[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Olga Zhigulina", "author_type": "self", "tags": ["\u0431\u0438\u0437\u043d\u0435\u0441\u0441\u043c\u0435\u043d\u044b","\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f"], "comments": 0, "likes": 14, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "1092", "is_wide": "1" }
Olga Zhigulina
5 649

Идеальная мотивация. Ноль на выходе

Специально для Цукерберг Позвонит - познавательная авторская колонка Михаила Юзбашева о самом важном.

***


Казалось бы, удивительно, что в стране, которая пережила 70 лет социального эксперимента, где свободный рынок и предпринимательство воспринимались в штыки, сегодня можно наблюдать настоящий подъем мотивации молодых людей открывать частные фирмы, запускать свои проекты. В условиях современного мира, своеобразной «моды», такая мотивация  нашла свое отражение в относительно большом количестве «стартапов». Надо оговориться, берем пока Санкт-Петербург и Москву, ну и о качестве таких «проектов» позже.

Тут стоит немного вспомнить историю

Вкратце, после разрушения Союза была пустота, денег не было, работы тоже. Отчаявшиеся молодые люди, а особенно молодые семьи с детьми, были вынуждены надеяться сами на себя. Так сформировалось первое поколений предпринимателей. Отчаянно хватаясь за остатки промышленности, они стали первыми в Новой России, и  появлялись, пока в 98-ом лавочка не схлопнулась, ну и еще и лет 5-7 после этого было очень туго что-то делать.

По итогам этих американских горок это самое первое поколение предпринимателей (ППП), у которых уже был запас прочности, по большей части сохранило и преумножило свое богатство (закон кризиса: бедные беднеют, богатые богатеют). Надо сказать, что характер вложений ППП всегда был довольно консервативным. Оно и понятно: они как бизнесмены выросли в суровое время, в которое надо было действовать хоть и дерзко, но наверняка. Для них Айти, Высокие технологии, Стартапы – чаще всего не более чем любопытство. Промышленность и сырье – вот что их действительно интересовало.


Но из-за 98 года так и не сформировалась вторая волна частного бизнеса. Как следствие, у нас до сих пор нет полноценного слоя бизнеса, взросшего не на сырьевом рынке и промышленных активах, а на вторичных сферах (обрабатывающие отрасли, отрасли переработки, отрасли конечной продукции) – те отрасли, что в довольно большом объеме потребляют высокие технологии.  Эти отрасли выкупило первое поколение, крайне консервативное, оно не очень-то с оптимизмом смотрит на модернизацию производства, действует по принципу: «Пока это работает – не трогай».  А если учесть, что золотое время доткомов на западе настало именно тогда, когда, у нас, мягко скажем, была жопа, то и речь ни о каких таких инвестициях в высокие технологии на родине не шла. Но «восемь жирных слонов» (00-08 гг.) сделали свое дело:  в России во второй половине декады нулевых, благодаря стабильности рынков, стало опять активно развиваться предпринимательство. К тому же, это было время дешевых кредитов, которые активно стимулировали рост инвестиций в различные области. Так стало зарождаться новое поколение предпринимателей, назовем его третьим.

Оно состояло в основном из тех, кто медленно-медленно в начале нулевых (и совсем мало в конце 90ых) наращивал свой бизнес, а потом получил доступ к дешевым кредитам. Характер бизнеса 3 поколения носил уже несырьевой характер (так как к тому времени и сырьевой рынок, и смежные с ним были уже давно поделены). Этот бизнес был уже связан с более рискованными активами,  зачастую либо спекулятивного характера,  либо ориентированного на конечного потребителя (производство конечной продукции, дистрибуция, импорт). К сожалению, за редким исключением, оно не стало потребителем высоких технологий, так как производство носило неглубокий характер, а импорт изначально не нуждается в хайтеке.

Но основной проблемой стало то, что в нашей стране догадались инвестировать в основном в финансовые инструменты (они и понятно, тогда везде на западе все это давно делали и получали сверхприбыли), что ограничило доступ других сфер к денежным потокам. Но в 2008 и эта финансовая лавочка схлопнулась. Многие и многие обожглись. Рынок остался без дешевых кредитов. Ну, и всеми овладел страх.

Медленно мы подошли к нашему времени. Сегодня имеем два мощных тектонических пласта: ППП – люди консервативные, инвестирующие в понятные нерискованные активы, и ТПП – люди, которые полноценно еще не могут инвестировать в другой бизнес, так как их собственный полностью не созрел. Попутно растет новое поколение, которое интересуют новые отрасли – яркие и современные.



И тут на передний план выходят стартапы, интернет-бизнес: для многих в нашей стране эта возможность видится как «можно легко и быстро заработать», тем более что все остальные рынки вроде как поделены. Но это поколение качественно отличается от предыдущих двух тем, что для них РИСК НЕ ФАТАЛЕН, они молоды,  им от 20 до 30, они уже не помнят 90ые. В любом случае они не идут ва-банк, поэтому крайне часто даже не особо-то просчитывают рынок. «Ну не получится, и ладно». Это поколение вдохновлено резкими взлетами поколения 90ых, а также историями с запада о неведомых золотых «стартапах», в один миг покоривших мир. И у многих из этого поколения есть собственный пример для подражания в виде родителей/родственников/родителей друзей – представителей ППП (они зачастую и вдохновляют современное поколение на «работу на себя»).

Параллельно с этим, благодаря советской системе образования, у нас до сих пор много талантливых программистов и других специалистов.

Зато на выходе мы имеем цирк. С одной стороны, молодые люди: активные, предприимчивые, суетливые, с деньгами - хотят все здесь и сейчас (чтобы как на западе или как в 90ые: год-два - и миллиард), с другой – программисты (специалисты), у которых, может, и есть идея, но нет доступа к деньгам, да и проект зачастую сырой. Отсюда - сотни «забавных» стартапов, тысячи самоуверенных стартаперов, и дай бог  с десяток сырых, но интересных проектов от самих программеров. Дополнительной проблемой служит зачастую и то, что два типа людей, призванных работать вместе, живут в разных мирах: маркетологи, манагеры и т.п., грубо говоря,  в старбаксах – представители же технических областей, эээ, живут по большей части немного в другом мире.

Ну и кое-что еще. Современную Россию не научили одному важному обстоятельству: «работа на себя», частный бизнес – это не только свобода действий, это еще и долгая, тяжелая, кропотливая работа, на которой часто приходится еще и больше вкалывать, чем большинство пашет на своих начальников. Дорогу, как говорится, осилит идущий. Люди у нас неглупые, поймут со временем.

#Бизнессмены #Стартап

Популярные материалы
Показать еще

Прямой эфир

Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления