{"id":13474,"url":"\/distributions\/13474\/click?bit=1&hash=89dcb97d365dcd062aa67a23ebd7d587ac1ef67c2c12b41ed4fdb46a523d850d","title":"\u0420\u0411\u041a \u0437\u0430\u0434\u0443\u0434\u043e\u0441\u0438\u043b\u0438. \u0427\u0442\u043e \u0434\u0435\u043b\u0430\u0442\u044c, \u0447\u0442\u043e\u0431\u044b \u043d\u0435 \u0437\u0430\u0434\u0443\u0434\u043e\u0441\u0438\u043b\u0438 \u0432\u0430\u0441","buttonText":"","imageUuid":"","isPaidAndBannersEnabled":false}

О судьбе отечественного оборудования для сетей 5G. Часть I: Обзор Рынка

Первоначально опубликовано на хабре:

Не нужно пояснять, какую роль играет высокотехнологическое производство в построения экономики и общества будущего. Информационные сети связи сегодня – это кровеносная система как каждой отдельной страны, так и мировой экономики в целом, позволяющая передавать, обрабатывать, хранить и обмениваться информацией. Автоматизация процессов, Промышленность 4.0, высокопроизводительные рабочие места, беспилотный транспорт, роботизация производства, умные города, Интернет Вещей – все эти модные слова-клише можно услышать сегодня на каждом углу. И все эти веяния в будущем предполагают использование надежной, мощной и современной инфраструктуры связи, что выливается в ажиотаж вокруг развития технологий мобильной связи пятого и последующих поколений.

В этой связи небезынтересно наблюдать за муками российской власти и рыбку съесть, и косточкой не подавиться в вопросе достижения амбициозной цели по созданию сетей 5G, а в будущем и 6G на (внимание!) отечественном оборудовании, не существующем сегодня в природе. Если говорить точнее, то уже в 2024 году (через 2.5 года), видимо, по мановению волшебной палочки, в России должно появиться оборудование для сетей 5G: в первую очередь – приемо-передающие базовые станции радиосвязи (www.kommersant.ru, 2020). Более того, еще раньше, с 1 января 2023 году (!) по решению Государственной Комиссии по Радиочастотам должно материализоваться оборудование для сетей 4G / LTE.

В рамках небольшого цикла статей я хотел бы поделиться своими наблюдениями и мыслями о причинах и предпосылках постановки такой цели в современной России. Серия публикаций не претендует на научную точность, скорее это попытка посмотреть на проблему с разных сторон (политэкономических и технологических). Предлагаю вместе окинуть взглядом рыночных контекст, внешний и внутренний факторы, а также мы не обойдем стороной собственно техническую составляющую в следующих частях.

В первой части начнем с общего обзора телеком рынка России. Для облегчения анализа предлагаю сосредоточиться на наиболее крупных сегментах телеком оборудования, а для этого нужно себе представлять, что из себя собственно представляет сеть сотовой связи. На высоком уровне, можно выделить следующие основные составные части – радиодоступ (Radio Access Network-RAN: те самые столбы и вышки с антеннами, что мы наблюдаем в городах и весях), транспортная сеть (Backhaul, Transport) и опорная сеть (Core Network). Существуют еще системы эксплуатационной и бизнес-поддержки (OSS / BSS) для анализа, управления, мониторинга, настройки и биллинга. В рамках нашего анализа будем считать, что они представляют пренебрежительно малую долю.

Рисунок 1 Архитектура сетей мобильной связи Виталик

Даже из этой простой диаграммы можно сделать предположение, что подавляющая доля затрат с точки зрения строительства сети относится к подсистеме радиодоступа, т.е. базовым станциям. Если мы обратимся к реальным стоимостям, то данная гипотеза подтверждается различным исследованиям и оценками затрат операторов на развертывание сетей (GSM Association, 2019):

Рисунок 2 Структура затрат на развертывание мобильных сетей GSM Association, 2019

Что интересно, полномасштабное развертывание 5G сети будет требовать еще больших вложений именно в подсистему радиодоступа, в силу ряда факторов: использование новых более высоких частотных диапазонов, больший объем трафика для обработки и передачи. Это делает рынок 5G оборудования радиодоступа очень интересным для производителей и разработчиков соответствующих технических решений.

Давайте оценим общий объем закупаемого за рубежом оборудования для сетей сотовой связи в России. Во-первых, нам приходят на помощь (роскомнадзор, 2020) и независимые консультанты, из отчетов которых мы понимаем сколько БС вводится в эксплуатацию в год:

Рисунок 3 Прирост БС по годам, тыс Consulting, 2021

Во-вторых, нам потребуется определить средние рыночные цены. Из ряда публикаций можно судить о том, что стоимость программно-аппаратного комплекса базовой станции составляет в среднем около 10 тысяч евро (Кодачигов, 2019).

Итого, общий рынок оборудования радиодоступа, в зависимости от года, равняется 700-1000 млн евро, если мы говорим именно про электронное интеллектуальное радио оборудование.

Дополнительные деньги зарабатываются на пассивной инфраструктуре (антенны, столбы, системы питания и кондиционирования и многое другое), услугах, технической поддержке и прочее.

Приняв допущение, что общее производство в год составляет 1.5 миллиона базовых станций (Lightreading, 2020), можно принять долю российского рынка как 4-6% от общемирового. Аналитики предсказывают рост 2-3% в год в течение следующих 5ти лет с вытеснением 5G остальных стандартов связи (Analysys Mason, 2021). Рынок оборудования делят — китайский Хуавей, шведский Эрикссон, и финская Нокиа. Включая свой смартфон вы можете быть уверенными на 100%, что информация будет передаваться по сетям, построенным на оборудовании одного из перечисленных выше производителей. В этом смысле Россия не является уникальной страной – эти три компании занимают около 80% рынка всего мира (Duesterberg, 2021), далее идут южнокорейская компания Samsung и китайская ZTE. Исходя из этого, можно предположить, что барьеры для доступа в эту отрасль весьма высоки и важнейшим фактором является масштаб производства. На первый взгляд, все участники российского мобильного телеком довольны. Давайте попробуем выявить его основные характерные черты:

  • Рынок России — весьма крупный и прибыльный для иностранных производителей и тем самым способствует загрузке производственных мощностей: количество установленных на сетях операторов связи базовых станций по разным оценкам составляет более 800 000 на 2021 год (Карасёв, 2019)
  • Рынок либерализован и конкуренция между производителями выше, чем, например, в США и ряде других стран (Великобритания, Канада, Австралия, Япония), где китайские вендоры (производители) просто запрещены. Это позволяет операторам-потребителям выторговывать лучшие цены, гибко подходить к выбору поставщиков и при всем при этом обеспечивать хорошее качество предоставляемых услуг связи
  • Рынок операторских услуг – зрелый и сложившийся, о чем свидетельствуют такие факты как:
  • Проникновение мобильной связи (количество сим карт на 1 человека) в стране – 172%, что является очень высоким показателе в общемировом контексте (AC&M-Consulting, 2020). Т.е. нет оснований ожидать дальнейшего взрывного роста, о чем также свидетельствует очень умеренная динамика выручки в 2-4% последние несколько лет (Рудычева, 2020).
  • Высокий уровень монополизации – рынок контролируется «Большой четверкой» — Ростелеком (и входящий в него Теле2), Билайн, МТС и Мегафон и есть предпосылки к дальнейшей консолидации:
Рисунок 4 Мобильные абоненты в России 2020 AC&M-Consulting, 2020
  • Общие доходы «большой четверки» российских операторов сотовой связи в год – около 1.7 триллиона рублей (для сравнения, ВВП России за 2020 – 107 трлн. р.) и это весьма прибыльный бизнес, приносящий высокие дивиденды владельцам и акционерам (около 10% годовых на акцию в МТС и Ростелекоме (Управляющая компания «Доход»), для сравнения – у немецкого Deutsche Telecom они составляют 2-3%):
Рисунок 5 Выручка операторов «Большой Четверки» RusTelcom, 2021
  • Говоря о контролирующих акционерах, можно выделить крупные группы финансово-промышленного капитала, контролирующих российских операторов (InStraTest, 2020):
  • МТС — АФК Система (Евтушенков)
  • Мегафон — USM Holding (Усманов)
  • Veon — Альфа-групп (Фридман)
  • Ростелеком – ВТБ и Телеком Инвестиции (Ковальчук, Мордашов и другие)
Рисунок 6 Структура владения крупнейшими операторами России
RusTelcom, 2021
  • В наших крупных городах связь не хуже, а часто и много лучше, чем в Европе и, по гораздо более низким ценам (content-review, 2021), что можно также занести в плюс
  • Без развитых сетей беспроводной передачи данных, невозможно было бы возникновение и экспансия таких крупных компаний платформенной экономики, как Яндекс, Mail.ru, Сбер, Озон, Wildberries, Tinkoff и др, продукты и услуги которых базируются на использовании мобильного интернета
  • Государство также может записывать себе в актив хорошие показатели строительства и развития сетей связи и устранения цифрового неравенства (Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации, 2021)
  • Важно отметить, что начинают проявляться первые признаки перегрузок существующих сетей 4G-LTE (скорость мобильной передачи данных в России снизилась впервые за десять лет). Чтобы эту проблему решить нужно уплотнять сеть — строить больше вышек ближе друг к другу, осваивать новые частоты, которые в основном связаны с 5G (700МГц, 2300-2400МГц, 3400-3800МГц, 4800-5000МГц и т.д.). В этом случае, будет достаточно модернизирвать уже имеющиеся объекты связи.

Российских производителей средств сотовой связи на рынке почти нет, не считая продуктов простого передела, интеллектуальное наполнение сетей связи – полностью импортное. Имеет место быть известная проблема для полу-периферийных стран обмена ресурсов на высокотехнологическую продукцию и «утечка мозгов», когда выпускникам наших ВУЗов сложно найти работу в качестве инженеров-конструкторов\разработчиков и создавать новые системы связи, за исключением специфических узких ниш. Основные направления работы для отечественных связистов – обслуживание оборудования, планирование и развитие сетей. Спрос у зарубежных компаний на российских специалистов при этом достаточно высокий, если судить по количеству выходцев из СНГ трудящихся, как за рубежом, так и в российских подразделениях мировых компаний-гигантов ИТ и Телекома. Производственных площадок для выпуска оборудования сотовой связи в России у зарубежных компаний тоже нет (в отличие, например, от автопрома) – продукция в готовом виде импортируется из-за рубежа. Но имеются представительства другого плана:

  • у Хуавея есть несколько крупных исследовательских центров (Ведомости, 2019), которые вносят свой вклад в создание задела на будущее для китайского гиганта
  • у Нокии есть небольшой центр разработки, находящийся в Санкт-Петербурге и состоящий из нескольких команд, что тоже является каплей в море если сравнивать с тысячами сотрудников, занятых в их R&D по всему миру
  • В части разработки программного обеспечения и IT, в России находится большое число центров разработки, как российских компаний, так и организаций, работающих на принципах оффшоринга, либо как непосредственные 100% дочерние предприятия зарубежных компаний. Но, речь чаще всего идет не про ПО для систем связи, а про другие элементы – управления, поддержки, аналитики, биллинга, облачных платформ и т.д. и т.п.

Россия для крупнейших компаний-производителей сетей радиодоступа является в первую очередь рынком сбыта и в меньшей мере — источником недорогих квалифицированных людских ресурсов, которых проще привлечь для миграции в Швецию, Финляндию или Китай, нежели создавать интеллектуальную собственность непосредственно на территории России. Ничего необычного в этом нет: если посмотреть на ИКТ отрасль в целом – то ситуация хоть и несколько лучше, но эффект «капиталистического пылесоса людей из периферии в центр» проявляется как на уровне страны, так и мира в целом.

Итого, в качестве промежуточных итогов мы выяснили следующее:

  • Рынок связи в России – сложившийся, зрелый, высокомонополизированный с дальнейшей тенденцией к консолидации и ограниченными возможностями роста.
  • Рынок радиооборудования для операторов – крупный, привлекательный, либерализованный и контролируется тремя зарубежными компаниями.
  • Отечественные разработчики радиоподсистем (как и большинства других решений) на нашем рынке не представлены, страна является чистым импортером оборудования для крупнейших стран Запада и Востока.
  • Открытым остается вопрос того, насколько размер рынка России может обеспечить окупаемость и функционирование нового (новых) отечественных разработчиков и производителей и какова структура издержек производителей. Попробуем разобраться с этими и другими вопросами в следующих публикациях.

В следующий раз посмотрим на внутренние и внешние факторы, которые могли сподвигнуть к постановке вопроса создания отечественных решений сотовой связи.

#радиоэлектроника #5g #телеком #импортозамещение

0
Комментарии
Читать все 0 комментариев
null