Нина Михальская

Между упрощением и качеством: типовые договоры, договоры-"шаблоны" и договоры-"конструкторы"

1.1. Современный мир стремится к упрощению повседневных задач. Это касается не только коммерческой деятельности, в которой одним из инструментов упрощения является тиражирование различной стандартной документации по образцу.

Такие процессы привели к применению в коммерческой деятельности шаблонов договоров и договоров – конструкторов. Аналогичная практика распространена в любой коммерческой компании, на государственном предприятии – везде, где требуется договор.

С юридической точки зрения среди стандартизированных договоров особо выделяются типовые договоры с примерными условиями, договоры – «шаблоны» и договоры - «конструкторы».

Типовые договоры можно признать прообразами договоров – «шаблонов» и договоров - «конструкторов». Их становлению способствовало применение в деятельности государственных органов договоров со стандартизированными для всех ведомств условиями (типовых договоров).

Несмотря на это, как будет видно далее, судебная практика различает договоры с примерными условиями и «шаблоны». Тем не менее, речь в статье идет об общих и типичных случаях типовых договоров, договоров-"шаблонов", "конструкторов" и любое совпадение с реальными проектами случайно.

Типовые договоры, да нестандартные

2.1. Итак, существование типовых договоров предусмотрено гражданским законодательством и широко применяется разнообразными государственными учреждениями для своих потребителей, утверждаются нормативными правовыми актами (приказами Правительства РФ, и т.д.).

Когда потребитель приходит в ресурсную компанию он заключает с ней стандартный на всей территории страны договор, утвержденный на государственном уровне соответствующим нормативным актом. В случае отказа от какого-либо условия этого договора потребитель вправе не заключать такой договор. Или же, если, по его мнению, условие нарушает законодательство, потребитель вправе оспорить нормативный акт, которым этот типовой договор был утвержден.

2.2. Таким образом, под типовыми договорами понимается договоры, чьи отдельные условия являются примерными, разработанными для договоров соответствующего вида и опубликованными в печати (ст. 427 ГК РФ).

Таковое понимание типового договора в соответствии со ст. 427 ГК РФ, например, согласовывается с судебной практикой, согласно которой основанием для разработки типовых договоров является разработка примерных условий договора для договоров определенного вида. [i]

2.3. В роли примерных условий договора выступают также как существенные, так и иные условия, которые могут быть применены сторонами путем их волеизъявления либо судом.[ii]

Примерные условия договора могут содержаться в ранее заключенном предварительном (ст. 429 ГК РФ) или рамочном договоре (ст. 429.1 ГК РФ).[iii]

2.4. Кроме этого, если в договоре не содержится отсылка к примерным условиям, а условие договора не определено сторонами или диспозитивной нормой, такие примерные условия применяются к отношениям сторон в качестве обычаев, если они отвечают сложившемуся, применяемому предпринимательской деятельности и не предусмотренное законодательством, правилу поведения, (п.5 ст.421 и п. 2 ст. 427 ГК РФ).[iv]

Договоры – «шаблоны»: индивидуальные и универсальные, конструкторы

3.1. Договоры – «шаблоны» отличаются от типовых договоров сферой применения, составом участников и предметом. Например, договор купли-продажи лесных насаждений был заключен органом публичной власти, осуществляющим нормативно-правовое регулирование, и стал результатом публичных правоотношений. Лесное законодательство находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации (ст. 72 Конституции РФ), а утверждение формы примерного договора купли-продажи лесных насаждений относится к полномочиям Правительства Российской Федерации (ч. 5 ст. 77 Лесного кодекса РФ).[v]

Однако, договоры - «шаблоны» не должны противоречить законодательству, регулирующему данные правоотношения, применяются в коммерческой деятельности и унаследовали от типовых договоров характерный признак – отдельные условия разработаны для договоров соответствующего вида.

3.2. Тем временем, может показаться, что договоры-« шаблоны» создавать намного проще: нужно вписать в договор все обычные бизнес-процессы с контрагентом, прописать ответственность, утвердить его применение приказом и направить своим контрагентам. Такие договоры решают множество задач: экономят время на разработку условий и способствуют его быстрому подписанию.

3.3. Для любого юриста в таких случаях стоит задача: использовать шаблон из Интернета или стандартизировать новосозданный договор под свои задачи. Экономии времени при его разработке способствует не только разработка шаблонных договоров на месте и для конкретного заказчика («индивидуальный шаблон»), но и использование многочисленных шаблонов из всемирной паутины, которое привело к формированию понятия автоматизации договорного процесса и созданию договоров-конструкторов.

3.4.. Первый случай довольно типичен, поскольку в компании существуют, как правило, устоявшиеся бизнес-процессы, запущенные на поток.

Во втором случае во времена Интернета любой договор («универсальный шаблон») можно скопировать с Интернета и внеся необходимые корректировки направить контрагенту. С бытовой точки зрения такие действия являются оправданными. Эти договоры находятся в свободном доступе, универсальны (то есть содержат условия, характерные для данных правоотношений), лаконичные, и их применение поощряется.

3.5. Разнообразие продуктов в области «типизации» договоров привело к «автоматизированному» подходу к договорной работе. В понятие «автоматизации» стали включать и бизнес-процессы по отладке договорной работы в компании до оптимизации в самой договорной работе.

3.6. Базовый пример «автоматизации» - сайты и продукты, предлагающие самостоятельное создание договоров «за 5 минут под ключ», потребителю остается только распечатать и получить их на почту. Так называемые договоры – «конструкторы» позволяют создать шаблон договора под конкретные условия посредством выбора опций с необходимыми условиями. Именно об этом часто говорят, когда проводят упрощенный пример «автоматизации» договорной работы.

3.7. В доинтернетные времена автоматизация означала технологизацию процессов, применение техники, оборудования к разнообразным процессам: образовательным, производственным, но при участии и под контролем человека. С появлением компьютерной техники и программирования человек поставил себе на службу разнообразные продукты, которые запрограммированы выполнять какие-либо операции, включая договорную деятельность.

В результате такой деятельности человек программирует условия c учетом поставленной задачи по созданию нужного ему договора. Схематично такой процесс является двусторонним и опосредованным программным продуктом. С одной стороны условия договора и алгоритмы выполнения задачи программируются соответствующим специалистом LegalTech, с другой – на выходе программного продукта условия договора в соответствии со своими требованиями выбирает потребитель.

В обоих случаях и специалист и потребитель сталкиваются с определенными ограничениями, налагаемыми содержанием законодательства как такового.

3.8. В первом случае, эти ограничения состоят в программных возможностях продукта, результатом которого является продукт LegalTech с желаемыми характеристиками. Для данных обстоятельств существенными являются ограничения, связанные с регулированием правоотношений данного вида, соответствия предмета договора требованиями законодательства.

ПРИМЕР:

«Договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения»(ст. 422 ГК РФ).

Договор купли-продажи содержит определенные условия, содержащиеся в гражданском законодательстве. Автоматизированный шаблон договора должен быть настолько конкретным, насколько требуется для данного вида договоров Гражданским кодексом. При этом, от такого шаблона не требуется полностью соответствовать ситуации потребителя, то есть такой шаблон должен быть настолько общим, насколько требуется для конкретной ситуации.

*****

Другая ситуация, связанная с такими юридическими ограничениями, касается различий императивных и диспозитивных норм, применительно к такого рода договорам. Иногда в законе указываются обязательные условия, которые должны присутствовать в договорах (императивные нормы). В ином случае какое-либо условие договора не находится под явно выраженным запретом, отсутствуют обязательные требования к такому условию (диспозитивные нормы).[vi]

ПРИМЕР

В период действия договора аренды нежилых помещений истец с согласия арендодателя произвел неотделимые улучшения. После этого стороны заключили дополнительное соглашение к договору аренды о продлении срока действия договора. Однако суд посчитал, что истец не может требовать возмещения стоимости неотделимых улучшений, в связи с тем, что стороны согласовали условия договора в редакции дополнительного соглашения об отсутствии у истца права на возмещение стоимости неотделимых улучшений.[vii]

3.9. В некоторых случаях наличие в отдельных видах договоров диспозитивных условий серьезно влияет на включение смысловых индивидуализирующих условий в текст договора. Очевидным примером такой ограниченности выступает договор оказания услуг.

Сам по себе предмет договора оказания услуг – разнообразен: медицинские, риэлторские, консультационные услуги. Из этого следует, что индивидуализированный предмет договора оказания услуг нуждается в описании действий, конкретизирующих процессы между заказчиком и исполнителем. Надо полагать, что в этом случае задачей специалиста является установление глубины вариативности видов и подвидов договоров.

Между тем, Гражданский кодекс содержит, кроме общих положений о договоре, существенные условия договора оказания услуг. Договор оказания услуг – показательный пример и в том, что к нему применяются общие положения о подряде и положения о бытовом подряде (ст. 783 ГК РФ).

И таких примеров в гражданском законодательстве встречается множество. Договор аренды заключается в отношении государственного имущества, к которому применяются специальные требования Гражданского кодекса РФ, Земельного кодекса РФ, и т.д.

3.10. Из чего можно заключить, что при создании автоматизированного продукта чаще всего специалист LegalTech ограничен возможностями программирования. Договоры под конкретные задачи, индивидуальные бизнес-процессы, сложные договоры (конструкторские, НИР, НИОКР) значительно отличаются от стандартизированных договоров:

- комплексностью,

ПРИМЕР

"По договору исполнитель обязуется провести обусловленные техническим заданием заказчика научные исследования, разработать образец нового изделия, конструкторскую документацию на него или новую технологию"(ч.2 ст. 769 ГК РФ)

- деталями,

ПРИМЕР

"Договор с исполнителем может охватывать как весь цикл проведения исследования, разработки и изготовления образцов, так и отдельные его этапы (элементы)" (ч.2 ст. 769 ГК РФ)

- исходя из сущности сделки.

ПРИМЕР

"Условия договоров должны соответствовать законам и иным правовым актам об исключительных правах (интеллектуальной собственности)" - Раздел VII ГК РФ. Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, Закону СССР от 31.05.1991 N 2213-1 "Об изобретениях в СССР", Закону СССР от 10.07.1991 N 2328-1 "О промышленных образцах" (ч.4 ст. 769 ГК РФ).

3.11. Хорошая новость: наряду с ограничениями, присутствующими относительно условий договора, стороны свободны в заключении договора (ст. 421 ГК РФ). Для специалиста LegalTech это означает в некоторых случаях (когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами) необходимость учитывать множественность условий в договоре-конструкторе (ст. 422 ГК РФ).

3.12. А с точки зрения потребителя, использующего такой договор-конструктор, важно понимать соответствие договора-конструктора своим целям и задачам. Ярко выраженные технические возможности договоров-конструкторов отвечают текущим вызовам времени: его экономии и ценности для потребителя.

С другой стороны, возникающие цели и задачи современного потребителя только со временем усложняются. Показательный пример - усложнение предмета договоров, которое связано с его юридической неопределенностью. Сейчас потребителю легко столкнуться с куплей-продажей аккаунта в сети, или покупкой игрового персонажа. Такие покупки трудно идентифицировать с точки зрения обычного договорного права, что уже говорить о том, чтобы обеспечить сделку посредством договора-конструктора.

3.13. В результате деятельности по созданию договора-конструктора специалистом LegalTech создается программный продукт для решения задач договорного отдела. Такой комплекс является сложным технологическим решением, включающим как данные, предназначенные для управления конкретными компонентами для реализации отдельных алгоритмов[viii], так и упрощенную демо-версию для онлайн – демонстрации возможностей (например, договоры-конструкторы, позволяющие создать договор посредством выбора необходимых условий).

Как результат интеллектуальной деятельности специалиста LegalTech такой продукт выступает совокупностью данных и команд в целях получения определенного результата (подготовительные материалы, полученные в ходе разработки программы для ЭВМ, и порождаемые ею аудиовизуальные отображения) (ст. 1261 ГК РФ).

*****

Главным признаком современной коммерческой деятельности стала стандартизация процессов договорной деятельности. В свою очередь, автоматизация заняла ключевое место в LegalTech и с каждым днем становится всё более сложным явлением, которое включает не только программный продукт, но сервисное сопровождение процессов договорного отдела.

При создании автоматизированных систем приобретает огромное значение понимание юридических особенностей создания договоров, а также юридической сущности программного продукта как такового. Предполагается, что в дальнейшем развитие автоматизации будет зависеть не только от усложнения содержания договоров, но и от исследований программных характеристик продукта.

[i] Определение Верховного Суда РФ от 25.11.2009 N 89-Г09-9

[ii] Определение Верховного Суда РФ от 14.02.2007 N 56-Г06-54

[iii] П. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.12.2018 N 49 "О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора"

[iv] П. 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 N 16 "О свободе договора и ее пределах"

[v] Определение Верховного Суда РФ от 28.01.2009 N 9-Г08-24

[vi] П. 4 Постановление Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 N 16 "О свободе договора и ее пределах"

[vii] Определение Верховного Суда РФ от 19.10.2020 N 309-ЭС20-14723 по делу N А07-15794/2019

[viii] "ГОСТ 19781-90. Государственный стандарт Союза ССР. Обеспечение систем обработки информации программное. Термины и определения" (утв. и введен в действие Постановлением Госстандарта СССР от 27.08.1990 N 2467)

{ "author_name": "Нина Михальская", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 0, "likes": 0, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "subsite_label": "unknown", "id": 201177, "is_wide": true, "is_ugc": true, "date": "Wed, 27 Jan 2021 09:35:16 +0300", "is_special": false }
0
0 комментариев
Популярные
По порядку

Комментарии

null