{"id":13465,"url":"\/distributions\/13465\/click?bit=1&hash=1e6228dc4e5e22730d5108e1c30ee96b3462205737e7a3fe7ce4c965aaacfe57","title":"\u041a\u043e\u043d\u0444\u0435\u0440\u0435\u043d\u0446\u0438\u044f Ozon \u2014 \u043a\u043e\u043c\u0443, \u0447\u0442\u043e \u0438 \u043a\u0430\u043a \u043f\u0440\u043e\u0434\u0430\u0432\u0430\u0442\u044c \u0432 \u043a\u0440\u0438\u0437\u0438\u0441","buttonText":"\u0423\u0437\u043d\u0430\u0442\u044c","imageUuid":"6b1e0c55-41d3-56c2-84e2-fe6f447e3825","isPaidAndBannersEnabled":false}
Истории
Philtech Initiative

КиберЛенинка: как ученый-энтузиаст создал крупнейший электронный архив Европы

«Вся концепция WWW строится на философии свободного обмена научными знаниями, говорил Тим Бернерс-Ли. Получается, что открытый доступ — это просто правильно работающий интернет — сеть, где знания доступны всем без ограничений. С КиберЛенинкой мы не придумали ничего нового — она является технологическим воплощением этой концепции».

В этом уверен Дмитрий Семячкин, руководитель КиберЛенинки. Проект запустили в 2012-м, сегодня это четвертый открытый архив мира (по данным Webometrics) по количеству публикаций в свободном доступе и крупнейший электронный архив Европы. За 2017 год 22 млн человек прочитали в КиберЛенинке 100 млн научных статей. ЮНЕСКО приводит платформу как пример использования открытых лицензий в образовании. В октябре Дмитрий Семячкин встретился с участниками Philtech-акселератора, организованного Рыбаков фондом и Бизнес-инкубатором ВШЭ, и ответил на восемь главных вопросов.

Основатель КиберЛенинки Дмитрий Семячкин рассказал о своем проекте на очном образовательном интенсиве для участников Philtech-акселератора

Про идею

Создавая КиберЛенинку, я решал две собственные проблемы. Первая: было трудно получить нужные тексты публикаций для моей научной работы. Вторая проблема обнаружилась, когда я аспирантом поехал на конференцию в другой город России и встретил исследователей, которые занимались очень похожей темой.

Они не знали про меня, а я про них. При этом в интернете все было: они куда-то складывали результаты своих исследований, я где-то публиковал свои. Тогда я понял, что проблема в связности, коммуникации и поиске.

Через несколько лет с моими друзьями и партнерами Михаилом Сергеевым и Евгением Кисляком запустили КиберЛенинку. Мотивом было решить задачу «для себя» и, как нам казалось, для большого числа людей. Мы находим и заключаем договоры с научными издательствами на публикацию статей. Для них это выход на огромную аудиторию и дополнительный канал распространения, а для читателей КиберЛенинки — бесплатный и легальный доступ к нужной информации.

Про открытый доступ

Открытый доступ — значит не имеющий финансовых или иных ограничений, кроме доступа к интернету. Тема открытого доступа актуальна во всем мире, его называют необходимым условием инновационного развития. Спустя два года после основания КиберЛенинки мы поняли, что идея открытого доступа работает: к тому времени ресурс уже посещало 1,5 млн человек в месяц, он был отмечен национальными премиями. И создали некоммерческую организацию, чтобы вести диалог с государством и обществом. Это должен быть не отдельный проект, а глобальная инфраструктура для обмена открытыми знаниями.

Про инвестиции

Мы пять лет делали проект только на свои. Два года ходили по министерствам.

Нам были интересны не гранты, а постоянная поддержка. А еще не хотелось терять гибкость.

Поэтому мы были рады получить инвестиции от Игоря Рыбакова. Для меня это smart money: не про деньги, а про развитие. Средства пошли на разработку новых сервисов с прицелом на весь мир. Последнее было основным условием инвестора — ставить большие цели и делать проект на мир.

Про монетизацию

Монетизацию проекта видим в различных сервисах. Уже запустили сервис для издателей CyberDOI, чтобы идентифицировать научные публикации по международным стандартам. И развиваем рекламу. Ожидаем, что вузы и постоянные пользователи будут платить небольшие деньги за отключение рекламы. При этом доступ к знаниям всегда останется бесплатным: если начнем брать деньги за доступ – потеряем нашу ключевую ценность.

Иллюстрация к посту в Телеграм-канале КиберЛенинки

Про краудфандинг

Мы используем грант Google для НКО, чтобы приводить целевых пользователей на страницу пожертвований, и это отчасти помогает: стабильно получаем около 30 тыс. рублей в месяц. Немного, но для меня это важное подтверждение, что мы все делаем правильно.

Про филтех

Мы были, можно сказать, нулевым филтех-проектом. Мы познакомились с Аленой Светушковой и Рыбаков фондом, когда концепция филтеха только зарождалась, и в процессе оформления сделки с Игорем Рыбаковым много обсуждали эту тему. Мне очень нравится филтех, потому что это действительно свободное поле для деятельности.

Про язык науки

Сеть безгранична, но есть языковые границы. В этом месяце произошло важное событие: мы запустили англоязычную площадку. Собрали в ней публикации, доступные под открытой лицензией — 900 тыс. материалов из международных научных журналов. Для нас это шаг в сторону глобальности.

Иллюстрация к посту в Телеграм-канале КиберЛенинки

Про будущее

Даже при наличии Google многие готовы немного заплатить, чтобы получить релевантный список литературы по теме. Профессия библиографа особенно актуальна в океане информации. Мы создали MVP рекомендательного сервиса, подбирающего литературу по запросу. Эта коммерческая услуга подтвердила свою востребованность у студентов. Планируем глобально масштабировать ее и создать платформу производства знаний, сопровождающую весь цикл авторской работы: от подбора нужных источников до ее публикации и оценки влияния. Мы фокусируемся на b2c, потому что бесплатный доступ обеспечивает большую аудиторию — это студенты, исследователи и все, кто нацелен на обучение и развитие.

Материал подготовила Мария Колодина, участник Philtech Initiative

0
2 комментария
Viktor Andriichuk

Классная статья. Спасибо редакции.

Ответить
Развернуть ветку
Олег Маликин

Сначала подумал, что создали вторую Википедию :) Извиняйте, был не прав. Идея крутая, однозначно!

Ответить
Развернуть ветку
Читать все 2 комментария
null