Истории Никита Евдокимов
1 048

«Не могу комментировать слухи или домыслы»: основатель Blissbooker Борис Хэгни ответил на обвинения в невыплате зарплаты

Возвращаемся к истории двухлетней давности: тогда бывший сотрудник испанского агрегатора салонов красоты рассказал об управленческих ошибках руководства и долгах перед работниками.

В закладки
Вадим Моисеев (слева) и Борис Хэгни

В 2017 году мы опубликовали рассказ бывшего сотрудника испанского агрегатора салонов красоты Blissbooker Вадима Моисеева о причинах разорения компании.

По его словам, сервис потратил бюджет и не смог заново привлечь инвестиции из-за ошибок руководства, в том числе основателя Бориса Хэгни.

Хэгни обратился в редакцию vc.ru. Он утверждает, что его репутации был нанесён урон из-за распространения неверной информации, переданной «рядовым сотрудником, который не понимает, о чём говорит».

Согласно странице Хэгни в LinkedIn, помимо Blissbooker от также был сооснователем европейского филиала купонного сервиса Groupon, а в сейчас является управляющим партнёром калифорнийского венчурного фонда Global Founders Capital и работает над своим новым проектом. Каким именно — Хэгни не уточняет.

Чем занимался Blissbooker

С помощью платформы салоны красоты могли размещать информацию об услугах и привлекать новых клиентов в обмен на комиссию от транзакции. Кроме того, компания продавала собственное ПО для работы с клиентами.

Благодаря Blissbooker пользователи могли найти салон красоты в своём городе, выбрать услугу, день и время, оплатить её, а затем прийти и воспользоваться.

Blissbooker запустился в Барселоне в 2014 году, а затем открыл филиалы во Франции, Португалии и Италии. Осенью 2015 года сервис вышел на российский рынок и нанял команду продавцов в Москве, однако в апреле 2016 года был вынужден закрыть российский филиал. За несколько месяцев до этого компания уволила почти половину сотрудников из-за нехватки средств и невозможности привлечь инвестиции.

Интерфейс Blissbooker

В мае 2016 года Blissbooker совершил пивот и превратился в сервис для продвижения салонов красоты. Сотрудники компании проводили SEO их сайтов, создавали или вели их страницы в Facebook, регистрировали аккаунт в Google Business и так далее.

Однако добиться успехов в этой сфере не удалось, у компании закончились деньги, и в июле 2016 года Борис Хэгни объявил сотрудникам, что ему нечем платить им зарплату.

В ноябре 2016 года предприниматель продал сервис за неназванную сумму компании-конкуренту Vaniday.

В барселонском офисе Blissbooker

Коротко: о чём рассказал Вадим Моисеев

  • Руководство Blissbooker скопировало дизайн сайта у конкурентов.
  • Сервис вёл неэффективную кампанию по привлечению пользователей: например, рассылал промокоды, которые можно было использовать сперва во французских салонах, а затем повторно в испанских.
  • Blissbooker также тратила деньги на дорогие подарки сотрудникам: им было достаточно привести 10-20 пользователей по личному промокоду, чтобы получить iPhone или iPad.
  • Когда у компании закончились деньги, руководство отказалось от промокодов, сократило половину сотрудников и ввело бонусы для тех, кто уговорит салоны дать скидки на услуги. Из-за отсутствия промокодов количество резерваций упало в пять-десять раз, но многие сотрудники смогли удвоить зарплату.
  • Хэгни планировал продать Blissbooker немецкой компании и поделился с ней базой клиентов. В итоге она отказалась от сделки и переманила их к себе, сказав, что Blissbooker закрылся.
  • Работодатель остался должен Моисееву около €4000. В эту сумму входят заработная плата за месяц, пособие за расторжение трудового договора и отпускные.
  • В том случае, если удастся продать активы Blissbooker, Хэгни обещал закрыть долги перед сотрудниками. Однако после сделки с Vaniday отказался выплачивать долг Моисееву. Сотрудники обратились в суд.

Подробно: с чем не согласен Борис Хэгни

Моисеев устроился в барселонский офис Blissbooker в 2015 году. Он работал операционным агентом — загружал информацию о салонах красоты в базу данных платформы.

По его словам, открытие сайта сервиса неоднократно откладывалось: разработчики объясняли это сложностями с денежными транзакциями из-за разницы валют.

Тем не менее менеджеры по продажам продолжали обзванивать салоны и заключать с ними договоры. Однако Моисеева удивляло, что они начали в первую очередь с центра столицы.

«Я не понимал Москву, но мне казалось странным, что люди в центре Москвы будут искать салон красоты через какое-то приложение. Но это было решение Бориса, поэтому оно не обсуждалось», — рассказывал Моисеев.

По словам Хэгни, выход в Россию был для проекта экспериментом. Кроме того, штаб-квартира компании находилась в Барселоне, и управлять московским офисом было сложнее, чем филиалами в ЕС.

Офисы открывались, только когда команда чувствовала, что «плотность» салонов достаточна. Учитывая размер Москвы, на это потребовалось больше времени, чем мы рассчитывали.

Мы регулярно проводили дискуссии с кантри-менеджерами о том, в каких районах работает сервис, какова плотность салонов, их качество, а также о других факторах.

Не в моём стиле руководства принимать решения в одиночку, поэтому последнее утверждение Вадима некорректно. Но он об этом не знал, потому что не входил в группу руководителей, которые принимали решения.

Борис Хэгни

После запуска сервиса в Москве Моисеев обнаружил, что салоны предлагают слишком много видов услуг, и пользователям неудобно ориентироваться на сайте.

По словам бывшего сотрудника Blissbooker, он предложил Хэгни улучшить интерфейс, но предприниматель и другие руководители решили скопировать дизайн конкурентов. В то время полномочий Моисеева было недостаточно, чтобы оспорить решение.

Вадим был рядовым сотрудником без релевантного опыта. С нами работали люди, которые знали об UX, электронной коммерции, управлении продажами и имели опыт запуска бизнеса.

Как и любая другая опытная ИТ-компания, мы оценивали другие похожие сайты, не только в бьюти-сегменте. Мы нашли элементы, которые стоило внедрить, и адаптировали некоторые их этих практик — очень прагматично и с использованием аналитики.

В отличие от Европы, в московских салонах красоты более объёмные прайс-листы, поскольку они предлагают одну и ту же услугу с разными продуктами или брендами.

Такая проблема была только на московском рынке. Мы решили не тратить технические ресурсы на решение проблемы одного рынка, который ещё не доказал инвестиционную привлекательность.

Борис Хэгни

Хэгни не верил в офлайн-рекламу и привлекал клиентов только с помощью онлайн-каналов: Google, Facebook и рекламы у блогеров. Моисеев выяснил, что стоимость одной интеграции с блогерами доходила до нескольких сотен евро, однако компания не могла влиять на качество и отслеживать эффект от публикаций: например, некоторые блогеры допускали ошибки в названии сервиса.

Новый маркетолог, которого нанял Blissbooker, предложил другую стратегию продвижения — рассылку промокодов. Количество пользователей выросло, но из-за отсутствия ограничений испанские пользователи могли повторно использовать купон, отправленный друзьями из Франции.

«Да, мы получали очень много резерваций, что было приятно. Было какое-то движение, но как можно было заработать с этого? Вот, например: мы даём человеку €35, он покупает услугу, которая стоит €15. У него на счету аккумулируются оставшиеся €20. Он мог ходить в салоны только по купонам и копить "сдачу", а потом приобрести услугу, которая стоит €200. Кто же в таком случае платил за их услуги?», — рассказывал Моисеев.

Каждый, кто запускал онлайн-бизнес, должен знать о стратегии, которая помогает открыть рынок. Если вы инвестируете деньги в новый рынок, то стоит быть осторожными и применять метод итерации.

За свою карьеру я потратил много времени на офлайн- и онлайн-рекламу. Это экспертиза, а не вера. Я делился опытом с любым сотрудником, который хотел слушать или поспорить. И в этих разговорах всегда побеждала лучшая идея или аргумент.

Некоторые сотрудники в нашем офисе свободно говорили по-русски. Кроме того, у нас была команда в Москве, которая отвечала за контент и партнёрства. Вадим был её частью. Если какие-то ошибки и возникали, Вадиму следовало бы исправить их.

Борис Хэгни

Бизнес-модель Blissbooker предполагала, что основной заработок будет поступать не с комиссии за обработку заказа, а с дополнительной продажи CRM.

Комиссия в России была ниже, чем у конкурентов (по словам Моисеева, они брали до 50% с транзакции), однако своё программное обеспечение они предлагали бесплатно, что подрывало бизнес Blissbooker.

«Большинство салонов работали по бесплатной модели, потому что наше ПО было никому не нужно: они все привыкли по старинке пользоваться журналами. А у Бориса была идея сделать так, чтобы люди забыли о бумаге», — вспоминал Моисеев.

Вадим демонстрирует очень ограниченный взгляд на бизнес. Кроме того, по договору он обязан сохранять конфиденциальность о том, что происходило в компании.

Я не могу прокомментировать упомянутые им факты, скажу лишь, что его точка зрения однобока и демонстрирует полное непонимание специфики бизнеса.

Борис Хэгни

Сервис тратил больше, чем зарабатывал, и к февралю 2016 года у компании закончились деньги. Хэгни уволил около 40 человек (чуть меньше половины сотрудников) и попытался найти новых инвесторов.

В мае 2016 года компания закрыла офис в России и в Турции. По словам Хэгни, это было частью эксперимента.

Как и многие другие быстрорастущие стартапы, мы решили протестировать несколько рынков — сработает ли бизнес-предложение компании и будет ли хорошей юнит-экономика.

Во время тестов мы «пробовали воду», рискуя небольшими суммами, и были бережливыми.

В некоторых случаях результат был положительным — там мы продолжали работать. В некоторых — отрицательным, и мы сворачивали офис.

Борис Хэгни

После увольнения сотрудников руководство отказалось от купонов и снизило размер скидок. По оценке Моисеева, из-за этого количество пользователей Blissbooker упало в пять-десять раз.

У сотрудников барселонского офиса были личные промокоды на скидку друзьям, и в компании проводили постоянный конкурс — кто приведёт больше друзей. Чтобы выиграть iPhone или iPad, достаточно 10-20 человек.

Когда компания отказалась от скидок, Хэгни ввёл дополнительную мотивационную программу: он предложил сотрудникам обзвонить салоны красоты и добиться скидок от них.

Работники получали вознаграждение за каждое заведение, которое снижало цену на 20% на пять услуг. По словам бывшего сотрудника Blissbooker, некоторые коллеги смогли удвоить зарплату.

«Это было просто. Мы обещали салонам новых клиентов. Звонили им и говорили: "Давайте вы сами сделаете скидки на ваши услуги, и тогда вы переместитесь на первую страницу на нашем сайте". И они соглашались», — вспоминает Моисеев.

И снова — это очень ограниченный взгляд на конкуренцию [внутри компании]. Это нормально в ИТ-компаниях, которые живут за счёт продаж.

Кроме того, в этом случае имеют место ложные утверждения.

Борис Хэгни

Проблемы возникали и из-за технических факторов. После наплыва аудитории из-за введения купонов сервера не успевали обрабатывать клиентские запросы. Тогда разработчики решили перенести систему на новые сервера, но обнаружили, что код придётся переписать едва ли не с нуля.

По словам Моисеева, разработчики приходили на час позже других сотрудников, уходили на час раньше. Они объясняли это тем, что со временем их концентрация падает, и они могут допустить ошибки в коде, а исправлять его сложнее, чем писать заново.

Кроме того, в коде было достаточно ошибок, которые влияли на экономику сервиса. По словам Моисеева, в Blissbooker не требовалось подтверждать почтовый адрес при регистрации: «И люди создавали тысячи фейковых аккаунтов и использовали один и тот же купон по нескольку раз».

Комментарий Вадима демонстрирует непонимание, насколько долго и сложно разрабатывать программное обеспечение.

Борис Хэгни

В мае 2016 года Хэгни нашёл деньги для продолжения работы сервиса, но их было достаточно, только чтобы оставить ключевых сотрудников. В то время Моисеев занимал позицию, связанную с поддержкой партнёров. Он и ещё 19 человек остались в компании.

После этого Хэгни решил совершить пивот и превратить Blissbooker в сервис по продвижению салонов красоты. Компания создавала сайты для учреждений, а также занималась SEO-продвижением, вела сообщества в Facebook, и регистрировала аккаунт организации в Google Business.

По словам Моисеева, Хэгни ввёл «бешеные» цены на услуги, что не соответствовало качеству работ: «Каким-то мелким подрядчикам мы делали сайт, каким-то крупным — продвижение. Мне это казалось обманом, потому что ты добавляешь информацию о компании во всякие электронные доски объявлений, куда всё равно никто не заходит и не смотрит».

Blissbooker стал фокусироваться на SaaS, поскольку эта сфера обладала более высокой инвестиционной привлекательностью.

Не удивительно, что Вадим не понимал ценности локального размещения на досках объявления и локального позиционирования — он был низкоуровневым сотрудником. А вы выдаёте его слова за истину — это очень предвзято.

Борис Хэгни

По словам Моисеева, в июле 2016 года Хэгни отправил сотрудникам письмо и сообщил, что у компании закончились деньги, и они могут не выходить на работу.

Тогда же он лично встретился с каждым работником и пообещал выплатить долг по зарплате. Когда именно, предприниматель не уточнил — он собирался продать бизнес по частям: платформу, базу клиентов и базу партнёров.

Моисеев рассказал, что предприниматель остался должен ему около €4000 — в эту сумму входят зарплата, пособие за расторжение трудового договора и отпускные.

По словам бывшего сотрудника Blissbooker, первое время Хэгни держал сотрудников в курсе о судьбе компании, но потом перестал выходить на связь.

Через близкого друга предпринимателя Моисеев узнал, что тот планировал продать платформу «одной немецкой компании» и поделился с ней базой клиентов. В итоге компания отказалась от сделки и стала переманивать клиентов к себе.

Чуть позже Моисееву удалось получить от Хэгни обещание, что он выплатит долг сразу после того, как продаст Blissbooker итальянскому конкуренту Vaniday.

В ноябре 2016 года Моисеев увидел, что при переходе на сайт итальянского филиала Blissbooker происходит редирект на сайт Vaniday. Он решил, что компания продана, и написал Хэгни письмо — поздравил его с закрытием сделки и поинтересовался, когда можно забрать деньги.

«Но он отказался их возвращать. Сказал, что на самом деле сделка сорвалась. Но в декабре 2016 года друг Бориса прислал мне статью, где действительно говорилось о продаже сервиса, однако в тот же день мне сообщили, что Blissbooker выставлен на банкротство», — рассказывал Моисеев.

Вадим путается в своих сведениях о компании и о состоянии бизнеса. Я всегда был максимально прозрачен со всеми сотрудниками. Не могу комментировать слухи или домыслы.

На протяжении всего срока моих полномочий (вплоть до последнего дня) я следовал испанскому законодательству и советам наших юристов, чтобы убедиться, что переход осуществляется прозрачно, честно и в соответствии с законом.

Все сотрудники, которым пришлось уйти во время моей работы, получили зарплаты и выходные пособия. Испанское законодательство накладывает строгие ограничения на то, что может и не может делать управляющий директор, и я им следовал.

Насколько мне известно, ни один из сотрудников не требовал возмещения денег через суд, поскольку во время моих полномочий никто не подавал в суд на компанию.

Борис Хэгни

Моисеев не согласен со словами Хэгни о том, что все сотрудники получили зарплаты и компенсации. Он предоставил vc.ru сертификат от конкурсного управляющего, который занимается банкротством Blissbooker.

Согласно документу, у компании действительно есть перед ним долги, но она не может по ним расплатиться. Сейчас Моисеев планирует обратиться в Гарантийный фонд заработной платы (FOGASA) — государственную организацию при министерстве труда Испании, которая покрывает долги перед сотрудниками обанкротившихся предприятий.

{ "author_name": "Никита Евдокимов", "author_type": "editor", "tags": [], "comments": 2, "likes": 8, "favorites": 2, "is_advertisement": false, "subsite_label": "story", "id": 46335, "is_wide": true, "is_ugc": false, "date": "Thu, 11 Oct 2018 15:36:54 +0300" }
{ "id": 46335, "author_id": 61917, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/46335\/get","add":"\/comments\/46335\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/46335"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199131, "possessions": [] }

2 комментария 2 комм.

Популярные

По порядку

0

и, главное, чем хорош венчур, что вот таким мутным Борисам ничего не прилетает. никаких репутационных, финансовых и прочих потерь.

Ответить
0

Удивительно, что он вообще отвечает на претензии какого-то Вадима...

Ответить
0
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Компания отказалась от email
в пользу общения при помощи мемов
Подписаться на push-уведомления
{ "page_type": "default" }