Lera Nekrashevich

Как проектировалась программа по продуктовому подходу в образовании: личный опыт продюсера

В ноябре 2021 года в School of Education стартовала программа «Образование как продукт. PRO» для тех, кто хочет прокачать свои навыки продуктовой работы в образовании. Декан школы Ася Фурсова рассказала о том, как создавалась эта программа, что и почему пришлось менять в процессе и каким теперь будет этот курс.

Ася Фурсова
Декан School of Education

Как пришла идея создать программу «Образование как продукт. PRO»

Особенность этого курса в том, что в целях эксперимента от начала и до конца я собирала его именно в продуктовой парадигме, в отличие от многих других наших курсов. У меня не было ни одной гипотезы о том, про что будет этот курс. Не было экспертного мнения и понимания того, кого и зачем мы будем учить. Но мы знали, что есть аудитория людей, играющие разные роли в сфере образования и работающие в продуктовой парадигме. У каждого из них есть вопросы, запросы и боли. Какие? Мы не знаем. Но аудитория-то есть. И у нас она пока не охвачена нашими образовательными продуктами.

Поэтому я пошла к представителям этой аудитории, а именно к продактам — ключевой позиции внутри продуктового подхода (потому что компания в продуктовом подходе не может существовать без продакта, даже если называться он будет как-то иначе). И стала у них расспрашивать, чем они занимаются, в чем отличие образовательного продуктового подхода и не образовательного, что бы они хотели развить, какие у них есть проблемы, как устроена работа их продуктовой команды. В общем, провела продуктовое и чуть-чуть экспертное исследование методом глубинных интервью с респондентами.

По итогам я собрала, что же им нужно, какие задачи можно решить через образование и как их выстроить. Собрала программу курса. Мы его набрали достаточно легко, видимо, потому что хорошо попали в аудиторию. Но дальше основной челлендж программы оказался в том, что на очень многие из этих вопросов нет ясного ответа пока ни у кого, это все еще формирующаяся среда, все еще отрывочные и хаотичные знания и компетенции.

Например, вопросы про аналитику и систему метрик внутри образовательного продукта. Возможно, есть люди, которые готовы дать ответы на все вопросы, но мы их пока не нашли. Есть много разных мнений и представлений о том, чем отличается учебная аналитика от контентной и стоит ли вообще выделять контентную. И какие еще виды аналитики бывают внутри образования? Что такое продуктовая аналитика в образовании? И зачем мы их разделяем, это не одно и то же? Нет, вроде как учебной занимаются методисты, а продуктовой — продакты. И у всех компаний все по-разному. Здесь нет какого-то профстандарта.

Поэтому этот курс заведомо оказывался бы разочаровывающим в моментах, где нет какого-то пока что правильного в России ответа. Должно пройти время, много встреч и обсуждений в кросс-сообществах, пока выработается то самое кристаллизованное и унифицированное знание по каждому такому вопросу. Тем не менее мы такие темы заявили, потому что они были очень желанны потенциальной аудиторией.

Мы строили программу курса, скорее, в логике проблемно-ориентированного обучения. Но по факту пришли люди с запросом не столько погрузиться в отдельные темы и покопаться в них, сколько получить комплексное представление о том, что такое продуктовый подход в образование.

Кроме того, по итогам исследования было видно, что у людей болят отдельные темы, в которые хочется нырнуть и глубже их изучить. Поэтому мы строили программу курса, скорее, в логике проблемно-ориентированного обучения. Но по факту пришли люди с запросом не столько погрузиться в отдельные темы и покопаться в них, сколько получить комплексное представление о том, что такое продуктовый подход в образование и как правильно делать образовательный продукт. Тут или я неверно трактовала результаты исследования, или все же аудитории не совпали.

Пришлось частично перепрошить программу под реальный запрос, поэтому, на мой взгляд, внутренний конфликт программы был в столкновении проблемной и проектной моделей. Когда тебе нужно дать людям правильный цикл со всеми этапами, ты строишь программу по проектной модели, где все занятия привязаны к этапам разработки продукта. А логика нашей программы была изначально не такой. Поэтому не всегда тема, которая должна была быть в данный момент в учебном плане, совпадала с этапом, на котором сейчас находится их учебный продукт. Это вызывало непонимание и сложности для студентов. «Мы же должны заканчивать исследование, почему мы сейчас говорим про аналитику?»

На следующий поток мы уже полностью пересобрали программу в проектную логику. Темы остались теми же, но они полностью совпадают с этапами разработки учебного продукта.

Чем отличается аудитория программы «Образование как продукт. Основы» и «Образование как продукт. PRO»?

На основы идут те, кто не понимает, что такое продуктовый подход. То есть им нужно начинать с основ «Продуктовый подход — это…». Это по сути интерактивный курс-учебник. Ты можешь прочитать книгу или набор статей в интернете, а можешь пройти курс, в котором тебе дадут базу, терминологию и примеры в образовании.

В PRO мы выявляем особенности в образовании. Например, в Яндекс. Такси нет учебной аналитики. А что с ней делать тогда?

Поняв, что есть запрос на комплексное понимание и обретение профессии продакта, мы закрываем эту программу в среднесрочном виде, и со следующего учебного года будем делать ее в формате профпереподготовки, большой программы, где мы уже полноценно говорим о профессии продакта в образовании, а не концепции образования как продукта.

Также в ней добавятся разные темы, которые в среднесрочный курс невозможно было вложить из-за ограничения по количеству часов. Например, есть огромный блок «продуктовая разработка образовательной платформы». Его мы вообще не касались в PRO, в PRO мы говорим только про образовательный продукт, который можно продать: курс, приложение, чат-бот, email-курс и т. д. А вот именно профессия продакта учебной платформы — это сильно другая штука, но для многих компаний именно учебная платформа является ключевым продуктом, а курсы, скорее, запускаются в проектной логике.

Классное комьюнити внутри программы

Непосредственно людей с Title Product в своей должности было не так уж и много, хотя многие именно эту роль и выполняют в своих компаниях. Пришли продюсеры, методисты, продакты и руководители отдельных направлений из разных больших и маленьких компаний. Были даже преподаватели, которые хотят допилить свой курс в продуктовом подходе, либо хотят открыть что-то свое. Но абсолютно все были из образования и 99% — из частного образования.

Совершенно точно все студенты перезнакомились и кто-то нашел полезные связи. Наш внутренний чатик студентов до сих пор продолжает жить. И я уверена, если кто-то из них попросит о помощи, другие придут на помощь, что-то ответят и посоветуют.

На второй поток PRO я уже позвала выпускников первого потока в качестве трекеров для новых команд. И очень классно, что многие хотели ими быть. То есть люди готовы возвращаться в программу, оставаться в нашем школьном комьюнити и быть на связи.

Выпускники первых потоков всегда становятся для нас особенными, мы их часто куда-то зовем в качестве трекеров или даже преподавателей.

Преимущества смешанного формата обучения

По итогам трех лет существования School of Education мы пришли к тому, что смешанный (blended) формат для нас наиболее классный. Во всех средне- и долгосрочных программах мы придерживаемся именно его.

Во-первых, офлайновые встречи очень ценны. Это нетворкинг, когда студенты больше друг с другом знакомятся, завязывается больше полезных ценных связей. Как бы ты ни организовывал онлайн, все-таки нетворкинг в нем работает не так эффективно.

Во-вторых, групповая динамика лучше запускается в офлайне. Мы увидели друг друга в полный рост, познакомились, улыбнулись, поработали на одном листе бумаги вместе и уже почувствовали себя в группе. После этого можно что-то провести в онлайне, потом снова синхронизироваться в офлайне.

С другой стороны, если бы мы все это полностью проводили в офлайне, к нам не смогли бы приезжать ребята из других городов. А у нас в каждой группе 15-20% студентов не из Москвы. Особенно много учеников из Санкт-Петербурга и Казани. И, конечно, они бы не смогли еженедельно по 2-3 раза приезжать на занятия в Москву. А вот раз в 2 месяца могут. Они вроде и видятся с одногруппниками, чувствуют себя в группе, но в то же время и не переезжают в Москву на три месяца ради занятий.

К тому же часто у нас учатся очень занятые люди, которые не смогли бы себе позволить регулярно ездить через пол-Москвы, чтобы присутствовать на занятии. В онлайне это все-таки проще.

Поэтому это хороший баланс. Регулярные такты встреч в офлайне задают динамику всей программе на длинной дистанции. Человеку легче воспринимать динамику смысловыми окончаниями модулей и так он нормально доходит до конца программы. Ведь офлайн-встречи мотивируют и дают ощущение прогресса по учебному плану.

0
Комментарии
Читать все 0 комментариев
null