{"id":13582,"url":"\/distributions\/13582\/click?bit=1&hash=08f63613201fa572e9d042f45442e065ac99a64011290465240c71f90fc00f1a","title":"\u0418\u043d\u043a\u0443\u0431\u0430\u0442\u043e\u0440 \u0438 \u0430\u043a\u0441\u0435\u043b\u0435\u0440\u0430\u0442\u043e\u0440 \u043c\u044b \u0432\u0438\u0434\u0435\u043b\u0438, \u0430 \u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f-\u0441\u0442\u0443\u0434\u0438\u044f \u2014 \u044d\u0442\u043e \u0447\u0442\u043e?","buttonText":"\u0423\u0437\u043d\u0430\u0442\u044c","imageUuid":"acb6f58f-ce2f-51d0-96cb-c256b9565a70","isPaidAndBannersEnabled":false}
Олег Островский

Андрей Нечаев - «Зеленые стрелы» и Амурский бархат

Андрей Петрович Нечаев, член Географического общества СССР, профессор ботаники, доктор биологических наук всю свою жизнь посвятил изучению флоры Дальнего Востока, более 30 лет он преподавал на биолого-химическом факультете Хабаровского государственного педагогического института.

Андрей Петрович Нечаев родился 28 февраля 1907 года в Екатеринбурге в многодетной семье приходского священника. В 1920-е годы семья переехала в Читу, а в 1924 году – в Хабаровск. Детство и юность будущего учёного были трудными, работать он начал с 13 лет. Был разносчиком газет, рассыльным в Дальневосточном банке, ловцом и засольщиком рыбы, матросом на катерах, грузчиком и промысловым рабочим. Работал на промыслах Северного Сахалина и Камчатки, где был возчиком, охотником, рыбаком, засольщиком, икрянщиком и коптильщиком рыбы.

Год служил в Красной Армии, а после курсов санинструкторов работал в Читинском госпитале. В Хабаровске он познакомился с путешественником и писателем Владимиром Клавдиевичем Арсеньевым. Любовь к растениям проявилась у Андрея Нечаева очень рано, и во время своих далёких странствий он много времени посвящал ботанике.

В 1931 году Андрей Петрович вернулся в Хабаровск и устроился на работу в Дальневосточный научно-исследовательский институт лесного хозяйства, сначала рабочим, потом лесным техником. Понимая, что для занятий наукой нужны знания, он, окончив вечерний рабфак в 1936 году, по направлению ДВНИИЛХ продолжил учёбу в Дальневосточном университете во Владивостоке, а через год перевёлся в Ленинградский университет, на факультет географии. Студентом он каждое лето приезжал на Дальний Восток для участия в экспедициях. В 1940 году за студенческую научную работу о бархате амурском А.П.Нечаеву была присуждена первая премия. Почётную грамоту и награду ему вручал академик Лев Семёнович Берг.

В 1941 году Андрей Петрович успешно окончил Ленинградский университет и вернулся работать в ДВНИИЛХ, а через пять лет перешёл в Хабаровский педагогический институт, где и прошла его основная трудовая деятельность.

В 1946 году А. П. Нечаев участвовал в первой после Великой Отечественной войны исследовательской экспедиции энтузиастов в центральную часть Сихотэ-Алиня к «белому пятну» — неизведанным истокам Хора и Анюя. Об этом незабываемом событии дальневосточная писательница Юлия Шестакова написала повесть «Новый перевал», в которой нарисовала портрет Нечаева как ученого, посвятившего всё, до минуты, время изучению окружающей природы.

«Андрей Петрович показал в ходьбе завидную выносливость. Иногда, остановившись где-нибудь в тени, он заводил беседу на свои излюбленные ботанические темы. Он свободно оперировал латинскими названиями, знал поименно каждую травку».

В автобиографии А. П. Нечаев напишет: «Путешествия в течение последних 10 лет и пятилетняя работа в институте определили для меня профиль моей будущей специальности. Я решил посвятить себя изучению растительности Дальнего Востока, которая до настоящего времени еще недостаточно изучена».

После пяти лет работы в ДВНИИЛХ он перешел в Хабаровский педагогический институт, где прошла основная его деятельность.

Ежегодно бывая со студентами в экспедициях, он собрал большой материал, послуживший основой для кандидатской (1953) и докторской (1963) диссертаций по темам «Растительность Шантарских островов» и «Амурское пробковое дерево». Напряженный исследовательский труд, ночные работы над книгами, чертежами отразились на его здоровье. докторскую диссертацию, посвященную амурскому бархату, Нечаев защищал в Ленинграде, потеряв зрение, - сказались дистрофия, перенесенная в годы войны, переутомление. Шестнадцать месяцев он оставался слепым, пока ему не сделали операцию. Все это время он продолжал читать лекции и не бросил своего увлечения - плавания в бассейне.

В 1948 году А.П.Нечаев возглавил кафедру географии, химии и естествознания в Хабаровском педагогическом институте, с 1953 года стал деканом факультета географии и естествознания. В 1967 году ему присвоено учёное звание профессора. Много путешествуя по Дальнему Востоку, Андрей Петрович изучил сотни видов растений, многие из которых были впервые описаны. А наиболее известен он своими работами по морфологии, экологии, распространению и практическому применению бархата амурского.

Его научная работа по пробковому дереву (амурскому бархату) была оценена как не имеющая себе равных в науке. «Бархатовед № 1 в СССР Андрей Петрович Нечаев» – так образно назвал его дальневосточный писатель Г. Г. Пермяков, друживший с ним долгие годы.

«Нечаев мечтал о том, что амурская пробка найдет свое применение на Дальнем Востоке. Им была разработана щадящая технология отъема его коры. Он доказал, что из бархата можно изготавливать не только пробку, но массу полезных вещей. Что этот ценный медонос дает меда до 15 килограммов на пчелосемью. Что мед бархата много лет не кристаллизуется. Что можно использовать этого близкого родича лимона в медицине». (его ученик, фитотерапевт - Алексей Пехтерев)

В сентябре 1979 года 72-летний учёный отправился в свою последнюю экспедицию на хребет Хехцир. Из неё он уже не вернулся… Андрей Петрович споткнулся о камень, этого хватило, чтобы оторвался тромб… Незадолго до смерти на сопке «Факультетской», названной в честь основания биолого-химического факультета, он зарыл бутылку с запиской - это, говорят, было завещание его ученикам.

Его работу продолжает сын Анатолий Андреевич Нечаев. Окончив Хабаровский педагогический институт, он пришел в ДВНИИЛХ, чтобы заниматься лесными экосистемами Дальнего Востока, зелеными насаждениями городов, природными памятниками.

«Первые знания о растениях и животных я получил от отца (Нечаев Андрей Петрович) – учёного-ботаника и путешественника. Во время ботанических экскурсий в окрестностях Хабаровска и многодневных экспедиций по просторам Нижнего Приамурья отец увлекательно рассказывал о своих походах, приключениях и необыкновенных встречах в приамурской тайге, в горах Сихотэ-Алиня и на Шантарских островах. Неудивительно, что с юных лет я мечтал быть натуралистом-путешественником».

«Однажды отец сказал: «Запомни, растения и животные находятся в тесной зависимости друг от друга. Птицы питаются плодами и семенами растений, многие виды которых расселяются только благодаря птицам и зверям. Ты же знаешь, что моё любимое дерево амурский бархат - относится к орнитохорным растениям. Его семена распространяют птицы. Хорошо бы выяснить, какие виды птиц участвуют в расселении семян пробкового дерева».

«Прошли годы. Я стал профессиональным зоологом, точнее, орнитологом. И знания, полученные когда-то от отца, в том числе ботанические, успешно использовал в зоологических исследованиях».

(Русский орнитолог журнал 2020. Экспресс-выпуск № 2015. Виталий Андреевич Нечаев. ФНЦ биоразнообразия наземной биоты Вост. Азии).

Свои впечатления о природе Дальнего Востока Нечаев старался донести до каждого человека, принимая участие в научных конференциях, занимаясь рецензированием научных работ и статей в печатных изданиях. Много публиковался не только в научных, но и популярных журналах, в свет вышли его книги: «Охотники за растениями», «Лесные мелодии», «Зеленые стрелы» и др. Ученая братия высоко ценила труды профессора Нечаева. Среди документов его личного архивного фонда очень много благодарностей и добрых слов от коллег-биологов со всех концов страны. Отзывы на его работы писали академики АН СССР Н. А. Буш и Л. С. Берг. Доктор биологических наук, заведующий кафедрой геоботаники Башкирского госуниверситета Б. Миркин в своем отзыве о книге «Зеленые стрелы» отмечал:

«...выход книги Нечаева «Зеленые стрелы» - явление далеко не заурядное. Это образец популярной книги о растениях, имеющей целью пробудить у широких масс трудящихся чувство ответственности за сохранность флоры... Этот труд должен быть переиздан, не Хабаровским, а одним из центральных издательств, т. к. с интересом книгу прочтет и специалист-ботаник, и любитель природы и из Средней России, и из Закавказья».

В основу этой книги легли наблюдения и открытия, сделанные в многочисленных и многодневных экспедициях со своими помощниками – студентами. Именно им он посвятил ее, предваряя напутственными словами:

«… Да не иссякнет никогда ваша любовь к природе родного края, да будут плодотворными годы вашей предстоящей работы в школе или научно-исследовательском институте. Я бы очень хотел, чтобы вы сохранили в себе способность радоваться чуду, ежегодно свершающемуся в природе – пробуждению к жизни луга, леса, поля, тайги».

Книга - настоящая энциклопедия флоры Приамурья, снабженная фотоиллюстрациями, справочным указателем, библиографией, примечаниями сына автора - Анатолия. Благодаря ему в ней появились «портреты» растений, за ними он «охотился» с фотокамерой не один год.

И в своих знаменитых «Зеленых стрелах» автор написал: «Удивительный парадокс: в то время, как на улицах Хабаровска рассаживаются тощие тополя, неподалеку от города шумят красочные леса. Здесь несколько видов клена, бархат амурский, орех маньчжурский, липа амурская, маакия, аралия, элеутерококк… На чужбине многие из них цветут и плодоносят, а на родине их в составе озеленения почти не увидишь».

На страницах этой книги ботаник дает инструкцию, как следует озеленять краевой центр: на юге сажать засухоустойчивые и светолюбивые породы, а на севере - теневыносливые и влаголюбивые. Деревья надо сразу же сажать крупными 20-30-летними экземплярами. Чтобы не оголять улиц, новые посадки размещать между старыми. Только после этого можно обрезать, удалять больные тополя. Ни в коем случае нельзя убирать лесную подстилку, иначе деревья будут чахнуть.

Проводя большую научную и общественную работу в Хабаровском государственном педагогическом институте, Нечаев являлся бессменным редактором научного институтского сборника «Растительный и животный мир Дальнего Востока», плодотворно руководил научной работой студентов, аспирантов (за 14 лет кандидатские диссертации на ученую степень кандидата биологических наук защитили 6 человек), обучал методике учителей-биологов края, читая лекции по приглашению пединститутов Комсомольска-на-Амуре и Южно-Сахалинска. Его жизнь была яркой и интересной, а документы архивного фонда Андрея Петровича и сегодня востребованы учащимися, студентами, учеными.

В тексте частично использованы материалы Любовь Кривченко (СИ) и Александра Савченко (ТОЗ)

Фото Бархата амурского (пробкового дерева).

Бархат амурский, семейство рутовые — Rutaceae

Двудомное дерево, иногда достигающее 30 м высоты и 60-80 см в поперечнике ствола. Кора у молодых деревьев пепельно-серая, с мелкими продольными морщинами, у старых: темно-серая или бурая, с глубокими продольными трещинами. Наружная часть коры состоит из слоя пробки, толщина которого у крупных деревьев может превышать 5 см. Толщина луба - около 0,6 см. Он имеет ярко-желтый (лимонный) цвет и специфический запах, присущий также растертым листьям и плодам. Листья супротивные, сложнонепарноперистые, 15-25 см длины, состоят из 7-11 (иногда больше) листочков продолговато-овальной формы, мелкозубчатых, с длиннозаостренной верхушкой. Снизу на листочках заметны прозрачные маслянистые железки, содержимое которых придает листьям специфический запах.

Желтовато-зеленые мелкие цветки собраны в раскидистые метельчатые кисти. Плоды - черные блестящие костянки шаровидной или грушевидной формы, до 7-8 мм в поперечнике, горькие. Цветет в июне - начале июля, плоды созревают в сентябре.

Распространение и среда обитания бархата амурского

Распространен в Приморье и южных районах Приамурья. На западе его ареал доходит до поймы реки Зеи, вниз по Амуру - до пос. Сухановка в 80 км южнее Софийска, по побережью - до устья р. Коппи в 30 км южнее Советской Гавани (Усенко, 1969).

Химический состав бархата амурского

В коре ветвей, ствола и корней бархата амурского обнаружены алкалоиды берберин и пальматин, а также кумарины и сапонины. Из свежих листьев выделены флавоноиды фелламурин и амурензин. В плодах установлено наличие гликозидов, следов алкалоидов и довольно большого количества эфирного масла. Фитохимические исследования последних лет позволили выявить в амурском бархате не менее десяти флавоноидов, в числе которых оказались ранее изучавшиеся феллозид, дигидрофеллозяд (Шевчук и соавторы, 1968) и норикаризид (Бодильский и Ламер, 1969). По данным Ф.И. Ибрагимова и В.С. Ибрагимовой (1960), в корнях растения, помимо берберина и пальматина, содержатся также алкалоиды феллодендрин, магнофлорин, обакунон и обакулактон. В листьях обнаружено до 280 мг аскорбиновой кислоты (Борозенец и Андрианова, 1960).

Применение бархата амурского в медицине

В медицине используется алкалоид берберин, получаемый из лубяной части коры бархата амурского (Лиепинь и соавторы, 1968; Эниня, 1969 и др.). Имеющиеся в литературе материалы свидетельствуют о том, что со временем амурский бархат может занять в медицине более видное положение. Известно о применении препаратов, получаемых из этого дерева, в качестве тонизирующих, антисептических, жаропонижающих и кровоостанавливающих средств.

Довольно высокое содержание берберина определяет возможность использования препаратов, полученных из растения, при холециститах и в других случаях, когда желателен желчегонный эффект, свойственный этому веществу. В экспедиционных условиях отвар коры бархата иногда с успехом применяют при ангинах. По данным сотрудницы Хабаровского медицинского института Г.Г. Востриковой, в нанайской народной медицине свежеснятый луб бархата амурского используют для лечения дерматитов и хронических дерматомикозов. В Китае при некоторых формах экземы с успехом применяют мази и присыпки, приготовляемые из бархата амурского (У Ци-юн, 1956 и др.).

Отвары и настои листьев применяют при дизентерии, инфекционной желтухе, истощении (Шретер, 1963). Есть данные об использовании препаратов этого растения при воспалительных заболеваниях легких и плевры (Нитта и соавторы, 1958), костном туберкулезе (Люй Энь-и, 1956), филяриозе и элефантиазе (Чжу Цзы-кан, 1958), а также при некоторых других заболеваниях. Как сообщает проф. А.П. Нечаев, плоды бархата амурского обладают противоглистным действием (см. Нечаев и Ветлугин, 1969).

При экспериментальном изучении бархата амурского было обнаружено вещество, угнетающее центральную нервную систему и понижающее содержание сахара в крови у нормальных кроликов. К. Симамото и соавторы (1962), исследовавшие выделенный из амурского бархата феллодендрин, выявили у него способность снижать артериальное давление. Она связана, по-видимому, с угнетающим влиянием феллодендрина на проведение импульсов в ганглиях вегетативной нервной системы. Сырье бархата амурского для нужд медицинской промышленности не заготовляется. (Источник: Фруентов Н.К. Лекарственные растения Дальнего Востока. Хабаровск, 1974).

Подпишись! За Веру, и Отечество! Лучшее средство привить детям любовь к отечеству состоит в том, чтобы эта любовь была и у отцов. (Шарль Монтескье). Материал собрал и оформил: Олег Островский (Хабаровск)

0
Комментарии
Читать все 0 комментариев
null