Mercuryo
302

Цифровые валюты центральных банков

В закладки

Могут ли центральные банки стать эмитентами биткоина, Ethereum и других “коинов”, как на картинке к этой статье? Имеем ли мы это в виду, когда говорим о цифровых валютах центральных банков? На самом деле цифровая валюта центральных банков (central bank-issued digital currency или CBDC) — совершенно иное платёжное средство, не связанное с биткоином или альткоинами, знакомыми широкой публике. Чтобы понять, как появился этот новый вид цифровых денег, мы должны посмотреть на историю криптовалют в целом.

Криптовалюты начались как проект, созданный людьми, которые вообще не были связаны с чиновниками, политиками или властями. И хотя у нас мало зацепок, кем же всё-таки был анонимный создатель биткоина Сатоши Накамото, можно предположить, что он не был связан с каким-либо правительством. Первое сообщение, появившееся в сети биткоина, было “The Times 03/Jan/2009 Chancellor on brink of second bailout for banks” — отсылка к заголовку газеты “Таймс” в начале 2009 года, когда канцлер казначейства Великобритании Алистер Дарлинг рассматривал возможность государственной помощи банкам, потерпевшим потери от мирового финансового кризиса. Высмеивая кризис 2008 года, Накамото предложил альтернативу мировой финансовой системе.

После того, как преимущества защиты данных с помощью блокчейн стали очевидны, а капитализация рынка криптовалют пошла вверх, некоторые центробанки начали рассматривать вопрос своей собственной цифровой валюты — в отличие от биткоина, она управлялась бы центральными властями. Одна из самых детальных исследовательских работ на эту тему сделана Банком Англии. В этом труде 2018 года рассматриваются три модели цифровой валюты центрального банка:

  • модель доступа финансовых организаций (Model FI)
  • модель доступа на уровне экономики (EW)
  • финансовые организации плюс ограниченный доступ к банковской криптовалюте (Model FI+)

У каждой из этих трёх моделей разный ответ на вопрос: “Кто может использовать гипотетическую CBDC?” Если завтра мы увидим работающую цифровую валюту на основе Model FI, использовать её смогут только банки и небанковские финансовые организации (НБФО). Это сильно отличается от биткоина и других децентрализованных криптовалют, которые нам уже известны.

Вторая модель (EW) добавляет в список потенциальных пользователей CBDC домохозяйства и компании. Они могут купить и продать CBDC с помощью специальной биржи, а банки могут даже интегрировать функции этой биржи для того, чтобы облегчить с ней связь. Без сомнения, сертификация такой биржи оказалась бы гораздо сложнее по сравнению с большинством бирж криптовалют (особенно на этапе их становления).

И, наконец, третья модель, которую рассматривает Банк Англии, финансовые организации плюс ограниченный доступ к банковской криптовалюте или просто FI+, позволяет выбрать ещё один подход. Как и в предыдущей модели, домохозяйства и фирмы могут обменять свои банковские депозиты на равные по стоимости средства в цифровой валюте, но на этот раз доступ ограничен сильнее, а предоставляется он косвенными провайдерами CBDC (iCDBCP). Чтобы стать iCBDCP (ну и аббревиатура!), вам потребуется свой банк или небанковская финансовая организация. Как говорят авторы исследования, “финансовые организации, предоставляющие косвенный доступ, можно считать типом банка с узкой специализацией”.

Даже несмотря на поддержку идеи CBDC, озвученной управляющим Банком Англии в тот же год, когда была опубликована вышеописанная работа, мы так и не увидели практического воплощения какой-либо из моделей два года спустя. При этом данные этого исследования наверняка вошли в базу знаний ещё большей организации, связанной с исследованием потенциальных цифровых валют ЦБ.

В недавнем сообщении на сайте Банка Англии говорится, что новая группа центральных банков, в которую входят сам Банк Англии, Банк Японии, Европейский центральный банк, Банк Швеции, а также Национальный банк Швейцарии будут помогать друг другу с исследованием CBDC. Результаты этого совместного глобального исследования могут сформировать будущую мировую экономику, особенно её цифровые аспекты.

В США не спешат выпускать свой собственный “криптодоллар”, управляемый Федеральной резервной системой (ФРС). Эту тему иногда поднимают на слушаниях в Конгрессе. До сих пор самая интересная дискуссия была связана с будущей национальной цифровой валютой в Китае. Председатель ФРС Джером Пауэлл считает, что цифровой доллар и цифровой юань нельзя сравнивать, потому что у них “совершенно разный институциональный контекст”, при этом отмечая, что каждый большой центробанк планеты сейчас “глубоко рассматривает” CBDC. В целом лидер Fed, как часто называют ФРС в США, считает, что единый доллар сослужил США хорошую службу (а его преемники, скорее всего, разделят это мнение).

В Китае прототип цифровой валюты центрального банка уже проходит стадию тестирования, сообщает Му Чанчунь, заместитель главы отдела платежей Народного банка Китая. Интересно, что их версия CBDC может быть одной из старейших в мире, поскольку разработка началась в 2014 году. Несмотря на это, даже спустя 6 лет работающие на государство блокчейн-разработчики Китая не привели финансовый инструмент в соответствие со всеми стандартами противодействия отмыву денег (AML). Об этом заявил Йи Ган, глава Народного банка. Что касается президента Китая Си Цзиньпина, то он недавно призвал к тому, чтобы воспользоваться возможностями блокчейна, устанавливая таким образом парадигму для своих подчинённых в Коммунистической партии Китая.

С большой экономикой сложно создать рабочую цифровую валюту центрального банка. А вот у маленьких стран пространства для манёвра больше. Самый недавний образец - Маршалловы острова, где власти выбрали блокчейн Algorand как основу своей национальной криптовалюты. Это сильно контрастирует с множеством больших стран, где CBDC никогда не были чем-то больше дискуссий. Международный валютный фонд (МВФ) даже порекомендовал Маршалловым островам отменить планирование, в качестве причины указывая потенциальные экономические риски. В случае с Эстонией, где управляемые государством процессы начали переход в киберпространство ещё до изобретения биткоина, Европейский центральный банк, видимо, сыграл свою роль в отмене похожего проекта. Учитывая членство Эстонии в ЕС, эти действия можно понять — конкурентов евро внутри стран-участниц быть не должно.

Выгодные стороны цифровых валют центральных банков определить легко: рабочая CBDC — это защищённая система платежей, обеспеченная денежными запасами, за которыми следит правительство. Однако трансакционные издержки и тот факт, что CBDC может заменить местную валюту в странах с большой инфляцией, тоже игнорировать не стоит. Последнее, возможно, и есть причина, почему Банк Англии сделал гипотетическую цифровую валюту настолько закрытой во всех трёх вышеописанных моделях. Текущая работа центробанков, изучающих эту тему, состоит в том, чтобы выгодные стороны перевешивали экономические риски.

Что это всё означает для криптовалютных кошельков и платёжных провайдеров, таких, как Mercuryo? Если судить по атмосфере, окружающей CBDC на сегодняшний день, нерегулируемые криптосервисы не смогут присоединиться к общему столу, когда допустим, мы наконец увидим цифровой доллар. Для криптоэквайринга это стратегическая причина, по которой стоит работать в правовом поле, консультируясь с финансовыми регуляторами и соблюдая соответствующие законы.

{ "author_name": "Mercuryo", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 0, "likes": 51, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "subsite_label": "unknown", "id": 117414, "is_wide": true, "is_ugc": true, "date": "Fri, 03 Apr 2020 11:45:26 +0300", "is_special": false }
Промо
Коротко: онлайн-хакатон для дата-сайентистов с призовым фондом в $25 тысяч
Здесь ждут и любителей, и профессионалов, но конкуренция будет серьёзной.
Объявление на vc.ru
0
Комментариев нет
Популярные
По порядку

Прямой эфир