«Яндекс.Драйву» два года. Ностальгия по былому и совместный просмотр старых фотографий

Представляете, мы запустились в Москве всего два года назад с 750 машинами Kia Rio и Renault Kaptur. С тех пор наш автопарк разросся до крупнейшего в мире с 20 тысячами автомобилей уже в трёх городах. И это нормально: все привыкли, что машин должно быть много, они должны стоять на каждом углу, повсюду, везде.

В закладки
Аудио
Самая первая фотосессия на подземной парковке Яндекса, январь 2018 года​

Нормой стало и многое другое, что мы когда-то придумали: динамические тарифы и «Фикс» в каршеринге, возможность уехать по «Межгороду» из Москвы в Петербург на Мерседесе; «машины-призраки», которые бронируете, пока они ещё едут; регистрация с чат-ботом. И, естественно, машины всегда чистые и заправленные — это даже не обсуждается. Ах да, приложение должно разговаривать по-человечески.

Всё это нормально. А, значит, мы добились, чего хотели: задали планку того, каким должен быть каршеринг, чтобы все не соглашались на меньшее.

А мы и рады стараться. Настолько рады, что постоянно изобретаем что-то сверх нормы, к которой все уже привыкли. Например, впервые в мире каршеринга вывели на линию Porsche 911. Или отреставрировали оригинальные Мустанги 1960-х годов и полностью оснастили их телематикой. Нам нравится быть пионерами в рискованных штуках.

Творческая отвага

Напрашивается закономерность: интересно делать то, что до этого никто не делал. Но новое — это всегда путь наибольшего сопротивления: там всегда сложнее, опаснее, рискованнее. Не думайте, мы не обольщаемся: бывает, мы промахиваемся, откатываемся назад и начинаем по-новой.

Но когда-то в начале мы договорились делать не «фастфуд», а эталонный продукт. Такой, чтобы нам самим было интересно.

И этот подход прорастает от фундаментальных частей Драйва (машины и приложение) до каждой мелочи, до которой только можно дотянуться. Надеемся, вы это чувствуете.

Взять те же запуски машин. За 2019 год мы вывели около 10 новых моделей: Рендж Ровер Велар, Порше 911, Панамера и Макан, БМВ икс один, шаттлы Каравелла и Комби, электрокары, Вольво, Мустанги. Вы могли видеть в интернете наши рекламные баннеры с фотографиями или наблюдать их у нас в инстаграме. Маленькие такие картинки, на которых почти ничего не видно. А ведь фотографии достойны того, чтобы на них смотрели. Поэтому мы решили открыть камерную онлайн-галерею, чтобы вы могли рассмотреть их поближе. У нас день рождения, и в день рождения приятно пролистать альбом и вспомнить, как оно всё было.

Безоглядная увлечённость

Итак, в течение года один запуск был не похож на другой. Каждая машина получила свою сложную, особенную фотосессию. Хулиганская БМВ в синих дымовых шашках, Вольво на фоне северного сияния, Мустанги на плёнку в движении, Порше, застигнутые врасплох, электрокары во дворе Академии наук.

Любая такая фотосессия готовится за одну-две недели до запуска. Бронь фотографа и его съёмочной группы (осветители, механики), аренда студии или поиск и освоение локаций, кастинг актёров (часто зовём друзей посниматься). Потом работа со стилистом, примерки, реквизит.

Бесплатный совет, которого вы не просили: для пяти удачных кадров машины в дыму берите больше 40 дымовых шашек

В общем съёмочная группа всегда насчитывает от трёх до 20 человек. Причём от Драйва лишь двое — остальные ребята собираются под конкретную съёмку. Она сама длится от трёх быстрых до 16 ещё более быстрых часов. И на выходе — пять-семь фотографий, которые должны быть готовы уже на следующий день, потому что «надо выводить машины на линию, они не могут простаивать в ожидании материала, давайте быстрее, спасибо».

Казалось бы, зачем так сложно. Можно же просто выехать на набережную и отснять машину там. Либо возле бизнес-центра. Либо под фонарём. Но это не интересно. А ведь все автомобили такие разные: кто-то выбирает БМВ вместо Мерседеса, а кто-то гоняется по всему городу за Мустангом, хотя у него есть доступ к Макану. Машины имеют свой характер и даже истории. И, кажется, фотографии — красивый способ их истории рассказать.

Поиск нового, никогда не бывшего

Во-первых, мы нашли наши «глаза». Вместе с заслуженными фотографами Яндекс.Драйва, Лёней Сорокиным и Димой Яговкиным, мы снимаем вообще всё. Они не просто воплощают то, что мы придумали, нет: они предлагают ещё лучше, снимают талантливо, страстно.

Во-вторых, мы всегда ищем новые способы рассказать истории машин. И, в-третьих, выбираем необычные, даже труднодоступные локации. Иначе скучно.

Взять, к примеру, возвращение Порше 911. Этот запуск мы скрывали особенно тщательно. Собственно, из этой секретности и родилась идея для съёмки: будто бы папарацци случайно обнаружили машины ночью среди контейнеров, в которых они прибыли, застали их врасплох, ослепили вспышкой, а потом слили фотографии в сеть.

Нашлась дивная грузовая база в Дзержинском, и мы привезли туда два новеньких Порше. Зря, конечно, мы их намывали и полировали. К моменту съёмок они уже прекрасно были покрыты пылью. Дождались ночи и стали снимать элегантные 911-е среди ржавых контейнеров, строительных кранов и собак.

Или электрокары. Нам хотелось найти локацию, которая бы отражала технологический триумф прошлого столетия, и снять там электрокары — прорыв текущей эпохи. Рассматривали всякое, даже что-то типа заброшенных катушек Теслы в Подмосковье. Пока не заметили гигантское здание у всех на виду — Российскую академию наук на Ленинском проспекте. Очевидный пример новаторства и технологий в архитектуре СССР прекрасно контрастировал с передовым электрокаром. Такое сочетание двух вселенных показалось нам приемлемым для фотосессии Ниссан Лиф.

Но самая, пожалуй, захватывающая съёмка была с Мустангами. Мы решили, что было бы здорово отснять эти раритетные машины на плёнку. Да при том, в движении. Выбрали Большой Устьинский мост, чтобы при проездке по нему фоном служила романтичная высотка на Котельнической набережной.

Стоял август. И в 3 утра на Садовнической улице стояли два оригинальных Мустанга 1965 и 1969 годов, напичканные телематикой.

Съемки должны были начаться на рассвете, пока Москва ещё спит. Мы собираемся на точке, приезжают актёры, гримёр, стилист. А машины не заводятся. Они тогда были еще не до конца готовы и обкатаны, телематика только тестировалась.

Звоним Мише (Миша придумал запустить Мустанги в Драйве — Миша запустил), мол, «приезжай, тут машины не работают». Четыре утра, Миша приезжает с целой бригадой техников, заряжают аккумулятор у красного Мустанга, чтобы мы хотя бы его начали снимать. А то уже рассвет, нужный мягкий свет уходит, да и рядом уже ходят люди и фотографируются с Мустангами, на которых есть наклейки Яндекс.Драйв. Мы, конечно, говорим, что это шутка, что не взаправду.

В итоге красный Мустанг взял себя в руки: он спокойно откатал туда-сюда по мосту несколько кругов, пока мы с фотографом ехали в другой машине и снимали его на плёнку. Зелёный кабриолет в то утро заводиться отказался. Пришлось переносить его съемку на другой день.

И вот настаёт этот другой день — день съёмки кабриолета. Но уже не на рассвете, а на закате, и не на мосту, а под мостом — под Бережковским. У команды Драйва тогда был тимбилдинг, а съёмками машин занимаются две девушки. Так что они приехали под мост прямо в платьях.

Лето, закат, набережная. Приезжает наш кабриолет и благополучно глохнет. И ни Миша, ни бригада, ни фотограф — никто не может его завести.

Говорят, машины обладают телесной памятью и открываются тем, к кому привыкли. Так уж вышло, что одна из девушек провела однажды в этом кабриолете несколько часов подряд, пока снимала видеоинструкцию, как его завести. Так что как бы это ни было странно, но только у неё в тот вечер получалось снова и снова заводить Мустанг. А ведь она даже водить не умеет.

И представьте: на мосту стоит фотограф с плёночным фотоаппаратом, где всего 36 кадров, а, значит, каждый из них на вес золота.

Из-под моста выезжает кабриолет с актёрами; в этот момент фотограф успевает сделать пару кадров, и кабриолет глохнет. Из-под моста прибегает девушка в платье, заводит его, и кабриолет уезжает на очередной круг, после которого глохнет. Его снова заводят. И он снова едет на круг. И глохнет. И так весь вечер.

Конечно, к запуску всё наладили, телематику настроили, двигатели стали работать исправно. Потом Мустанги несколько месяцев спокойно катались по Москве до наступления холодов. А тогда, под мостом, мы отвечали прохожим, что это шутка, что наклейки не настоящие, и мы просто так балуемся.

Можно всё

Мы делаем так, как делаем, потому что хотим поднимать планку: по рынку в целом, в сервисе, в коммуникации с аудиторией.

А рассказали мы вам об этом, потому что вы и наша аудитория, и наши коллеги.

И работаем мы с вами на одном рынке. И хочется, чтобы на этом рынке было как-то пооживлённее.

Тут ведь можно делать всё: интереснее, чем все привыкли; заморачиваться с каждой деталью, даже если кажется, что никто не заметит — заметят. И, как минимум, можно соревноваться с самими собой и не делать так, как вы сами уже делали. Никто не знает, получится или нет, но давайте пробовать.

Драйв запустился два года назад с 750 машинами и 20 людьми в команде. Мы, правда, понятия не имели, что нас ждёт, и выйдет ли из затеи что-то вообще. Но перефразируя одну отличную рекламную кампанию одного отличного спортивного бренда, если бы мы спросили, можно ли так делать, нам бы сказали, что нельзя. Поэтому мы никогда не спрашивали.

Технологичный каршеринг с 18 000 машин в Москве, Петербурге и Казани. Любимый цветок: роза. Любимое время года: лето.
{ "author_name": "Яндекс.Драйв", "author_type": "editor", "tags": [], "comments": 340, "likes": 129, "favorites": 53, "is_advertisement": false, "subsite_label": "transport", "id": 108192, "is_wide": true, "is_ugc": false, "date": "Fri, 21 Feb 2020 08:49:20 +0300", "is_special": false }
Промо
Коротко: онлайн-хакатон для дата-сайентистов с призовым фондом в $25 тысяч
Здесь ждут и любителей, и профессионалов, но конкуренция будет серьёзной.
Объявление на vc.ru
0
340 комментариев
Популярные
По порядку
Написать комментарий...
4

Почему высокие цены в Королев, Мытищи, Котельники? Блогер Ваномас этот вопрос поднимал.
Яндекс стремится к монополии и потом будет задирать цены только в путь

Ответить
3

Не думаю, что стоит волноваться за монополию на рынке, который не является жизненно важным. И не станет Яндекс тут монополистом, кстати.

Когда зоны только появились, и ими были аэропорты - это было понятно. Отдалённые места типа Железнодорожного или Королёва - тоже понять можно, особенно если там скапливаются машины. Регулировать спрос, все дела.

Но не знаю, что сейчас хотят от зон яндексоиды, потому что они их понатыкали от души, и у меня фейспалм от поездки из северной части Реутова в южный за 450 рублей. Ну или за 285 по фиксу, сейчас вот наблюдаю. Поминутка за 20 минут с учётом утренней пробки на МКАДе стоила бы 100-150 рублей, такси от яндекса стоит 226. Аналогичная ситуация и с граничащими зонами Люберцы-Котельники-Некрасовка.

Ответить
2

Вот отрегулировали. Три машины на весь город с населением почти 200 тысяч человек.

Ответить
–2

Населённый пункт с

Ответить
1

очень не хотят чтобы машины превращались в локальное такси окраин. может со временем они сделают дифференциацию именно по машинам, типа десяток машин в реутове оставят с норм тарифом а остальные с минимальным))

Ответить
–10

замкад должен страдать

Ответить
1

Самый осознанный и заслуженный минус на мой памяти :)

Ответить
0

вот вы ржете а вечером изнутри садового уехать невозможно, все за мкадом ))) ну то есть как невозможно, 12-15 минут пешком вот так примерно. 

Ответить
0

С Садовым ничего не изменится, реальность жестока: утром люди едут в центр на работу, вечером - обратно. И зачастую такая ситуация не только в пределах Садового, а ТТК и даже дальше (работал на Бауманской-Электрозаводской, помню). 

Тут для КШ больше задача в том, чтобы минимизировать "восточный" перекос в пользу остальных округов.

Ответить

Прямой эфир