{"id":13585,"url":"\/distributions\/13585\/click?bit=1&hash=5abbdccc3fb020b5689ad8081fa009393de3b75c1e378f7f15bf1276f341927b","title":"\u0421\u0435\u0440\u0432\u0438\u0441 \u0434\u043b\u044f \u0432\u0438\u0434\u0435\u043e\u0437\u0432\u043e\u043d\u043a\u043e\u0432 \u0441 \u0438\u043d\u0442\u0435\u043b\u043b\u0435\u043a\u0442\u0443\u0430\u043b\u044c\u043d\u044b\u043c \u0448\u0443\u043c\u043e\u043f\u043e\u0434\u0430\u0432\u043b\u0435\u043d\u0438\u0435\u043c","buttonText":"\u0413\u0434\u0435 \u0432\u0437\u044f\u0442\u044c?","imageUuid":"d9c50f1f-3071-518e-8ae7-e283eb318898","isPaidAndBannersEnabled":false}
Денис Фадеев

Мошеннический счет: часть 4, финальная. Правоприменение, Этика, Проблемы

Ну что, коллеги, пришла очередь заключительной 4 части серии «Мошеннический счет». В статье я хотел бы осветить те вопросы, которые не нашли своего раскрытия в предыдущих частях. Как я ранее отметил, превалирующее значение, по моему мнению, для всех пострадавших компаний от открытия мошеннических счетов является работа правоохранительных органов. Именно от качества работа правоохранителей будет зависеть возможность реального результата по раскрытию совершенного преступления. Что, собственно, и нужно в первую очередь пострадавшим компаниям.

Отдельным (навязанным) направлением для защиты нарушенных прав пострадавших организаций является признание договора открытого (мошеннического) банковского счета недействительным в силу его ничтожности. Правоприменительная практика при рассмотрении дел данной категории апеллируют прежде всего к статье 168 ГК РФ. Почему данное направление является навязанным? Ниже поясню свою точку зрения подробно.

В случае обращения в суд по указанному поводу юридическая позиция для истца заключается в следующем. В силу п. 2 статьи 168 ГК РФ сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Согласно правовой позиции Верховного Суда РФ, изложенной в п. 7, 8 постановления Пленума от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» если совершение сделки нарушает запрет, установленный пунктом 1 статьи 10 ГК РФ, в зависимости от обстоятельств дела такая сделка может быть признана судом недействительной (пункты 1 или 2 статьи 168 ГК РФ). К сделке, совершенной в обход закона с противоправной целью, подлежат применению нормы гражданского законодательства, в обход которых она была совершена. В частности, такая сделка может быть признана недействительной на основании положений статьи 10 и пунктов 1 или 2 статьи 168 ГК РФ.

В соответствии со ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Таким образом, расчетный счет в каждом подобном случае открыт по документам, не соответствующим действительности, и являющимся подложными. От имени Общества (Истца) заявление на открытие счета, приложения к нему, подписаны неуполномоченным лицом. Учитывая, что неуполномоченное лицо генеральным директором Общества не являлось, в силу положений статьи 53 ГК РФ оно не имело права действовать от имени Истца обращаясь с заявлением об открытии счета.

Соответственно, волеизъявление Общества на открытие счета отсутствовало, действия по открытию Счета, переводу денежных средств являются ничтожными, не соответствующими требованиям статей 53 и 168 ГК РФ, не влекущими в соответствии со статьей 167 ГК РФ юридических последствий для юридического лица.

Таким образом, для всесторонней и максимальной защиты нарушенных прав пострадавших организаций (под которые открыт счет) необходимо реализовывать 3 направления:

1. Надлежащая работа с досудебными претензиями компаний, перечислявших средства на мошеннический счет.

2. Незамедлительное обращение в правоохранительные органы для возбуждения уголовного дела, и последующая работа с правоохранительными органами до реальных действий.

3. Признание договора банковского (мошеннического) счета недействительным в силу ничтожности.

При этом и работу с правоохранительными органами, и признание договора недействительным следует проводить одновременно.

Здесь важно пояснить, что подход правоприменителей лично у меня вызывает очень много вопросов, поскольку открытие мошеннического счета является в чистом виде уголовным преступлением, ничтожной сделкой, а сама ничтожная сделка является таковой независимо от ее признания судом, и прав и обязанностей не порождает.

По моему глубокому убеждению, присутствуют острая необходимость выработки некой административной процедуры по закрытию таких счетов в упрощенном порядке. Существует также объективная потребность в принятии отдельного Пленума Верховного Суда РФ непосредственно по проблеме открытия мошеннических счетов.

А сама практика, согласно которой пострадавшие компании обязаны обратиться в суд для признания договора банковского счета недействительным является, по моему мнению, навязанной, необоснованной и избыточной. Она накладывает на пострадавшие компании необоснованную обязанность по обращению в суд, заставляет нести существенные расходы в том числе и на представителя для обращения в суд, а также перегружает и без того перегруженные суды.

Кстати, о птичках, даже наличие факта обращения в арбитражный суд с целью признания мошеннического счета недействительным и положительное решение суда по такому делу – не гарантируют (!), что организация, сделавшая платеж на мошеннический счет в случае обращения с иском в арбитражный суд, не взыщет эту сумму с компании, по реквизитам который открыт счет.

Для примера могу привести дело номер А58-4185/2020, в котором мои коллеги предварительно признали мошеннический счет недействительным в судебном порядке. Однако, несмотря на эти обстоятельства, суд вынес решение в пользу компании, переводившей денежные средства на мошеннический счет, открытой у пострадавшей компании. При этом в решении даже не отражен момент, что ответчик ранее признал мошеннический счет недействительным (дело номер А40-222365/2021). Более того, в решении указано обратное, что никаких доказательств о том, что ответчик предпринимал попытки для признания счета действительным в дело не представлены.

Именно поэтому, на примере данный иллюстрации я также продолжаю утверждать, что именно реальная работа правоохранительных органов является самым важным фактором для защиты нарушенных прав пострадавших компаний.

Согласитесь, признание судом договора банковского счета недействительным, по сути, ничего не решает как для компании по реквизитам, который открыт мошеннический счет, так и для компаний, которые переводили средства на данный счет. Единственно что можно, это закрыть счет. При этом, как мы видим на примере вышеуказанного арбитражного дела (А58-4185/2020) – в случае взыскания перечисленных средств, на суд такое признание договора недействительным особого впечатления не производит.

В противовес этому, надлежащее проведенные следственные мероприятия, как минимум выявляют, юридически закрепляют факт совершенного преступления по открытию мошеннического счета, ну и как максимум могут привести к выявлению и задержке реальных преступников с возможностью возвращения средств. Так, двое из обратившихся ко мне руководителей компаний, которые прочитали мои статьи по этой теме, рассказали мне реальные случаи, когда в результате оперативных действий были задержаны лица, совершившие преступления.

Также обращает на себя внимание, что правоохранительные органы крупных городов миллионников, мягко говоря, проявляют полное бездействие. Это, мягко говоря. В то же время, в регионах более-менее наблюдается работа правоохранителей. Могу говорить с ответственностью, поскольку плотно занимаюсь данной тематикой и имею обратную связь от регионов.

В частности, в том деле, которое я сейчас веду, с апреля 2021 года мы не можем добиться возбуждения уголовного дела. Нам уже дважды отказывали в связи с отсутствием события преступления (Москва). И это несмотря на то, что правоохранителям были переданы копии подложных документов, представленных преступниками при открытии подставного мошеннического счета. Подключение прокуратуры также не принесло результатов. Несмотря на неоднократные надлежаще оформленные письменные обращения, ходатайства провести ведомственный контроль за рассмотрением дела, результатом имели простую пересылку наших обращений непосредственно в то ОМВД, в котором нам отказывают в возбуждении дела…

Также хотелось бы поднять этический аспект. Как вы полагаете, коллеги, если компания «претензер» узнает от компании, в которую она переводила денежные средства на мошеннический счет за некий товар, что данный счет открыт мошенническим способом - имеет ли такая компания «претензер» моральное право на подачу иска в суд о взыскании переведенной денежной суммы?

Вопрос кажется немного странным, ведь юриспруденция и правоприменение в принципе во многом лежат вне этики. Но вопрос интересный. Я считаю, что если компания, совершившая платеж на мошеннические счет узнает, что этот счет открыт действительно преступным образом, при этом ей будут показаны все подтверждающие документы, в том числе об обращении в правоохранительные органы, то в таком случае, такая компания с этической точки зрения не вправе подавать иск к пострадавший компании, а обязана обратиться в правоохранительные органы с целью защиты своих нарушенных прав.

При этом, если компания «претензер» обращается, все таки в арбитражный суд с иском о взыскании средств, то, я полагаю, такие действия являются крайне не этическими, а сами подобные действия можно трактовать как злоупотребление правом.

Получается, что компания «претензер» зная, что компания на счет которой она направила средства, не имеет отношения к открытию данного счета, по сути «бьет битого» и возмещает свой ущерб, свой недосмотр за счет невиновного лица. Почему недосмотр? Да потому, что перечисляя средства на подставной счет компания, по сути, не проявляет должной осмотрительности, как того требует ведение предпринимательской деятельности.

Именно так произошло в деле компании, которая является моим доверителем (дело номер А56-91045/2021). Несмотря на то, что компании «претензеру» были даны исчерпывающие пояснения, представлены доказательства, компания все равно пошла в арбитражный суд с иском о взыскании перечисленных средств. Суд 1 инстанции отказал в удовлетворении иска. Однако компания «претензер» не успокоилась, и подала апелляцию. Апелляционный суд вынес решение в пользу истца, отвергнув все аргументы, что сделка совершена не была, договор банковского счета открыт мошенниками. И это при том, что в суд были представлены документы от АО Райффайзенбанк, которые являлись подложными. Ответчик в свою очередь представил пакет учредительных документов, а также копию паспорта генерального директора. При сопоставлении которых было очевидно, что в банк был представлен подложный пакет. Однако суд отказал нам в приобщении данных документов. Вместе с тем, нотариально удостоверенный паспорт генерального директора все же был принят.

И вот, несмотря на то, что все документы, все обстоятельства безусловно свидетельствовали о том, что имеется факт открытия мошеннического счета, а сделки между истцом и ответчиком не существует как события, все равно, суд принимает решение в пользу истца. Суд указал, что ответчик не представил доказательств обращение суд для признания договора банковского счета недействительным, а также документы, подтверждающие обращение в правоохранительные органы. И это при том, что ответчиком были представлены все обращение в правоохранительные органы, и вся переписка с ними.

Что же касается в данном случае обращения в суд для признания договора банковского счета недействительным, то опять же хотелось бы вспомнить статьи 166, 167 и часть 2 статьи 168 ГК РФ: ничтожная сделка ничтожна без признания ее таковой судом.

Отдельного внимания заслуживает соотношение статей 168 и 169 ГК РФ. Текущая правоприменительная практика исходит из того, что следует применять статью 168. Однако, по моему убеждению, в данном случае наиболее соответствует статья 169 ГК РФ. Поскольку мошеннический счет открывается преступным путем, является по сути уголовным преступлением и такая «сделка», совершается с целью, заведомо противной основам правопорядка.

В свою очередь, как показывает практика, при должной осмотрительности довольно сложно перевести средства на мошеннический счет, поскольку в таких случаях всегда присутствуют признаки, которые должны вызывать настороженность. К примеру, в моем текущем деле мошенники торговали офисной бумагой от лица моей компании доверителя, которая расположена в Санкт-Петербурге. Мошенники открыли мошеннический счет в Москве, сделали подставной сайт под компанию, указав что склад находится в Москве, и «торговали» бумагой в Москве. И компании успешно им платили. Однако достаточно было провести элементарную проверку, получить выписку из ЕГРЮЛ, проверить коды деятельности и т.п. чтобы сильно усомниться в необходимости покупки товара у такой компании.

В заключение хотелось бы отметить, что проблема крайне серьезная, довольно распространенная, имеет сформированный типовой подход, что наводит на некоторые тревожные мысли. Хотелось бы обратить пристальное внимание руководителей правоохранительных органов, прокуратуры, судов на наличие данной проблемы, ее системность и типовой подход в открытии таких счетов. Мошенники работают «как под кальку» по накатанной. На мой взгляд, решение данного вопроса возможно, и как минимум предполагает введение в правовой оборот новой административной процедуры по упрощенному порядку закрытия мошеннических счетов. Со стороны Высшей судебной инстанций требуется принятие нового, отдельного, тематического Пленума. Со стороны правоохранителей хотелось бы видеть быструю реакцию и реальные действия.

0
Комментарии
Читать все 0 комментариев
null