{"id":13563,"url":"\/distributions\/13563\/click?bit=1&hash=7a1c2765d377f463a7849b32148c496d0d86e5839a4216a090578d9381a4c980","title":"\u041a\u0430\u043a\u043e\u0439 \u0414\u041c\u0421 \u0432\u044b\u0431\u0440\u0430\u0442\u044c, \u0435\u0441\u043b\u0438 \u0441\u043e\u0442\u0440\u0443\u0434\u043d\u0438\u043a\u0438 \u0440\u0430\u0437\u044a\u0435\u0445\u0430\u043b\u0438\u0441\u044c \u043f\u043e \u043c\u0438\u0440\u0443","buttonText":"","imageUuid":"","isPaidAndBannersEnabled":false}
Торговля
Polina Taranenko

Как ИИ изменит экономику и бизнес

Искусственный интеллект (ИИ) больше не живет в закрытых R&D-лабораториях — он уже с нами в виде виртуальных помощников и чат-ботов, самоуправляемой техники. Но с каждым годом решения на базе ИИ становятся все сложнее, и в конце концов они окончательно изменят ландшафт всех рынков и даже принципы работы правительств большинства стран. Вокруг ИИ будут созданы совершенно новые экосистемы. Каким образом происходит этот сдвиг? Рассказывает Андрей Алексеенко, генеральный директор Teradata в России.

Значимость ИИ признают уже на государственном уровне: в начале декабря президент РФ Владимир Путин выступил на международной онлайн-конференции Artificial Intelligence Journey (AI Journey) и назвал искусственный интеллект основой для нового рывка в развитии человечества.

Президент поручил Правительству оперативно внести в Государственную думу проекты законов об экспериментальных правовых режимах в сфере ИИ, а также в начале 2021 года внести проект закона о доступе разработчиков ИИ к большим данным, в том числе находящимся в ведении госструктур. Кроме того, Правительство подготовит стратегию цифровой трансформации для 10 ключевых отраслей российской экономики и социальной сферы.

Позиции России в мире данных

Любое ИИ-решение работает поверх слоя больших данных, так как для обучения ИИ и нейронных сетей, аналитики данных нужна информация, и чем данных больше, тем шире возможности ИИ и его трансформационный эффект для любой отрасли. То, что предложил президент, крайне важно, поскольку позволит государству и бизнесу сформировать правовое поле вокруг сбора больших данных и обмена ими.

Российский рынок аналитики данных сопоставимо моложе западного: еще в 2017 году данные были названы «топливом цифровой экономики». В США и Европе бизнес и правительство уже давно работают на основе этих данных, а в России, как мы видим, этот переход только начинается.

По объему российский рынок намного меньше: если мировой сегмент аналитики данных, по подсчетам Frost & Sullivan, вырастет в 4,5 раза с $ 14,85 млрд в 2019 году до $ 68,09 млрд в 2025 году, то российский по итогам 2019 года составлял от 10 до 30 млрд рублей, по разным оценкам.

Правда, наш рынок big data и растет быстрее: к 2024 году его объем достигнет 300 млрд рублей, прогнозируют в Ассоциации участников рынка больших данных (АБД). То есть речь идет примерно о десятикратном росте. В АБД считают, что экономический эффект и рост выручки всех индустрий в России за счет использования и обработки больших данных может достичь 0,5–1,5% ВВП.

Данные как основа экосистем будущего

Если раньше было четкое разделение между компаниями, для которых данные стали новой нефтью, — Google, Amazon, Facebook, Apple и всеми остальными, то теперь с данными работают все — от малого бизнеса до крупного. Только степень зрелости в работе с данными у каждого своя: банки, ретейлеры, телеком научились собирать транзакционные данные и анализировать их, персонализировать предложения.

Если при этом компания понимает, как клиент ведет себя на сайте и как в отделении, и с помощью аналитики данных умеет предугадывать поведение, для нее это становится настоящей победой на рынке. Правда, есть и те, кто только в начале этого пути. Но динозавров на рынке совсем не осталось: в эпоху COVID-19 они все вымерли.

На большие данные уже нацелены крупные розничные банки, телеком-операторы, ретейлеры, есть много проектов с серьезными результатами, но самое главное, что данные открывают практически безграничные возможности для создания принципиально новых экосистем среди участников рынка и государственных организаций.

То есть конкуренция за счет технологий больших данных — только один из этапов развития рынка ИИ. Следующий этап будет заключаться в сотрудничестве между компаниями, когда в центре окажутся игроки, сумевшие создать вокруг себя инфраструктуру, благодаря которой выгоду получат как клиенты, так и партнеры. Именно такие экосистемные лидеры в конечном счете и изменят ландшафты всех рынков.

Как это работает в ретейле

По оценкам аналитиков, рынок ретейла в США и Великобритании во время пандемии сделал гиперрывок на 5 лет вперед, весь ретейл стремительно ушел в онлайн: таков трансформационный потенциал технологий. В России тоже происходили подобные процессы, и ретейлеры, запустившие процессы цифровой трансформации год-два назад, сумели быстро сориентироваться и полностью перестроить сервисные модели. Это не только сдвиг в пользу онлайн-продаж, но и глубокая перестройка бэк-офиса, аналитика всех процессов, начиная от того, где построить распределительный центр, и заканчивая управлением ассортиментом. В конечном счете в таких компаниях ИИ и большие данные не просто меняют ИТ-инфраструктуру и инфраструктуру розничной сети, но и приводят к глубинным сдвигам в управлении бизнесом и корпоративной культуре.

Инфографика предоставлена компанией Teradata

Только один пример: весной группа X5 Retail, куда входят “Перекресток”, “Пятерочка” и другие сети, обслуживала 300–400 онлайн-заказов в день, а на начало декабря по всей группе (у нее несколько сервисов доставки) обслуживает 50 000 заказов в сутки. Кроме того, X5 внедряет кассы самообслуживания, оплату по QR-коду через систему быстрых платежей и пилотирует массу других технологий. В итоге оборот X5 Retail в онлайне за первые девять месяцев составил 12,7 млрд рублей, это лидирующие цифры по рынку. Онлайн-продажи Х5 за 9 месяцев выросли в четыре раза.

Что будет с такими ретейлерами дальше? А дальше вступает в силу эффект, который называют “гравитация данных”: чем больше у тебя данных о потребителе, тем лучше ты можешь предложить ему товары и услуги. Выручка бизнеса растет, клиентов становится больше, а данных — еще больше. Происходит накопительный эффект, благодаря которому компания выходит в лидеры.

Перспектива состоит в создании вокруг таких игроков экосистемы услуг, как это сейчас происходит на финансовым рынке, где банки активно реализуют идею суперприложений, в которых можно не только получить финансовые услуги, но и заказать доставку продуктов, вызвать такси, купить билеты и многое другое. Аналогичным образом совместная деятельность вокруг данных будет происходить и на других рынках, так как микросервисная архитектура и открытые API позволяют бизнесам взаимодействовать друг с другом без лишних юридических сложностей и создания совместных предприятий. Так намного проще и быстрее.

Экосистемы в конечном счете будут получать всё возрастающее преимущество над индивидуальными игроками, а конкуренция начнется уже на экосистемном уровне: такие суперигроки будут соперничать не только за потребителя, но и за поставщиков, стремясь предложить им лучший опыт и знания о потенциальных клиентах. Строя такие бизнесы, важно держать эту путеводную звезду: следить, где накапливается инсайт о клиенте, постоянно собирать обратную связь и в конечном счете через аналитику данных узнавать своего клиента лучше и лучше, делая это основой бизнеса.

Ретейл будущего станет гиперперсонализированным, где каждый клиент, по сути, и будет сегментом рынка. В нем будет много ИИ и автономность, открытость и всепроникающая аналитика, а главное — экосистемный подход расширит границы бизнеса до уровня, который мы пока даже не можем себе представить.

Пока же в России даже лидеры в своих отраслях часто находятся на этапе первичного накопления данных, закладывают фундамент и основы для будущего прорыва: за каждым проектом с видимыми для бизнеса результатами стоит серьезная работа — организационная и инфраструктурная. Ведь необходимо начинать с основ: разбираться, какой именно бизнес уже есть и как он работает. Например, если ретейлер не знает, сколько он продает, то нужно сначала настроить эту базовую отчетность, а уже потом думать о следующих уровнях. Именно базовая автоматизация дает максимальный эффект, прозрачность и управляемость. Первый терабайт данных приносит больше, чем каждый следующий. Только это должен быть терабайт качественных данных.

Завершая, если говорить о России, я уверен, что мы все сделаем быстро: есть такая национальная особенность — медленно запрягаем, но быстро едем. И быстро учимся. Уровень сознания компаний будет стремительно меняться, ведь у бизнеса не будет другого выбора в эпоху потребителя, избалованного цифровыми сервисами.

0
Комментарии
Читать все 0 комментариев
null