{"id":13583,"url":"\/distributions\/13583\/click?bit=1&hash=e33bc0d3a37a74826169363c867d3f9f74deaa73040cb6145c82841335993467","title":"\u041d\u0435\u0439\u0440\u043e\u0441\u0435\u0442\u044c \u042f\u043d\u0434\u0435\u043a\u0441\u0430 \u043f\u0435\u0440\u0435\u0432\u043e\u0434\u0438\u0442 \u0432\u0438\u0434\u0435\u043e \u0432 \u043f\u0440\u044f\u043c\u043e\u043c \u044d\u0444\u0438\u0440\u0435","buttonText":"\u041a\u0430\u043a?","imageUuid":"135b72ce-4b43-5240-a9ca-242ab0616d40","isPaidAndBannersEnabled":false}
ИВМиИТ-ВМК

Проблемы российского ИТ

Представители КФУ и ИТ-сферы Татарстана обсудили, какая ситуация сегодня складывается в индустрии и как решать вопросы подготовки кадров

В Казанском университете новости: ИВМиИТ (бывший ВМК) открывает два суперсовременных направления магистратуры, посвященные ИИ и робототехнике. Поможет ли очередная попытка высшей школы решить проблемы ИТ-отрасли? Чего просят от вузов игроки индустрии и как решают свои кадровые проблемы? Об этом говорили сегодня на круглом столе представители ИТ-сферы Татарстана с руководством ИВМиИТ.

«Специалист, вышедший из вуза, подготавливается в компании до шести месяцев»

В Казани состоялся круглый стол, на котором представители татарстанской ИТ-сферы высказали директору ИВМиИТ КФУ (бывшего факультета ВМК) свои пожелания к подготовке молодых специалистов и рассказали, как справляются со своими кадровыми проблемами.

Общая ситуация по набору молодых сотрудников выглядит так: компания берет молодежь сразу после вуза и «дорабатывает» ее под свои задачи. На это требуется время, и немалое. Например, Юлия Лунина, директор по развитию IBR (вендор 1С в Татарстане), объясняет:

— Ребята приходят из вузов не совсем с пустой головой, но нам под наши задачи приходится развивать у них предметную часть. Один молодой специалист подготавливается к работе в компании от месяца до шести. Если, к примеру, он решит развиваться в сторону разработки, нам порой приходится учить его языку программирования, потому что его, скорее всего, не проходят в вузе.

Наталья Кириллова, представлявшая Ак Барс Цифровые технологии, рассказывала о сходной схеме «подготовки» кадров:

— Мы всегда готовы обучать молодежь. Проводим «интенсивы» с вузами, берем ребят на стажировки. Но у выпускника вуза практически нет технической подготовки, и поэтому на первом плане для нас софт-скиллы: умение работать в команде и обучаемость. И если это есть, то все в порядке. У нас есть практика «Бассейн». Когда молодежь приходит, мы их не интегрируем в готовые команды. Объединяем ребят в общие команды на три месяца, где их курируют опытные сотрудники. Через три месяца проводим интервью и по итогам присоединяем их в те команды, которые подходят их навыкам и компетенциям.

Наби Ибатуллин, руководитель Neti mobile, отмечает: очень часто кандидат на вакансию отлично знает теорию, классно отвечает на вопросы, но задачу на понимание алгоритма рещить не может, проваливая элементарные аналитические тесты. В этом году компания запустила летнюю практику для студентов — Ибатуллин говорит, опыт положительный.

Итак, выявляется первая проблема современных предприятий — техническая «недоученность» дипломированных специалистов: компания должна тратить время и средства на то, чем, в идеале, должен заниматься вуз.

Как определить справедливую зарплату?

Еще одна проблема — завышенные ожидания по зарплате. Конечно, по данным исследования HeadHunter, средняя зарплата «айтишника» в России с 2019 года выросла с 55 тысяч рублей до 75 тысяч. Однако всегда ли соответствующий диплом гарантирует хорошую зарплату? Да, но только если в его портфолио есть хоть что-то, кроме дипломного проекта. При этом очень часто работодатели встречают откровенно завышенные претензии на высокие зарплаты от совсем неопытных специалистов — по сути, те предлагают просто платить им за наличие диплома. Например, эту тенденцию отмечает Наби Ибатуллин.

О том, что очень хотелось бы получить специалистов за умеренные деньги, говорит Альбина Мазидуллина, HR-директор АО «Кама». Компания-стартап из Челнов, которая занимается разработкой беспилотных автомобилей, столкнулась с отсутствием специалистов в родном Татарстане, и поэтому вынуждена «покупать» их в Москве и Петербурге. Естественно, им предлагаются огромные оклады: специалисты по ИИ и робототехнике в дефиците, а без них ни один беспилотник никуда не взлетит. Вот и диктуют они цену. А свежеиспеченные выпускники не подходят: чтобы с нуля разработать систему, нужны узкие специалисты.

Кстати, директор ИВМиИТ Дмитрий Чикрин с ходу нашел решение:

— Не там ищете! Вы ведь могли прийти к нам, сообщить, какие специалисты вам нужны, и мы бы вам их подготовили по целевому направлению. Например, магистратуры по нужным вам специальностям мы как раз открываем сейчас.

Но есть и менее печальные для работодателей истории. Так, Юлия Лунина рассказывает что студент-стажер в IBR зарабатывает 18 тысяч в месяц. Затем — от 35 до 55 тысяч, в зависимости от того, какие результаты по проектам показывает. Потом уровень повышается. Профессионалы с большим портфелем проектов честно претендуют на трехзначные оклады. Кстати, в целом зарплатные ожидания в отрасли начиная с середины марта чуть снизились, но часто все равно остаются завышенными.

Итак, вторая проблема современного российского ИТ: раздутые зарплатные ожидания, которые не всегда соответствуют квалификации специалиста.

А что в принципе сейчас с рынком?

Рассказывая о современной ситуации на рынке ИТ, Наталья Кириллова говорит, что в середине марта откликов на вакансии в крупных компаниях стало больше. Кандидаты уходили из стартапов, и на первый план для них вышла стабильность и надежность работодателя. Однако уже сейчас ситуация на рынке выровнялась, количество откликов вернулось к уровню начала года. Кстати, по зарплатам рынок тоже стабилен: резкого их роста не замечено, равно как и резкого снижения.

Эльвира Маматова, старший менеджер по работе с пероналом ICL Cervices, констатирует: мы по-прежнему видим рынок кандидата, и люди действительно стараются выбирать стабильные компании. К лету рынок труда в ИТ стабилизировался практически полностью, его не лихорадит. Люди сидят на своих местах, хотя периодически похаживают на собеседования — просто, чтобы выяснить обстановку.

Юлия Лунина тоже констатирует: в IBR ситуация осталась прежней. Как пять лет назад было тяжело набрать хороший персонал, так же сложно сделать это и сегодня. Но ухудшения ситуации специалист не видит, как не видит и того, чтобы айтишники массово покидали Россию.

«Уже предусмотрены решения»

Дмитрий Чикрин, директор ИВМиИТ внимательно выслушав собеседников, описал две своих новых магистратуры и пообещал: университет в целом и его институт в частности усилят работу под индустриальных партнеров, чтобы на студенческой скамье готовить квалифицированных специалистов, которых не нужно потом еще полгода «обрабатывать напильником»:

— Есть специальные программы, которые позволяют заранее адаптировать студента к конкретному партнеру. И если будет конкретное указание на то, что не так, то проблему можно будет устранить дешевле и быстрее, сократив срок подготовки специалиста. Мы очень быстро реагируем на обратную связь от наших индустриальных партнеров, и на третьем- четвертом курсе учитываем их предложения учитываем. Уже предусмотрены решения!

В свою очередь, компаниям предлагается более плотно и внимательно работать с опорными вузами по своей тематике. Кстати, для многочисленных разработок беспилотников и интеллектуальных систем таким вузом как раз является КФУ. И если заявлять свои пожелания, забирать студентов на стажировки, направлять от себя ребят на целевое обучение и уведомлять университет о том, какие именно специалисты и в каких количествах нужны — проблема, возможно, будет решена!

0
Комментарии
Читать все 0 комментариев
null