Городисский и Партнеры

Часть I. Название или описание? Проблемы бренда в судебных спорах

Производитель товара всегда хочет, чтобы название его продукции было узнаваемым и запоминающимся. И чтобы при этом оно несло не только информацию, но и притягивало к себе потребителя, выполняя функцию дополнительной рекламы. Одним из наиболее действенных способов выделения товара является его брендирование. Но далеко не всегда «находки» производителей отвечают требованиям к бренду как элементу, для которого возможно получение правовой защиты. Юрист фирмы «Городисский и Партнеры» Никита Мальцев разобрал споры за пинцу и кейкпопсы «по полочкам».

Товарный знак имеет двойственную природу. Описательные свойства товаров не позволяют заметно выделить товар на фоне других, а искусственно придуманный товарный знак вынуждает потребителя потратить время на изучение, какой именно товар скрывается за этим знаком. Поэтому заявители пытаются совместить описательность и фантазийность в одном названии, изобретая так называемые ассоциативные товарные знаки. Такие знаки вроде бы не указывают на вид или свойства товара, однако рождают у потребителя определенные ассоциации, вызывают эмоции, связанные с характеристиками товара.

Определить, с какой стороны тонкой грани между описательностью и фантазийностью находится претендующее на бренд название, бывает очень непросто, особенно, если, речь идет о терминах иностранного происхождения, которые по-разному воспринимаются в стране происхождения и в России. Расскажем о связанных с такими проблемами интересных судебных спорах.

Что есть кейкпопс? Бренд или пирожное?

Правильно ли поступил Роспатент, отказав в регистрации товарного знака «кейкпопс» одной кондитерской фабрике, которая хотела зарегистрировать это название в отношении 30-го класса МКТУ, описывающего кондитерские изделия?

«Кейкпопс» – транслитерации составного английского слова cakepops, в котором cake – кекс, пирожное, а pops – лопаться. По сути, это маленькое бисквитное пирожное на палочке, когда-то представленное покупателям кондитером из Атланты Энджи Дадли.

Роспатент посчитал название описательным, так как оно указывает на пирожное (один из видов товаров 30-го класса МКТУ, относящихся к мучным кондитерским изделиям).

Роспатент также учел, что в сети есть информация о вариантах рецепта такого пирожного на русском языке, а пользователи сети участвуют в обсуждении рецептов.

Заявитель с решением Роспатента не согласился. Во-первых, указали представители фабрики, на дату приоритета заявки в национальных стандартах (например, ГОСТ Р 51303-2013 «Торговля. Термины и определения») не упомянут кейкпопс как вид кондитерского изделия, поэтому нельзя считать, что слово «кейкпопс» однозначно соотносится с видом товара «маленькое пирожное на палочке».

Во-вторых, английское слово cakepops может переводиться на русский язык разными способами. И это правда, pop можно перевести как «легкий мяч» в бейсболе, а cake как «оладьи» и еще масса значений, в том числе слэнговых.

В-третьих, кондитерское изделие было создано в Соединенных Штатах Америки. Совсем не обязательно, чтобы средний российский потребитель воспринимал слово cakepops как точное обозначение пирожного на палочке, как его воспринимают американцы.

Заявитель оспорил отказ Роспатента. Дело в итоге дошло до Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ (см. дело СИП-691/2018).

Сначала с доводами кондитерской фабрики согласился Суд по интеллектуальным правам (далее — СИП) – первая инстанция в подобных спорах. Роспатент настаивал на своем, и второй раз с аргументами заявителя согласился уже Президиум СИП. Они опирались на следующие доводы:

  • при анализе вероятного восприятия потребителями конкретного обозначения для целей применения различных положений статьи 1483 ГК РФ необходимо учитывать ассоциативные связи современного российского среднего потребителя;
  • восприятие обозначений (в том числе словесных обозначений в латинице) с учетом культурных, исторических, языковых и иных особенностей у потребителей в разных странах может различаться.

Президиум СИП дополнительно отметил, что названием, указывающим на вид товара, то есть его описанием, могли выступать слова «пирожное» или «пирожное на палочке». Термин «кейкпопс» в национальных стандартах отсутствует, следовательно, допустима регистрация данного названия в качестве товарного знака (бренда) для товаров 30-го класса МКТУ (см. Постановление Президиума Суда по интеллектуальным правам от 22.04.2019 № С01-227/2019 по делу № СИП-691/2018).

Роспатент решил идти до конца, и дело перешло в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ.

Коллегия обсудила вопрос и сделала заключение: кроме характеристики товара, указывающего на его вид (в данном случае слово «пирожное»), в деловом обороте имеют место термины, указывающие на разновидности товара, например, «заварное пирожное», «эклер», «песочное пирожное». Таким образом, обозначения, представляющие собой разновидности товара, также могут быть характеризующими товары, если установлены соответствующие ассоциативные связи, возникающие у потребителей. Заявленный фабрикой на регистрацию термин «кейкпопс» обозначает вид и подвид, свойства товара – пирожное на палочке. Термин ассоциируется у потребителя с главным качеством товара – мучное кондитерское изделие.

В итоге решения нижестоящих судебных инстанций были отменены (см. Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 31.10.2019 по делу № 300-ЭС19-12932, СИП-691/2018).

Пинца и пицца встретились в суде

В 2016-2017 году фирмой из ресторанного бизнеса было зарегистрировано несколько товарных знаков, в которых имелись термины «Пинса/Пинца/Пинцерия» или Pinza/Pinzeria. Речь шла о товарных знаках: ТЗ № 586010 «ПИНСА РОМАНА» (дело СИП-379/2018), ТЗ № 589910 «Пинцерия Бонтемпи» (дело СИП-340/2018), ТЗ № 593503 «Pinzeria by Bontempi» (дело СИП-341/2018), ТЗ № 633778 «ПИНЦА» (дело СИП-361/2018), ТЗ № 633779 «PINZA» (дело СИП-360/2018). Третье лицо решило оспорить правомерность регистрации этих брендов.

Подробно об истории появления пинсы в Москве и споре вокруг нее уже писали СМИ, не будем повторяться.

На первый взгляд, для потребителя, что пинса/пинца, что пицца – одно и то же: лепешка из разных видов муки с разложенной сверху начинкой. Тонкости приготовления теста и начинки не настолько различны, чтобы присваивать им имена собственные. Но даже маленькая уникальность в бизнесе приносит дополнительные деньги.

Около семи лет назад итальянец Валентино Бонтемпи открыл в Москве Pinzeria by Bontempi. А в 2017 году три других итальянца — Джулия Маэстрелло, Фабио Брессан и Маттео Кастанья — открыли на Покровке пиццерию Pinsa Maestrello. И все бы ничего, но Валентино Бонтемпи потребовал от конкурентов убрать из названия и меню термин pinsa, который схож до степени смешения с названием pinza, либо выплатить ему 5 млн рублей компенсации.

Поскольку название «пинца/пинса» и «пинцерия» привлекали клиентов, многие московские рестораторы захотели включить названия этих блюд в меню и сменить вывеску с «пиццерии» на «пинцерию», дело приобрело широкую огласку.

Выводы судебных инстанций относительно всех споров вокруг товарных знаков со словами «пинса/пинца» во многом совпадают, поэтому приведем только историю дела СИП-360/2018, которое касается товарного знака PINZA под № 633779.

Первоначально Роспатент удовлетворил возражение третьих лиц на регистрацию товарного знака ТЗ № 633779 в категории товаров 30-го класса и услуг 43-го класса МКТУ. Но данное решение было отменено СИП и позже Президиумом СИП, которые восстановили указанную регистрацию. Товарному знаку ТЗ № 633779 была возращена охрана в полном объеме (см. Постановление Президиума Суда по интеллектуальным правам от 02.12.2019 № С01-589/2018 по делу № СИП-360/2018).

Заявители пытались оспорить решение в Верховном Суде РФ, но он отказал им в передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ (см. Определение ВС РФ от 18.03.2020 № 300-ЭС20-1761 по делу № СИП-360/2018). В результате посетители Pinzeria by Bontempi в настоящий момент могут заказать пинцу, в полном объеме защищенной охраняемым товарным знаком.

История достаточно любопытная и показательная, чтобы проанализировать аргументы сторон.

Соглашаясь с мнением заявителя, Роспатент обосновал свою позицию тем, что название «пинца/pinza» в качестве наименования готового изделия (блюда) не является эксклюзивным. Данное слово присутствует в различных словарях, в том числе в словаре венецианского диалекта Джузеппе Боэрио XVIII века и в электронном словаре vocabolario.it. Эксперты Роспатента также выяснили, что сайт tripadvisor.ru предоставляет возможность адресного поиска по словам PINZA и PINZERIA. Это, по мнению ведомства, говорит о возможности для потребителя найти данную информацию независимо от вывески ресторана.

Еще одним аргументов для снятия защиты товарного знака «пинца/pinza» стали результаты всероссийского социологического исследования «Характер различительной способности среди потребителей России обозначений «ПИНЦА» и «Пинса Романа», использующихся для наименования блюда и ресторана». Исследование показало, что 28% опрошенных респондентов подтвердили известность обозначения «ПИНЦА» в качестве разновидности блюда «пицца».

За рубежом вопрос о правовой охране названии pinza также решался неоднозначно. В Европе исключительное право на использование слова pinsa в качестве товарного знака принадлежало Коррадо Ди Марко, однако позже указанный знак был аннулирован.

Однако СИП не принял аргументы третьей стороны и Роспатента и отказал в удовлетворении поданного возражения. Свою позицию СИП обосновал тем, что восприятие рядового российского потребителя обозначения pinza в качестве разновидности пиццы не было убедительно обосновано.

В Постановлении Президиума СИП говорится, что многие источники, на которое ссылается заявитель, не являются русскоязычными. Кроме того, часть источников не соответствуют критериям относимости и достоверности.

Президиум СИП в своем Постановлении подчеркнул, что популярность в Российской Федерации итальянской кухни не является аргументом в пользу утверждения, будто рядовому российскому потребителю известно обозначение PINZA, как указывающее на конкретный товар или на услуги заведения общественного питания.

По мнению суда, тот факт, что у 72% респондентов отсутствуют ассоциации названного обозначения с блюдом итальянской кухни, не позволяет сделать вывод в пользу доводов заявителя.

В Постановлении Президиума СИП однако имеется принципиальный вывод: «Необходимость учета восприятия обозначения (имеющихся или вероятных ассоциативных связей, возникающих в связи со спорным обозначением) именно обычным российским потребителем не означает, что допускается государственная регистрация иностранных общепринятых наименований товара. Указанным наименованиям не предоставляется правовая охрана на территории Российской Федерации, если они могут восприниматься российскими потребителями конкретных товаров в качестве правдоподобного указания на вид товара, например с учетом их известности российским потребителям в качестве наименования товара или сходства с российскими наименованиями товара».

Иными словами, для признания правовой охраны спорного товарного знака недействительной необходимо доказать не только наличие такого товара (блюда) на территории происхождения (в данном случае — в Италии) либо факт вхождения спорного обозначения во всеобщее употребление в качестве названия конкретного товара в той же юрисдикции, но и следующие факторы:

а) известность (фактическое знание) российскому потребителю такого наименования товара;

б) вероятность возникновения у российского потребителя правдоподобных ассоциаций между спорным обозначением и конкретным товаром.

Проблема возникновения или невозникновения «правдоподобных ассоциаций» очевидно не может быть решена абсолютно однозначно. Последнее слово всегда остается за судом.

В своем документе суд приводит такое мнение: вероятность возникновения правдоподобных ассоциаций может быть основана: а) либо на сходстве спорного иностранного наименования с каким-либо российским наименованием товара; б) либо на умышленном искажении орфографии названия известного товара таким образом, чтобы искаженное название с известным товаром не совпадало, но своей описательности при этом не утратило (см. Постановление Президиума Суда по интеллектуальным правам от 02.12.2019 № С01-589/2018 по делу № СИП-360/2018).

{ "author_name": "Городисский и Партнеры", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 0, "likes": 0, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "subsite_label": "unknown", "id": 200500, "is_wide": true, "is_ugc": true, "date": "Mon, 25 Jan 2021 18:11:43 +0300", "is_special": false }
0
0 комментариев
Популярные
По порядку

Комментарии

null