[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Редакция vc.ru", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430"], "comments": 8, "likes": 11, "favorites": 7, "is_advertisement": false, "section_name": "default" }
Редакция vc.ru
2 129

Как защитить компанию от ухода партнера

Сооснователь «Доктор на работе» о том, как договориться «на берегу»

Поделиться

В избранное

В избранном

Директор по развитию профессиональной социальной сети для врачей «Доктор на работе» Илья Куприянов написал для vc.ru колонку, в которой рассказал, как после ухода акционера или сооснователя проекта не потерять стартап.

На Западе существуют такие термины, как good leaver и bad leaver. По неизвестной мне причине, в нашей стране этим понятиям уделяется недостаточно внимания. Между тем, знать о них нужно. И сейчас я расскажу, почему. Давайте для начала разберёмся в термине leaver.

Leaver — это лицо, покидающее компанию. В контексте стартапа это понятие приобретает расширенное толкование. Как правило, речь идёт об основателе проекта, занимающем в его структуре одну из руководящих позиций.

В чём же здесь подвох? А в том, что, скорее всего, такой основатель обладает значительной долей акций этой компании, в связи с чем его уход становится большой проблемой. Можно привести много примеров, как это вредит общему делу. Приведу наиболее очевидную ситуацию: компанию покидает человек, работать без которого невозможно или на замену которого необходимо потратить много времени. Такими лицами могут быть идеологи продукта или, например, носители технологии (CTO или основной визионер). Если они уйдут, то работа стартапа будет практически заблокирована.

У «Доктор на работе» был другой, но тоже показательный случай. Один из основателей достаточно быстро покинул проект, но продолжал состоять в совете директоров. Он не был носителем технологии или ноу-хау, и наша команда легко перенесла его отсутствие — к тому же мы советовались с ним по важным вопросам.

Вроде бы всё хорошо, но, как оказалось, впереди ожидали проблемы. При обсуждении очередного раунда инвестиций почти у каждого фонда возникали вопросы: «Что у вас там за пассажир такой? У него большая доля, но от него никакой пользы. Так дело не пойдёт». Мы поняли, что проблему нужно решать. При этом какой-либо письменно зафиксированной договоренности о том, как быть в такой ситуации, у нас не было.

Всё закончилось хорошо: вместе с инвесторами и благодаря честности бывшего коллеги-основателя нам удалось договориться о приемлемых условиях выкупа.

Я знаю также о случаях, когда основателям предлагали высокооплачиваемую работу в другой компании, они решали переехать в другой город/страну или состояние здоровья не позволяло им продолжать работу над проектом.

Так как же «готовить ливер»

Очевидно, что нужно договариваться на берегу. Западная практика использует два ключевых термина для таких ситуаций: good leaver и bad leaver.

«Гудливер» — это тот, кто покидает компанию «по-хорошему». Таких причин может быть много: состояние здоровья или соглашение между сторонами. Может быть так, что функция этого сотрудника просто перестает быть нужной или он проработал достаточно долго, чтобы к нему не было претензий как человеку, от которого зависит запуск проекта.

«Бэдливер» — это тот, кто уходит быстро и нарушает условия акционерного соглашения или трудового договора. Может быть, bad leaver просто перестаёт работать над проектом. Причинами быстрого ухода могут быть мошенничество, воровство, взяточничество и другие нарушения правил и законов ведения бизнеса.

Ключевое отличие между ними заключается в том, что «хороший» покидает компанию, выполнив свой долг основателя или не выполнив его по объективной и уважительной причине, а «плохой» бросает компанию на произвол судьбы.

О чём договариваться

В случае ухода такого основателя, необходимо договариваться о судьбе его акций. Обычно для bad leaver условия достаточно жёсткие. В чём это выражается? В том, что ему предлагают вернуть или продать акции компании. Причём продать по некой заниженной цене или бесплатно.

Речь также может идти не обо всех акциях, а лишь о части. Существует такой инструмент, как Reverse Vesting. Это своего рода обратный опцион, который предполагает, что акционер получает все акции сразу.

Но в случае, если акционер покидает компанию раньше определенного срока, то он теряет их, или же у bad leaver возникает обязательство продать по номинальной стоимости часть полученных ранее акций. Для good leaver, как правило, условия предполагают сохранение его доли и прав в компании.

Что ещё стоит учесть при включении таких пунктов в SHA

  • Содержание трудового договора должно учитывать наличие таких пунктов в SHA.
  • У компании может не быть денег на счёте для выкупа доли в момент выхода участника.
  • Эти условия не обязывают компанию и других акционеров купить акции у выходящего акционера.

#Колонка

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Приложение-плацебо скачали
больше миллиона раз
Подписаться на push-уведомления