{"id":13456,"url":"\/distributions\/13456\/click?bit=1&hash=6bf95d5850d39a632d71d9ebb94b8a4e644bc6a23b4e4c2644b39e47003b100d","title":"80 \u0442\u044b\u0441\u044f\u0447 \u0447\u0435\u043b\u043e\u0432\u0435\u043a \u0438\u0441\u043a\u0430\u043b\u0438 \u043f\u0430\u0440\u0443 \u0434\u044b\u0440\u044f\u0432\u043e\u043c\u0443 \u043d\u043e\u0441\u043a\u0443 \u0441\u043f\u0435\u0446\u0430\u0433\u0435\u043d\u0442\u0430","buttonText":"\u0427\u0442\u043e\u043e\u043e?","imageUuid":"a05ce1a7-0771-5520-b8cb-45c9bdd65351","isPaidAndBannersEnabled":false}
VIKENT.RU

Необходимость рационализации

Человек стремится объяснить события, происходящие вокруг него, и успокаивается, когда находит подходящее объяснение. Даже если оно ошибочное.

Вероятная природа этого явления кроется в способе снять невроз — столкновение с чем-либо новым, неизвестным, незнакомым и, вероятно, опасным вызывает невроз. А попытка объяснить, рационализировать позволяет придать объекту понятный образ и разрешить диссонанс.

Эффект звучит просто. Но далеко не очевидно, насколько глубокое влияние он оказывает на то, что человек говорит. Далее рассмотрим несколько примеров.

• Сару ввели в состояние гипноза и сказали, что когда книга упадет на пол, она должна снять туфли. Спустя 15 минут книга падает, и Сара не спеша сбрасывает мокасины. «Сара, — спрашивает гипнотизер, — почему ты сняла туфли?» — «Я… Ногам жарко, и они устали, — отвечает Сара. — У меня сегодня был трудный день». Действие рождает мысль.

• В мозг Джорджа, в тот его участок, который «отвечает» за движения головы, на время имплантированы электроды. Когда нейрохирург Хосе Дельгадо с помощью пульта дистанционного управления стимулирует их, Джордж всегда поворачивает голову. Ничего не зная об этой стимуляции, он предлагает правдоподобное объяснение происходящего: «Я ищу шлепанцы», «Мне послышался какой-то шум», «Мне неспокойно», «Я заглядывал под кровать» (Delgado, 1973).

• Кэрол страдала от тяжелейших приступов боли, и, чтобы избавить ее от них, ей была сделана операция по разделению полушарий мозга. Во время эксперимента, который проводил психолог Майкл Газзанига, в левой части поля зрения Кэрол «вспыхивало» изображение обнаженной женщины, и сигнал поступал в правое, невербальное полушарие (Gazzaniga, 1985). На лице Кэрол появлялась робкая улыбка, и она начинала хихикать. Когда ее спрашивали о причине, она придумывала правдоподобное объяснение, в которое, судя по всему, сама верила: «Очень смешная машина». Фрэнку, перенесшему аналогичную операцию, в режиме вспышки демонстрировали слово «улыбка». Когда сигнал поступал в невербальное правое полушарие, он подчинялся и «выдавливал» из себя улыбку, которую объяснял так: «Уж больно смешной эксперимент!» [1]

Эффект возникновения невроза в ответ на новизну, вероятно, имеет эволюционную природу. Чаще выживали те, у кого он наблюдался. А простых объяснений, которые возникали «полуинтуитивно», было достаточ, чтобы избежать опасность в простых ситуациях и найти решения простых задач.

Вот, что писал об этом продуктивный исследователь творчества и автор Теории Решения Изобретательских Задач (ТРИЗ) Г. С. Альтшуллер:

На протяжении всей эволюции мозг человека приспосабливается к решению задач, соответствующих по сложности примерно первому уровню (где «применены средства, которые прямо предназначены именно для данной цели; использовано готовое решение для готовой задачи»

Эволюция сделала своё дело: задачи этого уровня могут решаться с полной уверенностью. Даже с избыточной уверенностью. Выработанные механизмы мышления (включая эвристические приёмы) годятся и на втором уровне.

Но они оказываются совершенно непригодными для работы на высших творческих уровнях.

Естественный отбор способствовал появлению и закреплению механизмов, свойственных первому уровню. Если и рождался человек с эвристическими способностями высших порядков, он не имел ни малейших преимуществ. Скорее наоборот. [2]

Однако, эффект стал играть негативную роль, когда стало необходимо решать сложные задачи. Стремление самоуспокоиться никак не приближает к их решению: "В процессе эволюции наш мозг научился находить приближенные решения простых задач. Но эволюция не выработала механизмов для медленного и точного решения сложных задач. [Источник].

Выводы:

1. Очевидно, что не стоит верить людям на слово, даже если они сами верят в то, о чем говорят. Их убеждение может быть попыткой снять невроз и самоуспокоиться, а не стремлением найти истину.

2. Интуитивная рационализация помогала людям решать простые задачи, но она оказалась бесполезна для решения сложных задач. Поэтому, если нужно решать сложные задачи, надеяться на интуицию не приходится. Нужно использовать инструментальные методики, которые есть далеко не везде и которые чрезвычайно сложно создать самостоятельно.

+ Ваши дополнительные возможности:

1) Психологические защиты — почти 90 материалов по теме

Вы можете #бесплатно скачать:

ВИДЕО-задачник проекта VIKENT.RU № 01https://livrezon.com/shop/product/videozadachnik-vikent

Источники:

[0] В заглавном изображении использованы фото из источников #1 и #2.

[1] Д. Майерс. Социальная психология. — 7-е изд. — СПб.: Питер, 2010. — С. 169.

[2] Г. С. Альтшуллер. Алгоритм изобретения. — М.: Московский рабочий, 1973. — С. 43-44, 46. / Цит. по: VIKENT.RU

0
Комментарии
Читать все 0 комментариев
null