{"id":13456,"url":"\/distributions\/13456\/click?bit=1&hash=6bf95d5850d39a632d71d9ebb94b8a4e644bc6a23b4e4c2644b39e47003b100d","title":"80 \u0442\u044b\u0441\u044f\u0447 \u0447\u0435\u043b\u043e\u0432\u0435\u043a \u0438\u0441\u043a\u0430\u043b\u0438 \u043f\u0430\u0440\u0443 \u0434\u044b\u0440\u044f\u0432\u043e\u043c\u0443 \u043d\u043e\u0441\u043a\u0443 \u0441\u043f\u0435\u0446\u0430\u0433\u0435\u043d\u0442\u0430","buttonText":"\u0427\u0442\u043e\u043e\u043e?","imageUuid":"a05ce1a7-0771-5520-b8cb-45c9bdd65351","isPaidAndBannersEnabled":false}
Ruslan

Монетизация развлечений: как GameFi меняет парадигму гейминга

В 2021 году сектор GameFi стал одним из основных драйверов роста криптовалютного рынка. К децентрализованным приложениям из этой сферы подключено 1,4 млн кошельков, объем торгов внутриигровыми NFT превысил $4,5 млрд, а венчурные инвесторы вложили в сегмент свыше $4 млрд.

GameFi меняет саму парадигму индустрии: бизнес-модель Play-to-Earn (P2E) позволяет получать финансовую выгоду не только разработчикам, но и геймерам с создателями контента. Часть пользователей рассматривает это как возможность дополнительного заработка, другие — видят альтернативу фулл-тайму.

  • Геймеры давно зарабатывают за счет внутриигровой деятельности. Однако P2E-проекты исключают из цепочки монетизации посредников в виде стриминговых сервисов, сторонних торговых платформ и киберспортивных организаций.
  • Блокчейн-игры могут приносить доход, но размер заработка зависит от конъюнктуры рынка, инвестиций пользователя, действий разработчиков и ряда других факторов.
  • Порог входа в GameFi достаточно высок, поэтому набирают популярность гильдии, спонсирующие участников в обмен на процент заработка.
  • Стоящие за P2E компании находятся в поисках устойчивой экономической модели. Это молодое направление, и у существующих проектов есть проблемы в разрезе токеномики.

Геймификация дохода

Геймеры давно научились монетизировать внутриигровую деятельность, и весьма успешно. Один из очевидных способов — стриминг. Утечка данных сервиса Twitch в октябре 2021 года показала, что популярные стримеры зарабатывают сотни тысяч долларов в месяц.

Среди других вариантов — продажа скинов (внутриигровых предметов) на сторонних площадках, торговля учетными записями и их бустинг. Не стоит также списывать со счетов киберспорт — размер этого рынка превысил $1 млрд.

Однако некоторые из подобных практик, например торговлю аккаунтами, издатели видеоигр считают нелегальными, а шанс попасть на про-сцену или стать популярным стримером у рядовых игроков низкий.

Модель P2E использует блокчейн, чтобы предоставить геймерам права на безраздельное владение цифровыми предметами. Пользователям не нужны «костыли» для монетизации своей деятельности. Все, что нужно делать, — играть и генерировать ценность, которую затем можно реализовать по своему усмотрению.

Примеры проектов вроде Axie Infinity показали, что играя можно заработать даже на дом. Однако размер этого дохода сильно варьируется в зависимости от токеномики конкретной игры, действий самих пользователей и состояния рынка.

Можно ли заработать в P2E-играх?

Короткий ответ — да. Но точный доход подсчитать достаточно трудно.

Заработок сильно зависит от общерыночной картины, эффективности и удачи игрока, а также времени, которое он готов уделять процессу. На доход также влияют награды и ограничения, устанавливаемые разработчиками.

Например, в Axie Infinity действия игрока ограничены «энергией» — ресурсом, который расходуется для каждой PvP— или PvE-битвы и полностью восстанавливается в начале нового дня. Количество энергии зависит от размера коллекции существ.

Аналогичные ограничения в том или ином виде существуют в большинстве P2E-игр. Например, в Splinterlands таким барьером выступает объем ежедневного пула токенов DEC.

Геймеры зарабатывают криптовалюту Smooth Love Potion (SLP) и токены управления Axie Infinity Shards (AXS). Они могут получить:

  • ~2250 SLP в месяц за выполнение ежедневных квестов;
  • до 39 000 SLP в месяц за бои на PvP-арене (на высоких рейтингах, при условии 100% побед).

При текущем курсе SLP (~$0,01) успешный геймер может заработать до $412 без учета прибыли от стейкинга AXS и продаж NFT.

Однако описанная ситуация — пример «идеального шторма». Чтобы получить указанный доход, пользователю необходимо выигрывать абсолютно все бои на протяжении месяца, что по понятным причинам практически нереально.

Показательно, что в мае 2021 года игрок мог за месяц заработать свыше $650 только на выполнении ежедневных квестов. В январе 2022 года эта активность принесет чуть более $22, поскольку цена SLP снизилась на 96%.

Особняком стоят награды за попадание в таблицу лидеров арены. Размер призового фонда устанавливают разработчики — в последнем, 19 сезоне, они выделили 3000 AXS, в 18 сезоне — 5000 AXS.

В 19 сезоне игрок, занявший первое место в рейтинге, получил 135 AXS (~$7060 по текущему курсу). Однако разработчики сами определяют длительность сезона, а занять призовые места крайне трудно.

Еще одним источником дохода в Axie Infinity является торговля акси (axie) — боевыми существами, из которых состоит команда игрока, — участками земли и косметическими предметами. Все они представлены в формате NFT.

Игроки могут разводить акси, расходуя SLP и AXS. Чтобы такую деятельность нельзя было «поставить на поток», разработчики ввели ограничение — существо может передать свои «гены» только семь раз, причем каждая новая итерация стоит дороже предыдущей. Полученных в результате акси можно оставить или выставить на маркетплейс.

Заработок в P2E-проектах также напрямую зависит от инвестиций геймеров. Редкие боевые существа в Axie Infinity или корабли и экипировка высокого уровня в Star Atlas увеличивают доход владельца, но стоят больших денег. Это повышает порог входа для неофитов.

Одним из возможных вариантов для начинающих игроков является вступление в гильдию — организацию, которая спонсирует деятельность участников в обмен на часть их заработка.

Один в поле не воин

Гильдия — это организованная группа людей, объединившихся вокруг схожих экономических интересов и ради достижения общих целей. В традиционных играх гильдии обычно создаются геймерами, имеющими различные архетипы персонажей, для выполнения определенных задач вроде покорения данжей.

В блокчейн-играх гильдии условно можно разделить на две категории: собственно игровые и GameFi.

Игровые гильдии похожи на традиционные аналоги. Их основная задача — достижение конкретных внутриигровых целей вроде фарминга редкой экипировки, расширения территорий и выполнения квестов.

GameFi-гильдии ориентированы на максимизацию прибыли от P2E-проекта. Их можно сравнить с киберспортивными организациями, которые нанимают пул опытных игроков и обеспечивают их всем необходимым для участия в мероприятиях в обмен на процент от призовых.

Порог входа в некоторых P2E-проектах достаточно высок. Для Axie Infinity необходимо собрать команду из трех акси. Цена этих существ сильно зависит от характеристик и редкости. На момент написания минимальная стоимость одного акси составляет $29.

Таким образом геймеру, который хочет присоединиться к проекту, необходимо иметь по крайней мере $87 начального капитала. Может показаться, что это немного, однако речь идет о покупке акси с низкими характеристиками, которые могут не вписываться в метагейм. С такими существами пользователю трудно побеждать в битвах и, следовательно, зарабатывать SLP.

Стоимость акси также зависит от конъюнктуры рынка — во время бычьего цикла собрать команду будет дороже.

GameFi-гильдии, как правило, обладают большим капиталом — по итогам 2021 года AUM Yield Guild Games (YGG) превысил $824 млн. Это позволяет им предоставлять участникам NFT и другие ресурсы, необходимые для игры. В обмен они берут процент от заработанных токенов.

Участники YGG из числа геймеров Axie Infinity отчисляют гильдии 30% своего дохода. В других организациях процент может быть иным. Например, Blackpool взимает 40% сбор.

Соучредитель Crypto Gaming United (CGU) Сергей Сергиенко рассказал ForkLog, что процент может варьироваться в зависимости от рыночных условий. По его словам, если стандартное предложение предполагает 50% отчисления, то на падающем рынке гильдия отдает игрокам весь доход.

«Сейчас [в Axie Infinity] мы весь доход отдаем игроку, так как цена SLP ниже плинтуса и мы всячески поддерживаем наших игроков как минимум для того, чтобы они не разбежались», — отметил он.

Для создания гильдии не обязательно учреждать ДАО. Однако децентрализованная структура позволяет сохранить согласованность сообщества по мере масштабирования организации. Поэтому подобную архитектуру выбирают некоторые крупные команды вроде Merit Circle и YGG.

Полярное мнение заключается в том, что структура ДАО, напротив, может стать барьером на пути масштабирования. По словам директора по маркетингу Liberty Gaming Guild Константина Синева, с точки зрения долгосрочного роста гильдия должна заручиться поддержкой инвесторов:

«Для этого, увы, влияния комьюнити игроков недостаточно — большие доходы подразумевают выпуск собственного токена и деятельность по его обслуживанию. Гильдия становится как ETF для тех, кто хочет инвестировать в GameFi. И это не обходится без последствий — когда речь заходит о финансовом менеджменте, приходится ограничивать влияние концепции ДАО».

Шаткая токеномика

P2E-проекты — это не просто игры, в которых можно зарабатывать деньги. В основе успешных представителей сегмента лежат сложные экономические модели, определяющие, как будут распределяться ресурсы.

Стоящие за блокчейн-играми студии нацелены на получение прибыли. Кроме того, чистый приток средств необходим самим проектам для развития. Разработчики находятся в постоянном поиске баланса между захватывающим игровым опытом и системой стимулов, заставляющей пользователей инвестировать в продукт время и деньги.

По словам аналитика криптопродуктов в Andreessen Horowitz Карры Ву, поведенческая экономика предполагает, что есть четыре движущие силы, формирующие базовую архитектуру человеческой мотивации:

  • стремление приобретать (токены, NFT);
  • стремление к социальным связям (друзья, гильдии, ДАО);
  • стремление изобретать (создание контента);
  • стремление защищать (территории, идеология, сражения).

Она подчеркнула, что возможность реализоваться в данных направлениях важна не только для геймплея, но и для экономики игры.

«Игроки, которые больше всего ценят социальные связи, изобретения и защиту, обеспечивают ликвидность и субсидируют пользователей, ориентированных на приобретение», — написала Ву.

Помимо удержания пользователей, разработчикам важно выстроить такую экономическую модель, которая не развалится при масштабировании проекта.

По словам Константина Синева, даже в проектах с закрытой экономикой соответствующие специалисты постоянно следят за инфляцией внутриигровых валют, проводят дополнительную эмиссию или, напротив, сокращают ее. Он подчеркнул, что командам игр вроде Axie Infinity необходимо заняться тем же.

«Экономика любой игры — бесконечная калибровка. Нельзя что-то выпустить и просто заниматься технической поддержкой пользователей. […] Риск обрушения экономики существует, но только если [разработчикам] не удастся вовремя перенять опыт “старших” компаний, конечно, адаптировав его под реалии GameFi», — сказал Синев.

Джонатан Лай из Andreessen Horowitz отметил, что разработчики могут влиять на экономику через «токенизированные ресурсы». По его словам, система крафта снаряжения и других внутриигровых предметов позволяет студии выполнять функции монетарного регулятора.

«Меняя формулу для ресурсов, которые идут на производство готовых товаров, геймдизайнер может сбалансировать экономику. Это похоже на то, как для контроля инфляции центральный банк изменяет процентные ставки, а не прямо устанавливает цены», — написал Лай.

Токенизация ресурсов также позволяет решить еще одну проблему, которая может негативно повлиять на экономику проекта, — недостаток внутриигровых стоков для криптовалют.

Малое количество вариантов использования токенов внутри игры побуждает геймеров продавать активы на внешнем рынке, что неминуемо ведет к снижению их цены. Поэтому разработчики стараются расширить список «экономических поглотителей».

Все те же инвестиции

GameFi-токены крайне волатильны — их ценность сильно зависит от общерыночной ситуации и сетевого эффекта, который при ошибочных действиях команды проекта способен сработать и в негативном ключе. Из-за этого потенциальная окупаемость инвестиций может внезапно снизиться, и для того, чтобы отбить даже первоначальные вложения, потребуется значительное время.

Это сравнительно молодой сектор, в котором еще нет по-настоящему крупных AAA-проектов. Поскольку речь идет об играх, в первую очередь они должны быть увлекательными. Существующие же P2E-продукты являются нишевыми.

Даже в сегменте метавселенных, предвестником которых некоторые считают GameFi, массовый пользователь предпочитает проекты без применения технологии распределенного реестра и концепции P2E.

Не лучшим образом на ситуацию влияет и высокий порог входа. К тому же пользователи, которые не заинтересованы в игровой составляющей P2E, обращаются к DeFi-сервисам, поскольку последние способны предложить даже большую доходность.

По словам Сергиенко, появление более комплексных и интересных игр повлияет и на аппетит венчурных инвесторов, которые уже вкладывают деньги в проекты из этой сферы.

«Сейчас довольно большой интерес венчурных фондов к этим историям — как к самим играм, так и к гильдиям. Думаю, индустрия еще увидит приток средств, особенно когда проекты станут интереснее простеньких игр», — сказал Сергиенко.

Разработчики находятся в поисках устойчивой экономической модели, и в будущем ситуация может измениться к лучшему. Но на данный момент у P2E достаточно проблем, и проекты из этой сферы следует рассматривать как инвестиции. Блокчейн-игры могут принести доход, однако нельзя упускать из внимания сопутствующие риски.
Большое спасибо всем за внимание. Если вам интересны подобные рассуждения, то подписывайтесь на мой канал Crypto

0
Комментарии
Читать все 0 комментариев
null