Ева Сальникова
3

Возрождая к новой жизни

Наш собеседник - Наталья Васильевна Сулимова, директор Социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних «Феникс»

В закладки

-Наталья Васильевна, что такое детский дом – всем известно. А вот что такое социально – реабилитационный центр для несовершеннолетних? В чем разница?

-Давайте, я вам расскажу вообще про систему социальной защиты детства в России. Она состоит из трех направлений. Прежде всего, это учреждения здравоохранения. К ним относятся дома ребёнка, дома малютки – уже давно устоявшаяся система. Далее идут заведения для детей сирот, детей оставшихся без попечения родителей - это образовательные учреждения и они находятся в ведомстве министерства образования. Далее, уже на региональном уровне ( в подчинении департамента или комитета) - это детские дома, школы- интернаты. Там дети живут и учатся до достижения совершеннолетия и выхода в большую жизнь. И вот все эти учреждения здравоохранения, образования - они достаточно старые, имеют большой исторический опыт работы. А социальные учреждения находятся в ведомстве министерства труда и социальной защиты населения. Социальные учреждения возникли в девяностых годах, когда в России случился кризис, многие родители занялись зарабатыванием денег, и дети остались без присмотра. Тогда-то и возникла такая потребность: организовывать учреждения для временного пребывания детей, чтобы затем оформить их в школы интернаты или в детский дом. Для этого необходимо было ребенку получить статус сироты или оставшегося без попечения родителей. Но чтобы получить такой статус, надо собрать много документов, поскольку данная процедура проходила судебное разбирательство. А пока суд да дело, дети оставались, образно говоря (а иногда и в прямом смысле), на улице. Нужно было спасать детей, помещать их в нормальные условия жизни, давать им возможность учиться и чувствовать себя в безопасности. Возникла потребность в таких учреждениях, как социальный приют. В начале 90 годов дети могли временно пребывать в таких местах до дальнейшего жизнеустройства, например, перевода в интернат или детский дома. А если в семье налаживались отношения, ребята возвращались домой. Наше учреждение возникло в 1995 году, создавалось оно как социальный приют для детей и подростков. Его отличительная особенность - временное пребывание несовершеннолетних. За это время происходит их социальная реабилитация, им оказываются необходимая медицинская, педагогическая, психологическая , бытовая, экономическая помощь. Это означает, что дети живут здесь как дома. Некоторые из них пребывают круглосуточно, если они попали к нам из других районов Смоленской области. А если ребенок из областного центра ещё может жить в семье, без ущерба своей жизни и своему здоровью, то он приходит утром и уходит вечером. Как в детском саду.

-Вы можете рассказать, как лично к Вам и к Вашим воспитателям относятся дети, которые зачастую оказались не по своей воле в Центре?

-По-разному относятся, конечно. Когда ребёнок попадает к нам, он очень насторожен. Зачастую он не видел к себе такого доброго, ласкового отношения, с которым встречают поступающих к нам детей наши сотрудники. Ими занимаются не только воспитатели, но и младший персонал, социальные педагоги, специалисты по социальной работе, которые первыми встречают ребёнка. Плюс медицинские сестры, врачи – они тоже первые протягивают руку помощи нашим воспитанникам. Как складываются отношения? Конечно, не всегда так, как нам бы хотелось. Дети разные, не всегда к ним успевают подобрать ключик. Но есть одно правило: если воспитатель искренен в своём добром отношение к ребёнку, старается ему помочь не только по долгу службы, но от всего сердца, то дети, пусть со временем, начинают это понимать, чувствовать, и самое главное – откликаться на стремление взрослых увести их от прежнего неблагополучия . А когда воспитатель агрессивен, у него свои личные проблемы, которые он выплёскивает на вновь прибывшего ребёнка, то конечно здесь возникают трудности. Но, как правило, люди, которые попадают к нам случайно, в течение месяца-двух не могут адаптироваться к нашим условиям работы, к нашим детям, и увольняются. Потому что для работы с детьми не надо проходить никакого кастинга, не нужен никакой профотбор. Пригоден – не пригоден - ,это всё видно в процессе работы данного человека с нашими детьми.

-За достаточно короткое время пребывания ваших воспитанников в Центре „Феникс” чему вы успеваете их научить?

- Строго говоря, не такое уж это короткое время. Сейчас мы, например, заключаем договор с родителями на три месяца, потом, если в этом есть необходимость, продлеваем его. А вообще, как правило, дети живут у нас более полугода. Научиться они здесь могут многому. У нас работает большой коллектив педагогов. Это не только воспитатели, которые с ними ежедневно на группе, но и педагог-психолог, руководитель физического воспитания, музыкальный работник, инструкторы по труду, педагоги-организаторы, социальные педагоги. И каждый педагог занимается конкретно с каждым ребёнком. То есть у нас осуществляется по сути индивидуальное воспитание.

-Наталья Васильевна, очень часто в фильмах директора детского дома изображают таким властным человеком, которого боятся воспитанники. Вы считаете себя такой? И какими качествами, по-вашему мнению, работая с детьми, должны обладать Вы и Ваши сотрудники?

-Как в фильмах изображают директоров подобных учреждений – это все видение конкретного режиссера. И зависит образ от общей идеи фильма. А что касается меня, то, конечно, некоторые воспитанники и побаиваются. Думаю такое отношение складывается потому, что их часто пугают мной наши воспитатели. Директором ведь часто стращают. Происходит это тогда, когда сам воспитатель не может справиться с задачей корректировки поведения подростка, который не отказался от своих вредных привычек (курит, бродяжничает). Бывают конфликты, когда воспитаннику что-то не нравится в его одежде или он отказывается убирать за собой. Вот тогда на помощь призывают директора. А условием для взаимного понимания воспитателя и подростка, как уже говорила, должна стать, прежде всего, любовь к детям, доброта. Отношения должны строиться на бесконфликтной основе, с большой долей терпения.

-Что происходит с детьми, когда они уходит от вас? Вы поддерживаете отношения с выпускниками? Помогаете ли им? Если у вас такая возможность?

- Есть дети, которые покидая наш Центр, возвращаются в свои родные семьи. Некоторых после пребывания у нас определяют в интернаты. Оттуда, повзрослев, они возвращаются в Смоленск, учатся здесь: в колледжах, в Смоленском государственном университете, в физакадемии. Бывают случаи, когда они обращаются за советом к психологу. Часто по старой памяти заглядывают в нашу швейную мастерскую, просят помочь что-то подшить – перешить. Приходит к специалистам по социальной работе, возникают какие-то правовые проблемы - у них есть уже, скажем, свой специалист – наш юрист. Он помогает оформить нужный юридический документ. В целом сохраняются хорошие, тёплые отношения у взрослых и детей.

-Наталья Васильевна , мне известно, что Вы давно возглавляете Центр. За это время видели много детей с несчастной судьбой. Наверное, были и такие, которые остались в вашей памяти?

- В настоящее время таких воспитанников, которых вы охарактеризовали как «детей с трудной судьбой, у нас нет .Слава Богу, за последние годы практически исчезли дети-сироты. Мало и детей, оставшихся без попечения родителей. Наш нынешний контингент – это дети, находящиеся в трудной жизненной ситуации. Почему произошли такие позитивные перемены? Потому что к лучшему изменилась и экономическая, и социальная ситуация в стране. В памяти же всегда остаются те истории, которые хорошо заканчиваются. Вот, например, была девочка у нас, ей было восемь или девять лет. Мать лишили родительских прав, она находилась в розыске. А отец даже не знал о существовании у него дочери. Наши сотрудники, совместно с органами опеки каким-то образом разыскали отца. Он оказался вполне нормальным человеком, работал на севере на нефтескважинах. Этот мужчина попросил свою жену съездить в Смоленск. Она выполнила все формальности, забрала девочку к себе. И ребенок обрел хороших родителей. Сейчас ей лет 17-18.

- С ребенком, обделенным родительским вниманием, трудно найти контакт. У Вас возникали ситуации, когда Вы чувствовали себя бессильной?

-В таком случае мы собираемся вместе с социальными педагогами, педагогами психологами, заместителем по воспитательно-реабилитационный работе. И тогда уже совместными усилиями решаем, что можно сделать, чтобы достучаться до сердца нашего воспитанника.

-Как вы думаете, что должно произойти в нашем обществе, чтобы все дети имели счастливые семьи? Это возможно?

-Возможно. Но при определенных условиях. Во-первых, должен быть высоким достаток в семье. Чтобы ребенок не рос в нищете. А нищета, как правило, провоцирует другие негативные явления: отсутствие духовности, низкий социальный уровень социальной ответственности, моральные издержки. Во-вторых, необходимо, чтобы все социальные институты плюс средства массовой информации начали активно пропагандировать те семейные ценности, которые были утрачены лет двадцать назад. Потому что не все измеряется деньгами, и материальное благополучие отнюдь не гарантирует счастливое детство. Можно быть очень богатым, и иметь проблемных детей, а можно быть бедным, но дети останутся в семье, и будут сохраняться отношения между детьми и родителями достаточно тёплые и доброжелательные.

-И в заключение, если бы у Вас была волшебная палочка и Вы могли бы загадать желание, загадали бы, чтобы исчезли все дети сироты или дети из неблагополучных семей? И это при том, что Вы бы лишились своей работы?

-Ну, работу мы не потеряем, потому что хотя дети-сироты практически исчезли из наших учреждений, дети из неблагополучных семей ещё есть. И с этими семьями нужно работать. Вот мы перепрофилируемся внутри учреждения. Наша работа теперь будет направлена на сохранение биологической семьи. Мы ставим цель помочь найти взаимопонимание между родителями и детьми. В чем-то, может, помочь тем же родителям, на работу их иногда устраиваем, содействуем в кодировании, если это необходимо. Ищем новые формы работы. У нас создана служба, которая занимается сопровождением детей-инвалидов и детей с проблемами состояния здоровья. Наши специалисты работают с ними. При этом не обязательно такому ребенку находиться в нашем Центре. Он с родителями просто приходит к нам на консультацию, на мероприятия. У нас есть служба по сопровождению детей, подвергшихся я жестокому обращению. Ее мы создали вместе со следственным комитетом Смоленской области. Действует участковая социальной служба. Как видите, еще осталось поле непаханое, без работы мы не останемся. Хотя, конечно, хочется верить, что когда-то все дети будут жить в нормальных семьях, хороших условиях. А наш Центр будет вести преимущественно консультационную деятельность. Ведь советы специалистов нужны всегда и везде.

Беседовала Ева Сальникова.

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Ева Сальникова", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 0, "likes": -1, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "subsite_label": "unknown", "id": 87589, "is_wide": true, "is_ugc": true, "date": "Fri, 11 Oct 2019 12:30:01 +0300", "is_special": false }
0
{ "id": 87589, "author_id": 375746, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/87589\/get","add":"\/comments\/87589\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/87589"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 375746, "last_count_and_date": null }
Комментариев нет
Популярные
По порядку
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovx", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "disable": true, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } }, { "id": 20, "label": "Кнопка в сайдбаре", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cgxmr", "p2": "gnwc" } } } ] { "page_type": "default" }