Основатели Better Place Forests привлекли $12 млн на лес-кладбище: как оно устроено и почему стало популярным в США Материал редакции

Компания продаёт деревья, которые удобряют прахом умершего — их стоимость достигает $36 тысяч.

В закладки
Аудио

Конспект материала автора Fast Company Кэтрин Шваб.

Серийный предприниматель Сэнди Гибсон ненавидит кладбища: в детстве он потерял родителей. Родственники выбрали для памятника красивый гранитный камень, решив, что это будет хорошей идеей.

Но каждый раз, когда Гибсон приходит навестить родителей, он видит на надгробии отражения машин: могилы расположены у края кладбища, рядом с дорогой. «И я понял, что это неподходящее место», — говорит предприниматель.

Так появился стартап Better Place Forests. Компания превращает обычные леса в мемориальные, где продаёт деревья и помогает с захоронением пепла умершего, перерабатывая его в удобрение и создавая уединённое место для родственников.

Недостатки обычных кладбищ

Гибсон не единственный, кто считает кладбища устаревшими и проблемными: место под могилу стоит чересчур дорого, места для достойного захоронения не хватает.

В 2017 году бюро статистики труда в США выяснило, что средняя стоимость захоронения, включая ритуальные услуги и погребение, составляет $7360, что на 227% выше, чем в 1986 году. Для сравнения: средняя стоимость товаров выросла только на 123%.

Также в США набирают популярность экологически чистые способы погребения — ими интересуются 53,8% опрошенных Национальной ассоциацией похоронных бюро в 2017 году.

«Зелёные» похороны включают в себя земляные биоразлагаемые капсулы, бальзамирование без формальдегида и кремацию — к ней прибегают всё чаще. Люди переосмысливают процесс смерти, учатся воспринимать его более позитивно, смиряться с ним.

Fletcher Studio

Мемориальный экологический лес

Гибсон и соучредители Брэд Милн и Джейми Ноултон собрали более $12 млн на проектирование нового кладбища-леса. В июне 2019 года они открыли первый лес величиной в 8 гектаров в Мендосино, штат Калифорния.

Вместо того чтобы тратить тысячи долларов на место на кладбище, семья может получить эксклюзивное право на использование пепла умершего для удобрения одного из деревьев. Одиночное дерево стоит от $2900, а право на старое красное дерево — до $36 тысяч. Деревья навсегда защищены от вырубки: Better Place Forests покупает землю и передает право на возделывание земельному фонду.

Этот процесс, когда компания владеет землей, а земельный фонд обрабатывает землю по заказу компании, в США хорошо отлажен — таким образом создавались национальные парки на Гавайях и в Колорадо. Неясно, впрочем, останется ли у членов семьи возможность навещать могилу-дерево при смене владельца земли, отмечает Fast Company.

Работа Better Place Forests

Сегодня Better Place Forests владеет семью участками в западной части США. Компания нанимает ботаников, которые создают каталог леса, убирают инвазивные породы и оценивают состояние каждого дерева, чтобы гарантировать продажу только здоровых растений. Если же оплаченное дерево гибнет, Better Place Forest сажает на его место дерево такого же вида.

Команда ландшафтных архитекторов и дизайнеров на каждом участке строит центр для посетителей — на естественных полянах, чтобы не вредить деревьям.

Fast Company

В Мендосино проектировщики тропинок, которые обычно работают в национальных парках, месяц вырубали тропы в лесу, чтобы сделать его как можно более удобным для прогулок. Better Place Forest также помогает с транспортировкой людей на инвалидных колясках и придерживается стандартов ADA для американцев с ограниченными возможностями.

«Разрабатывая дизайн, мы не меняли ландшафт, а подстраивались под его», — говорит ведущий ландшафтный архитектор Fletcher Studio Дэвид Флетчер. Студия занимается оформлением всех объектов Better Place Forests, например бетонными скамейками на полянах, и придумывает простую навигацию по лесу.

Fletcher Studio

Для посетителей прогулка по «кладбищу новой эпохи» не отличается от прогулки на природе, считает Флетчер, за исключением ощущения, что гуляют они по «сакральному лесу». В Мендосино прогулка заканчивается на невысоком холме, где расположена пергола с видом на море.

«Мы задумывали полноценное путешествие, встречу посетителя с коллективной памятью, личными воспоминаниями. А затем вы поднимаетесь на этот холм и видите океан, видите бесконечность», — говорит Флетчер.

Выбор дерева и захоронение

Better Place Forests хочет не только помогать экологии и давать возможность людям хоронить родственников в приятном месте, но и перенять роль традиционных кладбищ — персонального уединенного места для прощания с умершим.

«Обычно пепел упаковывают в полиэтиленовый пакет. Это безобразно, — говорит Гибсон. — Поэтому мы стараемся помочь семьям пережить этот опыт менее болезненно».

Посещение кладбища начинается со специального центра. В парке Мендосино под названием Point Arena он расположен во впадине, а широкий проход «действует как портал, приглашающий людей в лес», пишет Fast Company. Проходя сквозь него, посетители попадают на дощатую площадку с видом на лес. Вдалеке виднеется океан.

Fletcher Studio

«Вход в Point Arena работает не так, как центр для посетителей в привычных парках. Здесь есть мистический опыт», — подчёркивает Марк Хоган, глава дизайнерской фирмы Openscope, проектировавшей Point Areta.

Компания использовала красное дерево и кортеновскую сталь, чтобы «портал» сливался с лесом. «Всё это очень хорошо сочетается с окружающей средой, поэтому при первом посещении вы ощущаете, будто здание стояло там всегда», считает Хоган.

Большинство клиентов Better Place Forests — люди, желающие, чтобы их семья захоронила прах под деревом, которое они выбрали. Некоторые выбирают дерево рядом с центром для посетителей, считая, что семья будет приезжать и навещать его.

Есть и те, кто хочет дерево в глубине леса или на гряде, с видом на Тихий океан. Для них это способ выбрать место упокоения на природе, а не на сдавленном кладбище.

Внимание к деталям, которое начинается с выбора дерева, распространяется и на «церемонию рассеивания». Команда Better Place Forests готовит смесь из пепла, местной почвы и экологичными добавками, чтобы быстро расщепить пепел на питательные вещества для дерева.

Сама церемония включает в себя рассеивание пепла, чтение стихов и маркировку дерева специальной круглой бронзовой эмблемой с выгравированным именем человека и логотипом компании.

Fast Company 

Влияние на экологию и гарантии покупателям

Пока купить дерево можно только в Point Arena и в лесу Санта-Крус в штате Калифорния в часе езды от Сан-Хосе. Point Arena на данный момент единственный запущенный проект: компания начала проводить там церемонии осенью 2018 года, а в начале 2019-го открыла центр для посетителей.

Организация похорон позволяет Better Place Forests заниматься и охраной лесов. Передача прав на землю фондам гарантирует, что место не будут использовать для застройки, а деньги клиентов за деревья подороже стартап тратит на восстановление погибших лесов. Better Place Forest намерена посадить «сотни деревьев» в калифорнийском лесу, недавно пострадавшему от пожара.

«Better Place Forests навсегда забрала 32 гектара леса у лесозаготовительной промышленности. Земля под ним никогда не станет местом для жилого квартала. В этом и сила проекта», — отмечает Флетчер.

Fletcher Studio

Тем не менее некоторые клиенты могут отказаться от идеи, считая, что венчурные капиталисты пытаются заработать на месте их упокоения. Другие — беспокоиться о неприкосновенности леса и гарантии Better Place Forests, что мемориальные деревья никогда не будут снесены бульдозерами.

По мнению Fast Company, «есть некоторая уверенность», что, даже если стартап и продаст лес, новые владельцы должны будут соблюдать те же правила и развивать его.

Но это не означает, что другие владельцы по-прежнему будут предоставлять членам семей доступ к дереву родственника или близкого человека. Компания утверждает: обеспечивает условия для постоянной открытости и специально сформировала охранный фонд для обслуживания леса.

Интерес стартапа к более экологичным, более интимным похоронам оправдывается — деревья зарезервировали уже «тысячи семей», пишет Fast Company. Во времена, когда забота о природе становится всё насущнее, довольно поэтично защищать дерево своими останками, будучи уверенным в том, что в вашу честь высадят ещё больше деревьев, считает издание.

{ "author_name": "Евгений Делюкин", "author_type": "editor", "tags": ["\u044d\u043a\u043e\u043b\u043e\u0433\u0438\u044f","\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u044b","\u043a\u043b\u0430\u0434\u0431\u0438\u0449\u0435"], "comments": 24, "likes": 44, "favorites": 46, "is_advertisement": false, "subsite_label": "story", "id": 72946, "is_wide": false, "is_ugc": false, "date": "Wed, 26 Jun 2019 11:26:13 +0300", "is_special": false }
0
{ "id": 72946, "author_id": 124903, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/72946\/get","add":"\/comments\/72946\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/72946"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199131, "last_count_and_date": null }
24 комментария
Популярные
По порядку
Написать комментарий...
14

Если такой стартап запустить в РФ, то основателя попросту убьет похоронная мафия.

Ответить
6

Вместо того чтобы тратить тысячи долларов на место на кладбище, семья может ...

Одиночное дерево стоит от $2900, а право на старое красное дерево — до $36 тысяч.

Эээ...

Ответить
12

Объясняется тем, что люди тратят $2900 вместо $7360, для «экономных» получается дешевле. А там дальше уже начинаются дополнительные опции: дерево повыше, вид красивее и так далее.

Ответить
0

Так это только дерево стоит 2900, а все услуги до получения праха не входят в эту стоимость.

Ответить
7

Да классная идея, все лучше чем гектары земли в заборах, а так растет дерево и растет.

Ответить
4

Мне кажется, это отличная идея.
Только жалко, что в России, наверное, не приживется.

Я сейчас задумалась, что кладбище - это максимально невыгодное использование земель.
Они всегда занимают большие территории, там ничего нельзя делать, просто место для костей.
Земля, где только кости. Это странно.

А так, и тебе уже без разницы, и деревьям хорошо, и место приятное для родственников. Одни плюсы, нет?

Ответить
0

В России места хватит всем.

Ответить
4

В одной из книг приквела к серии Дюна, Бене Гессерит хоронили своих сестер, путем высаживания фруктового дерева на месте захоронения.

Ответить
2

"По мнению Fast Company, «есть некоторая уверенность», что, даже если стартап и продаст лес, новые владельцы должны будут соблюдать те же правила и развивать его. Но это не означает, что другие владельцы по-прежнему будут предоставлять членам семей доступ к дереву родственника или близкого человека. "
Красиво. "Я не я и жопа уже не моя"

Ответить
2

Идея просто супер. А главное для природы хороша.
Просто на наших кладбищах с пластиковыми цветами и покосившимся забором реально не хочется лежать после смерти.
А тут после ухода ещё и польза какая то на долгие века. Лучше чем твой гниющий труп под каменным соркафагом. Всё равно от тебе забудут. А так польза - дерево. И оно станет пеплом со временем и умножисься ты в нём.

Ответить
1

Картинки поломатые

Ответить

Комментарий удален

0

Гаси полностью уже!

Ответить
0

Внимание! Акция!
Только сегодня за 100000руб разрешу полить дерево под моим окном коричневой жидкостью (это ведь правда прах вашего дедушки?). В стоимость входит возможность собираться и бухать рядом с деревом, при условии моего участия в ритуале.
P.S. Защита дерева от удобряющих его местных собак не гарантируется.

Ответить

Комментарий удален

0

Напомнило...

Ответить
0

Вспоминается Эйва из Аватара.

Ответить
0

Тут все дело в деревьях! Боюсь с березками не будет той "тысячелетней" романтики, а если организовать в Сибири, то (1)далеко от цивилизации; (2)китайцы порубят, подкупив местную администрацию... В нашей стране вообще, лучше не умирать!

Ответить
0

Даа, у меня тоже была идея пару лет назад, удобрять прахом марихуану, чтоб потом друзья и родственники собравшись могли выкурить ее и словить "связь" с усопшим. Жаль в РФ это нез@конно

Ответить
0

Отличная идея для стартапа в штатах

Ответить
0

Ууу бездуховные омериканцы

Ответить
0

Да это отличная и экологичная идея, то что надо. Есть одна теория что традиционные похороны в гробу и еще сверху придавливая могильным камнем мы препятствуем освобождению нашей бессмертной сущности от пут материального мира, так что все кремироваться когда настанет время)

Ответить
0

Очень хочу создать такой лес в России. Наша похоронная мафия совсем зажралась

Ответить
0

И вообще.. зачем такие огромные инвестиции?! При таких-то ценах на услуги

Ответить
0

Ничего себе! Действительно интересная идея и задумка! Может, и до нас когда-то дойдут эти тенденции. Своё тело я бы завещал таким образом похоронить. Ну вот, а могилки уже усопших я ни за что не потревожу и буду бережно за ними ухаживать, пока жив. Недавно вот своим бабушке и дедушке гранитные ограды тут https://www.agava.by/catalog/ogrady/granitnye заказывал. Это же память, которая, несомненно, живет в наших сердцах и памяти. Но следить за местами захоронений, своего рода дань той памяти.

Ответить
–1

Логотип и номер на «надгробии»?

Ответить
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovx", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "disable": true, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } }, { "id": 20, "label": "Кнопка в сайдбаре", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cgxmr", "p2": "gnwc" } } } ] { "page_type": "default" }