{"id":13506,"url":"\/distributions\/13506\/click?bit=1&hash=27fcb5113e18b33c3be66ae079d9d20078d1c30f1b468cdc86ecaeefa18446c2","title":"\u0415\u0441\u0442\u044c \u043b\u0438 \u0442\u0432\u043e\u0440\u0447\u0435\u0441\u0442\u0432\u043e \u0432 \u043f\u0440\u043e\u0433\u0440\u0430\u043c\u043c\u0438\u0440\u043e\u0432\u0430\u043d\u0438\u0438? \u0410 \u0435\u0441\u043b\u0438 \u043d\u0430\u0439\u0434\u0451\u043c?","buttonText":"\u0423\u0436\u0435 \u043d\u0430\u0448\u043b\u0438","imageUuid":"2c16a631-a285-56a4-9535-74c65fc29189","isPaidAndBannersEnabled":false}
Виктория Принь

Предпринимательство и университеты. Можно ли в вузе научиться строить бизнес?

О том, как обстоят дела в НИУ «МЭИ», рассказал Роман Куликов, заведующий кафедрой Радиотехнических систем и Президент НКО «Ассоциация малых КБ и руководителей инновационных компаний».

1. Какими научными разработками вашего вуза вы особенно гордитесь?

Сегодня Национальный исследовательский университет «МЭИ» включает в себя десяток заслуженных институтов. Так как я работаю в Институте радиотехники и электроники, который входит в состав НИУ «МЭИ», остановлюсь именно на наших достижениях в этой области. Я особенно горжусь прошлыми заслугами мирового уровня: ОКБ «МЭИ» (особое конструкторское бюро) активно участвовало в советской космической программе и сейчас продолжает работать, наши ученые получали первые изображения Луны и Венеры, разрабатывали систему связи Лунохода, которому, кстати, на днях исполнилось 50 лет.

На моем факультете работал академик В.А. Котельников: во время Великой Отечественной Войны ему было поручено улучшить системы секретной связи, и он разработал теорию потенциальной помехоустойчивости, на базе которой теперь проектируются все беспроводные системы, а ещё до Войны он же сформулировал и доказал фундаментальную теорему, которая теперь носит его имя и которая дала обоснование всей цифровой технике. К слову, западный мир упорно называет ее теоремой Найквиста, что не вполне корректно.

Из сегодняшних заслуг отмечаю радиолокационную школу профессора А.И. Баскакова, разработки которого востребованы в авиационном и спутниковом зондировании Земли. Эти технологии используются в высокоточной навигации, для слепой посадки вертолета, для поиска косяков рыбы, обнаружения водоносных слоёв и многих других задач.

Также наши ученые работают на острие фундаментальной науки в совершенно новой области – в спинтронике – с отечественными академиками и лучшими зарубежными коллективами. Спинтроника – это одно из будущих направлений развития электроники, работающей на частотах в сотни и тысячи гигагерц.

Кроме того, мне повезло оказаться под крылом профессора А.И. Перова – одного из самых известных специалистов в области ГЛОНАСС, поэтому наш коллектив благодаря его высочайшей квалификации непрерывно привлекают к самым современным разработкам по навигации в России. Мои подопечные аспиранты за последние пару лет стали самыми глубокими специалистами в стране в сфере сверхширокополосных навигационных систем, чем я очень горжусь.

2. Трудно ли превратить научный проект в бизнес идею и реализовать его сегодня?

Строго говоря, научный проект в бизнес-идею превратить нельзя. Можно коммерциализировать результаты научного проекта, применив подходящую бизнес-идею. В целом, коммерциализация результатов в науке - это трудно, но очень интересно.

Если говорить про методы коммерциализации, то наиболее известной широкой публике является методология венчурных стартапов, развитая в послевоенные годы в США и к началу XXI века потерявшая актуальность. Элементы этой методологии были экспортированы в остальной мир для маскировки масштабной программы высокоуровневого хантинга, результаты которой известны как «утечка мозгов». Без внутренних механизмов, например, неафишируемой априорной договорённости фондов разных стадий о разделении ролей и программе действий по приватизации прибылей и национализации убытков, о «накачивании» темы стартапов в публичном медиапространстве, методология венчурных стартапов не работает, что и подтверждается опытом остального мира, в том числе локальным.

Также к методам коммерциализации XX века относится планомерная системная работа полного цикла в научно-промышленных объединениях (концернах, корпорациях), внешние проявления ранних стадий которой известны как НИР (научно-исследовательская работа) и ОКР (опытно-конструкторская работа). Проблема в том, что на постсоветском пространстве далее НИР и ОКР процесс идет тяжело: внедрения в реальный сектор редки. Только самые крупные корпорации могут себе позволить применять эту затратную методологию.

Новый этап требует новых методов коммерциализации научных результатов. Над их разработкой мы с коллегами работаем в «Ассоциации малых КБ». В отличие от конкурентной парадигмы венчурных стартапов, мы выступаем за кооперацию малых форм и формирование комплексных проектов на стыках компетенций, за внедрение через пилотные проекты со средним и крупным бизнесом. В эту деятельность вовлекаются и студенты через студенческое сообщество Ventum nova, где формируются коллективы, в том числе с целью проведения научно-технических проектов и коммерциализации их результатов.

Вообще идея Ventum nova – сообщества, в котором проекты разной специализации не конкурируют, а сотрудничают, передают организационный опыт от более опытных к новичкам – родилась на нашей кафедре как ответ на идейно-методологический вакуум в сфере коммерциализации инноваций. Университет – это прекрасная питательная среда, своего рода реактор для зарождения новых проектов. Оставалось придать реакции нужное направление, что и было сделано. Сейчас в сообществе более 80 студентов и аспирантов, представляющих полтора десятка проектов.

Начало в 2015 году положил СКМ Трекинг, проект по разработке системы захвата движений человека для полного VR погружения, спортивной телематики и анимации в кинопроизводстве. Этот проект был изначально спроектирован как стартап, за несколько лет на его основе было написано несколько дипломов, сейчас готовится кандидатская диссертация. Он стал участником Сколково, привлек инвестиции и получил ряд грантов, неоднократно становился лауреатом федеральных конкурсов.

Кроме того, у нас есть ребята, которые работают в сфере спинтроники с ИРЭ РАН и Российским квантовым центром в Сколково, с МЭГ-центром. Среди наших проектов - создание продвинутого автомобильного радара для перспективных интеллектуальных транспортных систем, разработки в области коллективной дополненной реальности на основе технологии высокоточного позиционирования смартфонов. Ряд специалистов применяет искусственный интеллект в своих решениях.

3. Какая есть поддержка от вуза?

В целом, в НИУ «МЭИ» потенциально благоприятный климат для коммерциализации научных результатов. Для полноценной работы нам требуется выработка методологии. В свеже-анонсированной министерской программе стратегического академического лидерства этому уделяется повышенное внимание. Мы готовимся в ближайшие годы учиться коммерциализации научных результатов по-настоящему. Я лично много тружусь над теорией и практикой в разных ипостасях, в том числе в общественной сфере как руководитель «Ассоциации малых КБ».

Помимо прочего, для работы со стартапами важна и косвенная поддержка со стороны НИУ «МЭИ»: вуз не мешает (sic!), морально поддерживает, указывает ориентир. Тут всегда можно найти как опытных специалистов, готовых проконсультировать, так и молодых энтузиастов, готовых попробовать. Небезызвестный федеральный фонд содействия инновациям - «фонд Бортника» - является традиционным источником первых грантов для молодых команд ученых – «УМНИК» и «Старт». С 2020 года в НИУ «МЭИ» появилась программа внутренних грантов на поддержку научных разработок, ориентированная на молодежь, – и это очень хороший шаг. Среди критериев успеха – заключение хозяйственных договоров на НИР/ОКР с реальным сектором - то есть с компаниями-партнерами университета.

4. Какая часть выпускников остается в вузе? Кто уходит в бизнес? Есть ли статистика?

Можно сказать, что примерно 50 - 70 выпускников в год остаются в вузе, это в основном аспиранты. А выпускает НИУ «МЭИ» обычно 2500 человек, и все они идут работать в бизнес, в отрасль.

Лучших выпускников, по 3 - 4 человека из сотни, стараемся оставить при вузе – в аспирантуре и далее в преподавании и науке. Научная работа в НИУ «МЭИ» для молодых специалистов - это доход выше среднего, возможность интересной самостоятельной работы, здоровая конкуренция и высокий социальный статус.

Большинство студентов трудоустраиваются на промышленные и научные предприятия по специальности еще до окончания вуза. Безработных не по своей воле я не встречал.

Открыть свое дело пробует небольшая часть выпускников, и это тоже закономерно: далеко не все склонны к предпринимательству и риску. Отрадно, что с той поры, как в НИУ «МЭИ» появилось сообщество студенческих инновационных проектов Ventum nova, стали появляться технологические бизнесы ранних стадий.

5. Вы верите в предпринимательство в науке?

Я думаю, что симбиоз науки и предпринимательской деятельности может быть весьма плодотворен при правильном подходе. Предприниматель смотрит на все, в том числе и на проблемы, как на возможности. Поэтому если некоторый научный результат открывает новые возможности, то он легко ложится в схему предпринимателя. Если все делать правильно, то успех неизбежен.

0
Комментарии
Читать все 0 комментариев
null