{"id":13654,"url":"\/distributions\/13654\/click?bit=1&hash=7a7aa21667aefd656b6233efba962ecbef616dfd5ac100a493b4b5899b23ff1f","title":"\u041c\u044b \u043f\u043e\u043f\u0440\u043e\u0441\u0438\u043b\u0438 \u0440\u043e\u0434\u0438\u0442\u0435\u043b\u0435\u0439 \u043e\u0431\u044a\u044f\u0441\u043d\u0438\u0442\u044c, \u043a\u0442\u043e \u0442\u0430\u043a\u0438\u0435 \u00ab\u043a\u0440\u0435\u0430\u0442\u043e\u0440\u00bb \u0438 \u00ab\u043f\u0440\u043e\u0434\u0430\u043a\u0442\u00bb","buttonText":"\u0421\u043c\u043e\u0442\u0440\u0435\u0442\u044c","imageUuid":"32086418-934b-5de5-a4ef-6425a84c490a","isPaidAndBannersEnabled":false}
IIDF

Бизнес с нуля за пять недель: кейс проекта «Наследственное здоровье» в акселераторе Спринт

Команда «Наследственного здоровья» пришла в акселератор Спринт с одним продуктом, а вышла с совершенно другим, попутно заключив контракты с крупными фармкомпаниями и научившись бизнес-мышлению. О своём опыте в акселераторе Спринт рассказал Евгений Этин, основатель и директор проекта.

Евгений Этин на первом Демо-дне акселератора Спринт 14.10.2021 (фото: ФРИИ)

От «Семейных легенд» к «Наследственному здоровью»

У нашей команды многолетний опыт в разработке. Мы занимались всем — от информационных порталов до серьезных систем для энергетиков. Но в какой-то момент нам захотелось сделать что-то не на заказ, а для души.

Когда началась пандемия, и первый локдаун разделил множество семей на неопределенный срок, все терзались страхом и тревогой за будущее. Тогда мы придумали простой проект «Семейные легенды», призванный как-то отвлечь людей от происходящего. Это система, которая позволяет систематизировать старые фотографии, разместить их сканы, записывать к ним голосовое сопровождение и делать видео, чтобы дети могли услышать истории жизни своих родителей, бабушек и дедушек. Постепенно из простой утилиты проект вырос в полноценный сервис, который может не только сохранять историю семьи, но и стать инструментом для генеалогических исследований.

Изначально проект задумывался как социальный. Платформа уже переведена на португальский и английский, и сейчас ей пользуются примерно 40 000 человек. Мы не хотели брать деньги с пользователей в России — это нам показалось неправильным, — поэтому пришли в акселератор Спринт, чтобы нам помогли найти другие способы монетизации нашего детища и подготовиться к выходу на мировые рынки.

Спринт направлен на развитие ИТ-проектов в России, поэтому активность на внешних рынках программой не предусмотрена. С учётом этой специфики примерно за пять недель до завершения программы мы решили попробовать реализовать новую концепцию проекта.

На базе «Семейных легенд» мы собрали прототип «Наследственного здоровья» — медицинской экспертной системы с возможностью выявления рисков заболеваний, имеющих наследственный и мультифакторный характер.

Скриншот системы «Наследственное здоровье» (предоставлено проектом)

По профилю семьи на основе медицинских метрик система не просто сообщает о возможных рисках, но и даёт пользователю возможность удалённо связаться с врачом для обсуждения и профилактики.

Акселератор Спринт помог нам довести этот прототип до готового продукта с начальным функционалом, но главное — научил правильно его продавать.

«Ты работаешь, чтобы деньги зарабатывать или ради удовольствия?»

На этот вопрос пришлось честно ответить ещё в самом начале программы, потому что стабильно три раза в неделю я слышал: «где контракты?». Трекеры сразу взяли меня в тиски: указывали на ошибки, местами заслуженно жёстко критиковали.

Большая им благодарность, в первую очередь, за то, что вернули меня к критическому мышлению и ориентировали на финансовый результат.

Как и многие, я думал, что «раз есть классный продукт, он сам как-нибудь начнет продавать». Теперь я точно знаю, что это не так — мало просто разработать решение, нужно ещё удостовериться, что оно действительно кому-то нужно и что за него готовы платить.

Надо сказать, что за время акселерации прокачалась вся команда. Например, на встречу с трекерами я мог взять аналитика, чтобы он понял, что от него потребуется на следующем этапе. Остальные ходили на групповые тематические занятия.

Акселератор также помог мне синхронизироваться с бизнес-партнером Екатериной Келиной, врачом и экспертом в сфере фармакологии. Оказалось, что до Спринта мы по-разному видели многие аспекты проекта, но не догадывались об этом. В результате мы стали двигаться и думать в одном ключе относительно развития и монетизации.

Добежали от идеи к бизнесу

К концу акселерации у нас сформировался продукт, понимание того, как довести его до готовой системы, план развития до конца года и далее. Появились первые четыре клиента из фармбизнеса, подписали партнерский контракт с одним из лидеров сегмента на российском рынке.

В общей сложности на данный момент мы смогли привлечь на развитие проекта 32 миллиона рублей. То есть, благодаря Спринту и нашим усилиям буквально за пять недель с нуля появился новый ИТ-бизнес.

У меня огромный предпринимательский опыт. Я провел много сделок с иностранными и российскими инвесторами, сам был консультантом в различных фондах. Поначалу я несерьезно относился к тому, что кто-то будет меня учить строить мой бизнес. Но оказалось, что даже если ты был успешен в прошлом, при выходе на новую территорию не стоит пренебрегать возможностью получить экспертную поддержку.

Тот путь, который мы прошли, принес много открытий, в том числе и о нас самих. Поэтому если вы сомневаетесь в том, что делать и в каком направлении вести свой проект, я рекомендую рассмотреть участие в программе акселерации. Нашей команде Спринт объективно помог.

0
2 комментария
Евгений Этин

Дима, привет!;) Спасибо тебе за интересный вопрос! Формат статьи не позволил изложить полный подход. Поэтому попробую тут.Ставить диагноз может только врач (и то только при личном приеме). Мы, на основе ответов, выявляем риски и рекомендуем запись на прием. Врач может быть генетиком или врачом той специальности, которая 'ближе' всего к зоне риска.Предварительный прием может быть и удаленным.Вот прототип системы по сердечно сосудистым заболеваниям (это самый основной риск в России и мире):health.family-universe.ruСейчас мы выявляем только 3 градации рисков по простой анкете, но уже ведем разработку по углубленному варианту, чтобы удаленно можно было попасть к специалистку, а затем, тем кому это надо по квоте в специализированный институт. Таких экспертных систем у нас несколько в работе. По онкологии все не так просто, тут ты прав, но есть мутации наследуемые, которые как раз требуют более детального анализа, в том числе анализа мутаций ДНК генетиком. Вовремя выявленные предрасположенности помогут своевременно обнаружить рак на раней стадии и успеть среагировать.

Ответить
Развернуть ветку
Дмитрий Браверман

Я верно понимаю, что вы будете на основе болезней бабушки и дедушки говорить о здоровье внуков? Причём не по ДНК а просто потому, что я сам напишу, что бабушка умерла от рака, а дедушка от аденомы простаты?

Ответить
Развернуть ветку
Читать все 2 комментария
null