Трибуна Andrey Zagoruiko
5 594

Инкубатор medXpoint: "Мы инвестируем до $100.000 в медицинские стартапы"

Совсем недавно в России появился очередной стартап-инкубатор, medXpoint. Инкубаторов у нас появляется довольно много, и писать про все - значит посвятить этому все свободное время, но medXPoint интересен тем, что специализируется на медицине, имеет в штате профессиональных врачей, консультантов на медицинские темы и всем своим названием намекает: "Если у вас стартап про медицину, вам - к нам".

Я решил поинтересоваться у Юрия Козырева, директора medXpoint, чем же хорош новосозданный фонд, что он умеет и зачем стартаперу к ним идти.

[caption id="" align="aligncenter" width="881"] Главная страница фонда.[/caption]

 

Саша Пеганов: medXpoint - это традиционный инкубатор, но с упором на медицинские проекты? Я прочитал, что вы даете до 100.000 долларов (как по мне - довольно скромные для такой capital intensive сферы как медицина, особенно если дело доходит до hardware), но не понял из информации на сайте - сколько % компании вы забираете, где у вас офис (и есть ли вообще)?

Юрий Козырев: medXpoint  - это классический бизнес-инкубатор с четким фокусом на инвестиции и развитие проектов в сфере digital healthcare. В первую очередь нам интересны проекты на стадии идеи и на начальной стадии развития (например, с работающим прототипом). Мы инвестируем до $100 000, и эти инвестиции, в основном, направлены на развитие продукта, технологии и команды. Учитывая опыт работы с проектами специалистов инкубатора, мы считаем, что этой суммы хватит на запуск первой тестовой версии.

Такой подход позволяет понять, насколько проект жизнеспособен. Если нас устраивают темпы и ход его развития, он отвечает определенным критериям мы готовы инвестировать как сами, так и с привлечением внешних инвесторов.

Что касается hardware, то вопрос абсолютно справедлив - сумма действительно небольшая. Однако hardware, по большому счету – это все же Биотех, который мы рассматриваем, как следующий этап развития инкубатора. В данный момент мы активно наращиваем компетенции в сфере Биотех, но уделяем гораздо больше внимания Digital Healthcare, как приоритетному направлению развития.

Процент долевого участия инкубатора с каждым проектом обсуждается в частном порядке, однако мы, как правило, не выходим за рамки 25-30%.

Офис у нас есть. В данный момент мы располагаемся на Тверском бульваре, однако планируем значительно «расширяться» и работаем над вопросом создания open space для своих резидентов.

СП: У вас в партнерах очень много разных фондов/инкубаторов - Фармайнерс, Алмаз, Морейнис и т.д. Можете в двух словах рассказать - что они вам дают, для чего эти партнеры вам нужны? Кто там кому платит?

ЮК: Digital health в России – это крайне специфическая ниша и очень молодой рынок. Всего проектов на нем, по нашим оценкам, достаточно, но действительно хорошего качества - немного. Поэтому мы решили установить контакт с ведущими венчурными фондами и решили создать настоящую партнёрскую сеть. Смысл такого шага предельно прост: такие фонды и инкубаторы обладают хорошей репутацией на рынке, поэтому, даже несмотря на четко обозначенное отсутствие интереса к медицине, к ним регулярно приходят нецелевые проекты. По согласованию с  основателями/руководителями проектов, представители наших партнеров «приводят» их (тех, что делают бизнес в сфере digital health) к нам, а мы уже начинаем с ними плотную работу. Иными словами, партнерам такие проекты могут быть по разным причинам не интересны, а для нас очень важно не пропустить хорошие идеи в общей массе нишевых стартапов.

Все наши партнёрские отношения основаны исключительно на дружеских началах и не подразумевают никакой коммерческой составляющей.

СП: Откуда вы появились, где взяли деньги, какова история появления medXpoint?

ЮК:  В какой-то момент стало понятно, что рынок digital health быстро развивается, и этот тренд приходит в нашу страну - так появилась идея создать здесь первый инкубатор для медицинских проектов. medXpoint стартовал в июле 2012, а уже с сентября мы начали отбирать проекты и разрабатывать программу для своих будущих резидентов.

Если подходить к вопросу нашего инкубатора глобально, то мы создаем платформу для молодых ученых и предпринимателей, которые хотят работать над своими проектами, создавать бизнес, выводить его на международный рынок, и одновременно получать новые навыки, знания, опыт и компетенции за счет менторской поддержки специалистов и экспертов medXpoint и наших партнеров. Мы хотим донести до предпринимателей мысль о том, что digital health сегодня – это одна из наиболее перспективных ниш в современном Интернете.

СП: Почему вы считаете, что медицинские стартапы в России – благодатная тема? В США, где с медициной куда лучше - понятно, куда расти и зачем давать докторам айпэды и роботов. За пределами МКАДа планшет наверняка введет в ступор практически любого врача. Или вы делаете международные проекты?

ЮК:  Желание и намерение создавать и развивать международные проекты определенно есть, однако для начала мы решили сосредоточиться на проектах, ориентированных на Россию. Это не самый легкий путь, но мы не сомневаемся в перспективе наших проектов на рынке коммерческой и государственной медицины, который сам по себе довольно велик (к слову, объем рынка коммерческой медицины в 2012 году составил 600 млрд рублей).

Сегодня частные клиники оснащены современной медицинской техникой, в них выстроены бизнес-процессы, представлен высокий уровень сервиса, продвинутая аудитория (есть клиники, где пациенты уже давно пользуются электронной медицинской картой) – все это говорит о том, что наши резиденты смогут органично интегрироваться в существующие на рынке коммерческой медицины системы.

Рассмотрим простой пример: если каждый второй пациент будет приходить к своему лечащему врачу со смартфоном, в котором установлено приложение, скажем, электронной медицинской карты, то это, очевидно, заставит клиники изменить привычный порядок вещей и перейти на новые высокотехнологичные системы. Чем больше появится таких пациентов, тем больше врачей будут понимать необходимость «оцифровки». Мы уверены, что совсем скоро пациенты начнут вести электронные медицинские карты самостоятельно, либо заводить их по рекомендации врачей – то есть станут двигателями прогресса.

За пределами МКАД есть еще 14 городов-миллионников, где государственная и частная медицина точно так же развиваются, а значит, существуют возможности и для резидентов medXpoint.

 


 

СП:  Вы видели интересные мед- или биотех-проекты в России? Можете привести пару примеров? Я не в теме, не слежу.

ЮК: Несмотря на то, что существует огромное количество хороших биотех-проектов, это все-таки не наш фокус.

Во-первых, мы рассматриваем все, что связанно с оптимизацией работы медицинских учреждений - CRM системы и т.д. -  как, например, один из наших проектов, АнализМаркет или DocDoc.

Во-вторых, нам интересны компании, которые занимаются разработкой девайсов, считывающих основные показатели человека в реальном времени; в дальнейшем такие устройства отправляют эту информацию в центр обработки данных и в приложение, установленное на Вашем мобильном телефоне. Например, проект Healbe, команда которого сейчас занимается разработкой  именно такого девайса. Или компания InviewLab (неинвазивный анализатор глюкозы в крови): они разрабатывают технологию, которая сможет распознавать, как те или иные продукты питания и физические нагрузки влияют на организм человека.

В-третьих, особый интерес у нас вызывают проекты mHealth, которые направлены на удаленный мониторинг больных, удалённую диагностику, а иногда и самодиагностику.

СП: В чем экспертиза вашей команды? У вас там нет каких-то громких имен, почему стартапы должны идти к вам?

ЮК: У нас нет громких имен но, тем не менее, у нас сильная команда профессионалов. Постоянный штат компании состоит из 6 человек: у всех имеется большой опыт работы в различных сферах: создание бизнеса с нуля, технические разработки, маркетинг, реклама, финансовые модели, инвестиции, консалтинг и оценка привлекательности проектов, вывод продукта на рынок, информационное сопровождение и позиционирование бренда, инкубирование проектов, медицина и здравоохранение и т.д. Все мы, так или иначе, связаны с интернет-бизнесом и, что немаловажно, имеем возможность напрямую обращаться к ведущим специалистам и заметным фигурам на рынке здравоохранения.

СП: Как вы видите жизненный цикл своего инкубатора? Вы берете стартап в работу, занимаетесь им полгода-год, привлекаете инвестора и продаете свою долю, или, в зависимости от ситуации, ждете какого-то значимого выхода? Какой у вас механизм планируется?

ЮК:  Идеальная модель в medXpoint, выглядит следующим образом: мы берем проект в инкубатор, помимо денег предоставляем ему помощь в операционной деятельности, работаем с командой над продуктом, формированием бизнес-модели и продуктовой стратегии, привлечением инвестиций, поиском партнеров и клиентов и масштабированием. Для нас важно помочь командам превратить идею или проект в реально работающий бизнес, что позволит им привлечь следующий раунд для дальнейшего развития.

Таким образом, на выходе (после программы инкубации) мы получаем полноценный бизнес с понятными целями и реальными перспективами для развития на рынке, компанию, которая может сотрудничать с крупными игроками, уделяющими внимание инновационным разработкам в своей сфере. Именно такие стартапы должны стать историей нашего успеха и лидерами рынка.




А что читатели думают про перспективы медицинских стартапов в России? Я не очень понял, какую страну с частной медициной и высоким уровнем сервиса имел в виду Юрий - вероятно, это не Россия, тут я про такое даже не читал, не говоря уже о том, чтобы побывать в таких учреждениях, хотя бы на экскурсии.

Из медицинских стартапов я слышал только про DocDoc (клон ZocDoc), но пользоваться не доводилось. Если кто-то знает интересные медицинские стартапы, которые реально в чем-то помогают - пишите.

 

Ожидания



Реальность


#стартапы #медицина #биотех #medxpoint #юрий_козырев

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Andrey Zagoruiko", "author_type": "self", "tags": ["\u044e\u0440\u0438\u0439_\u043a\u043e\u0437\u044b\u0440\u0435\u0432","\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u044b","\u043c\u0435\u0434\u0438\u0446\u0438\u043d\u0430","\u0431\u0438\u043e\u0442\u0435\u0445","medxpoint"], "comments": 0, "likes": 14, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "subsite_label": "tribuna", "id": 1213, "is_wide": true, "is_ugc": true, "date": "Thu, 14 Feb 2013 11:08:01 +0400" }
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления
{ "page_type": "default" }