{"id":13591,"url":"\/distributions\/13591\/click?bit=1&hash=df3f51932e322e3fb35802787499cfa73234707acb315167066f304d6d8cee2b","title":"\u041a\u0443\u043f\u0430\u0436\u0438\u0440\u043e\u0432\u0430\u043d\u0438\u0435 \u0447\u0430\u044f \u0438 \u044d\u043a\u0441\u043a\u0443\u0440\u0441\u0438\u0438 \u0432 \u0442\u0430\u0431\u0443\u043d: \u043a\u0443\u0434\u0430 \u0435\u0445\u0430\u0442\u044c \u043d\u0430 \u0442\u0438\u043c\u0431\u0438\u043b\u0434\u0438\u043d\u0433","buttonText":"\u0427\u0438\u0442\u0430\u0442\u044c","imageUuid":"d85f2cfe-e0d7-5ad7-8507-983bc3b55643","isPaidAndBannersEnabled":false}
Maxim Shpakovskiy

«В Pure-зазеркалье ты можешь быть кем захочешь»: интервью с Ольгой Петруниной CEO дейтинг-приложения Pure

За счет чего приложение для секс-дейтинга Pure становится все более привлекательным? Как команда меняет приложение, ориентируясь на фидбек от пользователей? С какими сложностями приходится сталкиваться сервису 18+ с точки зрения маркетинга? И какие изменения ожидают пользователей в Новом году? Ольга Петрунина, CEO дейтинг-приложения Pure, рассказывает в интервью Владиславу Лобашеву из команды дизайн-спринтов Focus агентства Aventica, как Pure становится сервисом, который не позволит пользователям скучать.

Расскажи про свой бэкграунд. Как ты пришла к тому, что сейчас СЕО?

Начинала я давно. Мне было 19 лет, когда я пришла в IT. Сначала работала в компании Аnywayanyday. В тот момент, в 2009 году, компания была на пике славы, Мы говорили: «В Америке есть Expedia, а мы делаем в России такой же сервис, только с крутым интерфейсом». Когда я пришла в компанию, все ездили на велосипедах по огромному офису и чувствовали себя так, будто работают в компании вроде Google.

Это был классный старт для молодого специалиста. В 2010 мы закрыли сделку с Tiger Global Management, одними из первых инвесторов Facebook. Tiger очень крутой инвестор, они нас приглашали на все свои конференции, и я понимала, что мне 20 лет, я из России, но я сижу на конференции, где присутствует Цукерберг. Это всё отпечаталось в моем подсознании, я впитала культуру IT. Поэтому, пока я могу работать в IT и приносить пользу, я буду это делать.

Потом весь топ-менеджмент ушел из Аnywayanyday и сделал проект VisaToHome – онлайн-сервис для получения виз. Мы были первыми, кто делает инфлюенс-маркетинг по-серьезному, и это было круто. Например, Собчак сделала про нас пост. Тогда никто такого не делал и мы попали в топ российского Apple Store по скачиваниям. Но там были свои особенности, пришлось все изменить по бизнес модели, сначала сервис в В2С, потом ввели биометрию для шенгенских виз и все пришлось перестраивать, и мы сделали В2В компанию. Потом все агрегировалось с визовыми центрами, и в итоге им же все и продали.

Последний мой проект – криптовалютная биржа, я допустила все ошибки, которые можно. Ошибки были из разряда «никогда не делай так»: не делай бизнес с друзьями, не делай бизнес в сферах, которые только формируются и зависят от внешних факторов, связанных с законодательством. В крипте мы делали регулируемую биржу. Мы потратили миллионы долларов фаундеров на лицензии, но потом это все изменилось, централизованные биржи стали не нужны, и все схлопнулось. Это был неприятный и дорогостоящий опыт, но я извлекла много ценных уроков.

А потом внезапно пришел Pure.

Вот такой Life Time Run. 12 лет в IT.

Ты говоришь, что в Anywayanyday заразилась антрепренерской искрой. Ты думаешь, что это приобретаемая история или люди рождаются с этим?

Я думаю, что никто с этим не рождается, это зависит от того, в какой социальный слой мы попадаем. Конечно, есть такие задатки, как лидерство, но лидер – это еще не значит предприниматель.

В Pure я не основатель, а СЕО с полным пакетом принятия решений. Фаундер с моим приходом полностью отошел от бизнеса и теперь присутствует только на совете директоров. Компания Pure – единственная из всех, в которых я работала, выплачивает дивиденды. Обычно подход у компании в IT – это инвестиции в рост и доход акционеров через прибыль от продажи акций. А здесь совершенно другая история. Я впервые попала в такой проект, и мне было непросто адаптироваться. Я здесь многому учусь, например, экономить деньги. IT-компаниям этого часто не хватает, потому что, когда живешь за счет венчурного капитала, иначе смотришь на траты и развитие компании. В Pure KPI завязаны только на чистую прибыль, поэтому необходимо взвешивать каждый свой шаг. Компании 8 лет, но по духу она – абсолютный стартап. C моим приходом, компания выросла на 200%, неплохой результат за 1,5 года работы.

Расскажи подробнее о приложении.

Все начинается с объявления. Постишь объявление и рассказываешь, что ты ищешь, и немного о себе, и люди откликаются, если им интересно. Большая часть – это, безусловно, секс-дейтинг или friends with benefits, но многие не ограничиваются только этим. Pure связан с эмоциями людей, поскольку нет ничего ближе, чем секс и любовь. Пользователи часто пишут истории о том, что с ними происходит в Пьюр, мы даже завели рубрику #PURESTORIES . С одной стороны, это секс-дейтинг, но, с другой, это комьюнити прогрессивных людей, понимающих, что такое новая этика и активное согласие. Наверное, поэтому в Pure формируется столько семей без патриархальных ценностей и со свободными, современными взглядами.

Как у вас проходят касдевы? Как вы опрашиваете целевую аудиторию?

У нас разные методы. Есть чат с Pure внутри приложения, и туда пишут очень много всего, его можно сортировать по тегам. Мы проводим опросы среди пользователей. В плане обратной связи все просто. С любой гипотезой можно собрать на глубинное интервью человек 50 со всего мира за 2 дня. Сейчас в Pure нет команды, которая постоянно бы это делала, у нас вообще очень стартаперская атмосфера, я являюсь СЕО, CPO и СМО по бренд-маркетингу, и, хотя работает уже 60 человек, этот процесс пока не налажен. У нас сдвиг скорее в сторону разработки. Поэтому интервью мы делаем раз в 3 месяца, но пользователи очень много пишут сами. Команда саппорт собирает большой документ – еженедельный фидбек от юзеров, из которого можно узнать, что они думают о каждом обновлении и чего им не хватает.

Как вы создаете и тестируете продуктовые гипотезы?

В этом году у нас вышел полный редизайн приложения, и мы переписали весь бэкенд с нуля. Pure уже 8 лет, и когда я пришла, в компании не было технического директора и был 1 бэкенд-разработчик. Одно из первых моих решений, как СЕО, было переписать все с нуля, каждую пятницу Pure лежал, не справлялся с нагрузками, техническая инфраструктура была далека от идеала, это был монолит и мы его распилили на микросервисы. В итоге все хорошо, мы справились.

Из-за редизайна все наши продуктовые планы съехали, но это было необходимо, чтобы масштабировать бизнес дальше. На следующий год запланированы большие фичи, и это не гипотезы, а просто необходимые продуктовые решения. Например, у нас нет профиля пользователя, есть только объявления, а профиль – необходимое условие построение smart matching алгоритмов. Поэтому я бы не сказала, что сейчас мы находимся в поиске продуктовых гипотез, мы просто делаем то, без чего не сможем развиваться.

Профиль – достаточно трудоемкая работа. А почему бы не сделать тест среди пользователей прототипа профиля и понять, что им там нравится, что не нравится, прежде чем вкладываться в разработку?

У нас есть фидбэк от юзеров о том, что им нужно. В Pure нельзя указать даже свой возраст и рост, поэтому половина объявлений состоит из «привет, 1м 90см, 30 лет, ищу то-то». Профиль не будет стандартным, мы всегда стараемся создать уникальный интерфейс, функционально закрывающий задачи, которые другие сервисы, наверное, еще не начали решать. В основном, все это будет связано с геймификацией и сбором данных с пользователей для построения matching алгоритмов. Мы хотим превратить в игру сбор данных.

Игра – часть нашего бренд-позиционирования: ты попадаешь в Pure-зазеркалье и можешь быть кем захочешь, у нас анонимный дейтинг, к тому же люди могут изменять свое объявление и то, как они выглядят в мире Pure.

Про сбор данных ты говорила, что у вас был активный хайринг data-сайентистов с тем контекстом, что у вас много данных и вы не знаете, что с ними делать.

У Pure есть возможность получить много данных, но мы их не собираем и не анализируем. Пока что мы пользуемся сторонними сервисами и это нас сильно ограничивает. Если мы будем отправлять туда сотни миллионов событий, мы просто разоримся. Сейчас мы строим свою базу аналитики, потом делаем автоматизацию, а потом будут приходить data-сайентисты.Протестировать гипотезу нового продукта в компании можно с помощью двухнедельного дизайн-спринта – это быстро, весело и экономно. Читайте подробнее на сайте агентства Focus .

У вас изменилась бизнес-модель. Часто ли она менялась за последнее время?

Сейчас это сервис с подпиской. Pure не похож на другие сервисы, потому что все дейтинги – это freemium-модель. В Pure пейгейт сразу на входе, из-за этого возникают негативные отзывы в Apple и Google Store, но при этом у нас удивительный показатель конверсии, 20% из регистраций в покупки. Если сравнивать наши показатели с показателями топовых игроков, являющихся публичными компаниями, то выходит, что у нас вполне неплохая стратегия и надо просто нарастить юзер базу. Но у Pure такое позиционирование, что мы не можем просто закупать трафик, не можем пойти в Фейсбук и открыть рекламный кабинет, заливая все рекламой, не можем пойти в Тик-Ток, ни один медиа-гигант не поддерживает секс-позитивные продукты. Поэтому наша задача – выстроить бренд-маркетинг за следующий год. Мы серьезно инвестируем в контент, у нас есть Pure.Журнал, на базе которого мы строим эдьютейнмент-платформу в сфере sexual wellness.

Если бы у тебя была волшебная палочка, куда бы ты ее применила?

Я бы хотела, чтобы у меня заработала аналитика. У меня такие простые проблемы, потому что я живу в мире, где сама запускаю фичи, иду и сама смотрю, как они работают.

К чему это все может прийти, как ты считаешь?

Мы верим, что секс все больше будет происходить в сети, для этого будут созданы целые виртуальные миры. В Пьюр есть подразделение, которое занимается AR уже больше года. Мы ждем массового сдвига в технологиях, об этом все говорят и все знают, что это неизбежное будущее, будем жить в мире, как в фильме «Первому игроку приготовиться».

Я уверен, как только мы научимся передавать тактильные ощущения через интернет, это все будет.

Цукерберг уже объявлял про перчатки. Я, если честно, верю в прямой коннект в нервную систему. Мне кажется, это даже проще будет реализовать, чем какие-то костюмы.

Это очередная часть серии интервью от Максима Шпаковского об инновациях и предпринимательстве. Предыдущие части читайте здесь.

Команда Focus с 2020 года помогла лучшим командам роста и инноваций провести 38 продуктовых дизайн-спринтов и сэкономить 114 месяцев работы их разработчикам в корпорациях Сбера, Яндекс.Деньги, ГазпромНефть, WorldClass, Лаборатория Касперского, Tele2, ВЭБ.РФ.

Протестировать гипотезу роста или запуска нового продукта можно за 2 недели по методологии команды Focus. Читайте подробнее на сайте:

0
3 комментария
Make Luv
секс все больше будет происходить в сети

Я может чего-то не понимаю, но что это за вздор?

Ответить
Развернуть ветку
Olga Petrunina

Мастурбация, вирт, секстинг - это тоже секс😬

Ответить
Развернуть ветку
LETS DO SMTH

PURE - это тиндер-разводилово с мошенниками в чатах и обязательной оплатой подписки, а взамен никаких знакомств и встреч для парней.

Вообще это сервис наверное шикарен для категории симаптичных девушек, но у большинства парней там просто взымают гигантскую обязательную подписку, а в ответ редкие чаты с МОШЕННИКАМИ. То есть там просто орудуют ОПГ, которые через разные схемы, вымогают деньги, обкрадывают (поэтому есть девушки которые отказываются от люксовых номеров в пользу квартиры). Реально познакомиться там гораздо сложнее, чем в тиндере, в котором если повезет 1-2 средних свидания в 1-2 недели. В пюрешке будет 1-2 средних свидания в месяц. Тиндер - бесплатно, а пюреха - нет. Решайте сами.

Ответить
Развернуть ветку
Читать все 3 комментария
null