{"id":13475,"url":"\/distributions\/13475\/click?bit=1&hash=d02bc673eeef140c065ecff57c60581e1072387cdb99484f3b963fcb612a6c69","title":"\u041a\u0430\u043a \u0438 \u0437\u0430\u0447\u0435\u043c \u043f\u0440\u043e\u0434\u0430\u0432\u0430\u0442\u044c \u043e\u0431\u043b\u0438\u0433\u0430\u0446\u0438\u0438 \u0432 \u043a\u0440\u0438\u0437\u0438\u0441 ","buttonText":"","imageUuid":"","isPaidAndBannersEnabled":false}
Саша Белобродова

О жизни и любви в романе Михаила Зуева «Грустная песня про Ванчукова»

Судьба главного героя романа – московского врача, прошедшего все круги ада в перестроечное время и выжившего в девяностых – на самом деле, синхронна с жизнь страны. И хоть автор, по его словам, не собирался писать ее биографию, «Грустная песня про Ванчукова» оказалась настоящим эпосом советской и постсоветской жизни. А также семейной сагой, охватывающей период от Сталина до Горбачева: именно в эти времена жил и работал род Ванчуковых, предвосхитивший появления героя нашего времени. Географически же эта история раскинулась от Москвы до Сибири, от Донбасса до Казахстана и даже Египта, где строилась советская жизнь. Именно ее проживают в романе два поколения семьи героя – широко, горько, на полную силу, с вопросами и ответами, перегибам и ускорениями.

Каким был род главного героя, показанный на протяжении всего романа? Какие вообще были люди того времени» Деды и отцы, генетически и морально подготовившие появление «нового человека». Повлиявшие на его бескомпромиссность, моральность, честность… « - Я иногда думаю, — продолжил Барышев, — а сейчас, на старости лет, думаю всё чаще и чаще: зачем тогда, в тридцатых, они устроили такое людоедство? Почему тех, кто на плечах революцию поднял и вынес из огня, почему их всех скосили под корень? Кому нужно было? Нет у меня ответов, только всё чаще кажется: если б остались они живы, так не допустили бы бардака, в котором мы захлёбываемся сегодня. Кругом одни «партийцы» чёртовы… Человека, специалиста, инженера — днём с огнём искать… А найдёшь, — Барышев порывисто поднялся из-за стола, — найдёшь, так тебе ещё сто раз попеняют, что, мол, неправильного нашёл. Что биография у него неправильная. Что соцпроисхождение неправильное. А вам что надо, — Барышев поднял руку, указывая на портрет Ленина на стене, — вам происхождение нужно или человек нужен?! Вот у него, — Барышев снова потряс лапищей в сторону Ильича, — у него какое происхождение было? Какое образование? Какой опыт работы? Да если б он пришёл сегодня к нам на работу устраиваться, так отдел кадров с ним и разговаривать бы не стал!»

Главный герой романа, Ольгерд Ванчуков появляется в начале 1960 - незаконнорожденным, с поддельным свидетельством о рождении, не особо любимым, поскольку время было такое, что мужья уходили в работу, производство, вторую семью. Уже в тринадцать мальчик бесповоротно выбирает профессиональную врачебную стезю, и остается верен ей до последнего вздоха. У него нет покровителей; каждый шаг в жизни он должен делать сам, без расчета и оглядки на чью-то помощь. Родители не замечают серьезных успехов сына; он предоставлен самому себе.

Была ли любовь у нашего героя? Первая женщина, вдвое старше Ольгерда, встречает его в четырнадцать, но вскоре навсегда исчезает из его жизни. Романтические отношения с двумя одноклассницами не выдерживают проверки временем: одну из девушек бросает он, вторая бросает его. «Ванчуков повзрослел, - узнаем мы о том периоде в жизни героя. - Вначале — генитально. Теперь настал черёд ментального взросления. Ника уберегла Олика — по сути, сироту при живых родителях — от непоправимых глупостей подростковой гиперсексуальности и спермотоксикоза… Но сделать его умнее ей было не под силу; тем более, что, несмотря на старшинство, она сама не была достаточно взросла. Умнеть Ванчукову предстояло самому. Из страшного сна университетской школы он не вынес обид. Главным приобретением стало понимание, как на самом деле устроен мир. Пусть было оно — наивным, прикидочным, возможно, в чём-то ошибочным. Но оно появилось».

После первой любви к герою приходят все последующие. Но в том то и дело, что речь в романе не о сексе, которого ни в Советском Союзе, ли в советской литературе, «не было», а о чем-то большем, что волнует и автора, и героя. Возможно, время, которое таится за юношескими переживаниями героя, а также желания понять, как все это тогда происходило – в жизни и в душе у героя. «— Пелёнку подстели, — сказал, зашторивая окно, едва не уронив на пол горшок с колючим кактусом. — Чтоб всю простынь не стирать. Ольгерду стало плохо. Нет, не от девчонки — была свежа и прекрасна. От того, что скоро будет иметь право сравнивать — ту, что ушла, с той, что приходит. Непонятно откуда Ванчуков знал: самое подлое, самое отвратительное, что только может быть — такое сравнение».

Таким образом, самым важным результатом появления, одной за одной, двух чудесных молодых женщин в жизни Ольгерда Ванчукова стало то, уточняет автор, что мысли его всегда были свободны – «от шелухи, от «озабоченности», от идиотских переживаний, от гормональных «прыжков»; от готовности, сломя голову, душу продать за спущенные дамские трусики». И тем более это важно для понимания перемен, которые происходят у героя – в семье, институте, на «любовном фронте». Ведь уже вскоре после поступления в конце 70-х в медицинский институт Ольгерд, наконец, встречает любовь всей его жизни. Алька учится в том же институте, она на два года старше него, и она больна тяжелой формой туберкулеза. После трагедии, описанной в романе скупо, жестко, по-мужски, Ольгерд сублимируется в научную работу. И хоть к концу последнего курса у него полностью готова кандидатская диссертация по теоретической медицинской специальности, Ванчукова подло обманывают с распределением на кафедру, которой отдано четыре года.

Таким образом, Ольгерд узнает о бюрократической машине и кумовстве, царящем в царстве медицины, призванной помогать людям. Оказавшись со временем в погибающей в связи с перестройкой экспериментальной медицинской лаборатории, куда принят лишь в связи с его еще детскими профессиональными успехами. Когда же лаборатория была расформирована, Ольгерд, пользуясь случайной протекцией, попадает в клиническую ординатуру, а затем в аспирантуру ведущего хирургического НИИ страны; становится успешным врачом-реаниматологом, встречается с коллегой, врачом функциональной диагностики Викой…

А что же в финале? Оправдана ли оказалась борьба и разрушение догм, штампов и стереотипов в «лихие 90-е»? В любом случае, в это время Ванчуков за несколько коротких лет делает внушительную карьеру в серьезном американском медицинском бизнесе в России. Он становится отцом троих детей, о двух из которых узнает едва ли ни случайно. Обретает, наконец, настоящего друга. Повторил ли наш герой судьбу своего рода, и не стала ли «родовой» травма всего общества, в котором ему пришлось жить, любить и работать?

Михаил Зуев. Грустная песня про Ванчукова. - М.: АСТ, 2021. - Городская проза. - 768 с.

0
Комментарии
Читать все 0 комментариев
null