{"id":13579,"url":"\/distributions\/13579\/click?bit=1&hash=fac1e262bacedc292bce698ad3ca818a77bd592caa4fdfa917a7de6d9e68f657","title":"\u0420\u0435\u043a\u043b\u0430\u043c\u043d\u044b\u0439 \u0431\u044e\u0434\u0436\u0435\u0442 \u043f\u043e\u0442\u0440\u0430\u0442\u0438\u043b\u0438, \u0430 \u0442\u043e\u043b\u043a\u0443 \u043d\u0435\u0442","buttonText":"\u041a\u0430\u043a \u0443 \u043c\u0435\u043d\u044f!","imageUuid":"7b040e27-87ca-5e31-ad48-6ae8b0b1ebed","isPaidAndBannersEnabled":false}
Дмитрий Мачихин

Российский «криптовопрос». Почему регулятор забыл про индустрию стоимостью $3 трлн. Часть 1

Дмитрий Мачихин, CEO сервиса Bitnalog.

Регулирование есть, но его нет

Еще в 2017-м году Президент России Владимир Путин поручил Правительству РФ разрешить вопрос о регулировании криптовалют. Формально, поручение исполнили лишь спустя 3 года, когда свет увидел Федеральный закон «О цифровых финансовых активах…» (ЦФА). Закон вступил в силу 1 января 2021 года и вызвал множество негодований, потому что закрепил ЦФА и ЦВ как имущество, не обозначив при этом никаких границ. Минфин и ФНС не стояли на месте и в феврале 2021 года внесли в Госдуму законопроект по налогообложению криптовалют. В настоящее время проект направлен на второе чтение с нарушением сроков. Текст законопроекта, в текущей редакции, также порождает ряд противоречий с уже действующими законами и немало вопросов по его применению. Вдобавок к растущей путанице и неопределенности Банк России декларирует появление отдельного регулирования цифрового рубля, противопоставляя его всем существующим криптовалютам, а Госдума в лице представителей ЛДПР говорит о необходимости принять отдельный закон для майнинга. Доводы ЦБ также разберем ниже. Недавно Генпрокуратура РФ подготовила законопроект о признании криптовалюты и других виртуальных активов имуществом для целей уголовного судопроизводства. На текущий момент цифровая валюта признается имуществом только в рамках закона о банкротстве, об исполнительном производстве, в рамках «противоотмывочного» закона и закона о противодействии коррупции, что для полноценного введения в гражданский оборот недостаточно.

Кажется, что все смешалось в доме Облонских, и уже даже эксперты рынка перестали ориентироваться в российском регулировании криптовалют. Но лед тронулся и его уже не остановить.

Почему ЦБ против и насколько это оправдано.

Банк России по меньшей мере раз в неделю отрицательно высказывается о криптовалютах, не признавая финансовую ценность криптоактивов в корне. Вот и выходит ситуация, когда один регулятор предлагает разрешительные инициативы, как Минэкономразвития в пользу майнеров, но приходит другой регулятор, Центробанк, и все пресекает. Впрочем, сейчас формируется рабочая группа для обсуждения вопросов обращения криптовалют и легализации майнинга в том числе. С таким поручением выступил председатель Госдумы Вячеслав Володин.

Эксперты сервиса Bitnalog попробовали разобрать по составу запретительную риторику Центробанка и понять оправдан ли такой подход.

1) “Криптовалюты — это пирамида”. Пирамидами или «схемами Понци» называют только те проекты, которые создаются с целью привлечения денег населения с гарантией фиксированной сверх доходности, выплачивая при этом старым участникам прибыль из вкладов новых участников до момента дефолта. Эта механика не имеет ничего общего с 99% криптовалют, за которыми стоят сложные IT-технологии и которые решают определенные задачи пользователей, далекие от спекуляций (например, снижение трансакционных издержек, скорость трансакций, отсутствие посредника, построение собственных приложений и мета Вселенных, p2p кредитование). По такой логике к пирамидам можно отнести и Московскую фондовую биржу и даже рубль.

2) “Криптовалюты являются денежными суррогатами и угрожают целостности рубля”. В законодательстве явно не определен термин денежных суррогатов, следовательно, к нему отнести можно любой нерублевый инструмент оплаты товаров и услуг. Например, оборот «Спасибо» от Сбербанка исчисляется десятками миллиардов в месяц, при этом также обладает рядом признаков денежного суррогата (отсутствует центральный регулируемый эмитент, обладают ограниченной ликвидностью, могут конвертироваться в реальные деньги). Кроме того, реальной угрозы рублю криптовалюты не представляют и не могут в будущем, т. к. они (прежде всего биткоин) для платежей попросту не предназначены. Граждане при желании свободно рассчитываются долларами США, однако доллар в РФ почему-то суррогатом не называют. В случае полной легализации криптовалют, рынок не станет использовать их как платежное средство. Акциями за товары и услуги ведь не рассчитываются, например.

3) “Криптовалюты используются только для приобретения запрещенных веществ и финансирования терроризма”. Согласно данным международных аналитических платформ, на долю таких операций приходится не более 1,1% всех операций. Мировые биржи и спецслужбы научились эффективно сотрудничать и выявлять такие операции и ответственных лиц. Куда больший оборот происходит с использованием наличных рублей и долларов США.

4) “Криптовалюты используются для отмывания денежных средств”. Действительно, криптовалюты, как и многие другие средства, могут быть использованы для отмывания денежных средств. Специальная организация по противодействию этому процессу FATF разработала ряд мер и правил, государства-участники которой, обязаны эти нормы внедрить на национальном уровне. Россия, в частности ЦБ РФ, эти нормы не внедрила, тем самым не противодействуя отмыванию, а сохраняя его и преумножая. Опыт других стран показал, что незаконное обналичивание криптовалют после внедрения регулирования и норм FATF для бирж, стало невыгодным и рынок ушел в белый сектор, показывая происхождение активов и платя налоги.

5) “Цифровой рубль — это отличная альтернатива криптовалютам”. Банк России проводит тождество между цифровым рублем и теми свойствами, которыми обладает большинство криптовалют. Это в корне неверно, так как цифровой рубль не будет работать на блокчейне, его эмиссия также будет полностью подконтрольна и централизована, что не дает этой сущности никаких преимуществ относительно обычного рубля. Криптовалюты правильнее было бы сравнивать с акциями, как с видом спекулятивных активов. Тем не менее, лишенные волатильности, стейблкоины могут частично сопоставляться с цифровым рублем.

В следующем материале разберем, как это связано с промедлениями в налоговом законотворчестве и как отразится на рынке.

P.S. А вот и он :)

Российский «криптовопрос». Почему регулятор забыл про индустрию стоимостью $3 трлн. Часть 2

Промедления в налоговом законотворчестве

0
1 комментарий
Дмитрий Айстражник

Сильно. Респект. 👍

Ответить
Развернуть ветку
Читать все 1 комментарий
null