построил транснациональную корпорацию, потому что например, занимался йогой, но я ему не поверю. Это эффект голубя.

Знаешь, был такой эксперимент? Голубя сажали в клетку, и через определённый промежуток времени сыпали ему зерно в кормушку. Очень скоро голубь начинал ассоциировать поступление зерна со своими действиями и пытался добыть корм повторением каких-то движений. На людях это тоже работает. В Америке пригласили двадцать, что ли, добровольцев. Запускали их по очереди в пустую комнату с банкоматом и говорили: «Вы должны понять, как здесь заработать деньги». Кто-то ходил по кругу, кто-то открывал и закрывал дверь, кто-то «делал не делание», то есть замирал на месте. Банкомат в любом случае выдавал им купюры. И только один чувак в итоге сказал: «Мне кажется, это от меня не зависит». Я примерно так же смотрю на вещи.

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Kristina Merz", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 3, "likes": -3, "favorites": 4, "is_advertisement": false, "subsite_label": "services", "id": 88468, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Thu, 17 Oct 2019 16:00:43 +0300", "is_special": false }
Облачная платформа
Основа для цифровизации бизнеса
0
{ "id": 88468, "author_id": 123336, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/88468\/get","add":"\/comments\/88468\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/88468"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 200396, "last_count_and_date": null }
3 комментария
Популярные
По порядку
2

Жду шутки про Джона Сноу )

Ответить
1

Скорее Эрлих Бахман

Ответить
0

Насчёт "Ничего ты не понимаешь, Михаил Черников!" ?)))

Ответить
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovx", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "disable": true, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } }, { "id": 20, "label": "Кнопка в сайдбаре", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cgxmr", "p2": "gnwc" } } } ] { "page_type": "default" }