[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Vladislava Rakhmanova", "author_type": "self", "tags": ["\u0431\u0438\u0431\u043b\u0438\u043e\u0442\u0435\u043a\u0430"], "comments": 21, "likes": 31, "favorites": 50, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "21358" }
Vladislava Rakhmanova
21 286

Пофигизм или вещи, о которых стоит перестать беспокоиться

Ключевые идеи книги Марка Мэнсона «The Subtle Art Of Not Giving F*ck»

Поделиться

В избранное

В избранном

Константин Смыгин, основатель сервиса бизнес-литературы в кратком изложении MakeRight.ru, рассказал vc.ru об идеях одного из главных бестселлеров 2016 года в жанре self-help — «The Subtle Art Of Not Giving F*ck», ещё не изданного на русском. Книга получила более 450 положительных отзывов на сайте Amazon и более 6 с половиной тысяч положительных оценок на книжном портале Goodreads.

Смысл названия книги Марка Мэнсона раскрывается не сразу. Пофигизм (в оригинале используется слово покрепче) относится не ко всему на свете, а только к тем вещам, о которых, по мнению автора, совершенно не стоит беспокоиться. Большинство людей, считает он, озабочены ерундой — успехом, богатством, мнением окружающих, стремлением выглядеть не хуже других. Успешный человек должен излучать радость и довольство, должен внушить себе мысль о собственной исключительности и невероятной одарённости — и тогда всё, к чему он стремится, само посыпется ему в руки.

Но так не бывает. Всё, чего можно добиться постоянным позитивным настроем — создать себе устойчивую иллюзию, мираж, не имеющий ничего общего с реальностью. Рано или поздно наступит расплата, и чем дольше человек отворачивается от реальности, тем болезненней она в итоге напомнит о себе.

Современный человек, по мнению Мэнсона, страшно боится почувствовать себя лузером или выглядеть им в глазах других. Если он испытывает грусть или тоску одиночества, для него это конец света — ведь нормальными считаются лишь положительные эмоции. Для общества потребления, воспитанного на рекламных роликах, чувства страха, гнева, тоски и прочий негатив — показатель душевного нездоровья, повод посетить психотерапевта. Мэнсон в этом случае советует проявить полный пофигизм. Боль и страх идут рука об руку с любым живым существом, они помогают избегать опасности, учат выживать в экстремальных ситуациях, формируют жизненный опыт.

Чувствовать их совершенно нормально. Ненормально, по мнению автора, стремление получать один только положительный опыт. В этом случае возникает то, что Мэнсон называет «обратной связью с адом». Чем лучше человек хочет себя чувствовать, тем менее довольным он становится. Чем богаче он стремится быть, тем беднее он себе кажется. Женщина, помешанная на своей неотразимости, редко бывает довольна своей внешностью, и малейший прыщик может погрузить её в глубокую депрессию. А всего-то и надо, по мнению автора, проявить здоровый пофигизм.

Вы недостаточно богаты? Не заморачивайтесь. Не слишком красивы? Ну и что, наплюйте на это обстоятельство.

Большинство может возразить ему, что пофигисты никогда ничего не добьются, влача жалкое существование и прозябая в ничтожестве. Однако Мэнсон приводит много примеров, опровергающих это мнение. Как же освоить тонкое искусство пофигизма и в чём, собственно, оно состоит?

У автора есть несколько идей на этот счёт.

Идея № 1. Настоящие достижения невозможны без негативного опыта

Для большинства современных людей любые негативные события, переживания, эмоции — почти катастрофа. Мы готовы неделями возмущаться из-за какой-нибудь ерунды, вроде нахамившего в магазине кассира, опоздавшего транспорта, невнимательности коллег на работе, и в то же время совершенно упускаем из вида действительно важные вещи.

Любые мелкие жизненные невзгоды воспринимаются как космическая несправедливость — ведь их должны испытывать только лузеры, не управляющие своей жизнью. Благодаря рекламным образам и пропаганде позитивного мышления, самооценка большинства людей сильно завышена.

И мы боимся всего, что может разрушить эту самооценку, отказываясь от таких инициатив, которые могут лишить нас иллюзий на собственный счёт. Даже если мы пытаемся что-то сделать, как-то изменить жизнь, то при первых же неприятных ощущениях даём задний ход. Этот страх сковывает и душит нас.

На надгробном памятнике писателя Чарльза Буковски, о котором рассказывает Мэнсон в начале книги, выбита надпись «Не пытайся». Смысл её не исчерпывается тем, что не стоит пытаться избежать смерти. Мэнсон понимает её так: не пытайся, а делай, несмотря ни на что.

Путь Буковски к славе не был усыпан розами. Он много лет работал приёмщиком в почтовом отделении, рассылая издателям свои литературные опыты. Никто не хотел его печатать, в ответах редакторы не скупились на обидные слова. Его рассказы называли ужасными, нелепыми, отвратными. Буковски пил и впадал в депрессию, но писать и рассылать не переставал. И только к 50 годам его полоса неудач подошла к концу.

Сначала маленькое независимое издательство опубликовало его книгу, заплатив совсем немного, потом начался настоящий бум. Его стихи и проза расходились миллионными тиражами, и мало кто удивлялся такому успеху больше его самого. Он не стал от этого меньше пить или волочиться за каждой юбкой. Его по-прежнему посещали депрессии. Но он умел принимать себя и научился жить в мире с собой. Не будь он готов принимать весь обрушившийся на его негативный опыт, никто по сей день не слышал бы о писателе и поэте Буковски.

Идея № 2. Боль — это сигнал, который учит избегать ошибок в будущем

В детстве ребенок учится познавать мир через боль. Он очень быстро понимает, почему нельзя трогать горячую сковородку, лизать на морозе железо, откусывать горький перец. Так формируются его представления о мире и собственной безопасности, о том, что можно и чего нельзя делать.

Организм почти не делает разницы между физической болью и душевной. Разница в том, что мы гораздо хуже понимаем смысл душевной боли, виня во всем людей, которые причинили её нам.

Иногда нас действительно несправедливо обидели, иногда виноваты мы сами. Но кто бы ни был виноват, считает Мэнсон, ответственность всё равно лежит на нас. Не вина, а именно ответственность. Нам и только нам решать, что с этой болью делать — извлечь какой-то урок или упиваться своими страданиями.

В пример он приводит эпизод из собственной жизни, когда его бросила девушка. Сначала боль была ужасна, он не мог поверить, что такое могло с ним случиться. Он донимал её мольбами вернуться, обвинениями, жалобами, угрозами. Он пускался во все тяжкие, пил и жалел себя. Он вступал в беспорядочные связи на одну ночь, чтобы доказать себе, что с ним всё в порядке.

И только спустя год начал что-то понимать. Он вспомнил, как себя вёл, сколько давал поводов для обиды, как не замечал собственной чёрствости, безразличия и эгоизма. Это помогло ему в дальнейшем смотреть на себя со стороны и избегать подобных ошибок в будущем. Мы не можем изменить поведение других, но вполне способны, усвоив болезненный урок, пересмотреть своё. Сейчас он счастлив в браке, и болезненный юношеский опыт во многом этому поспособствовал.

Не бойтесь боли, советует Мэнсон. Пусть боль превратится в инструмент, а душевная травма — в силу.

Идея № 3. Счастье требует борьбы и усилий, его нельзя получить как подарок из чужих рук

Большинство людей, считает Мэнсон, хочет любви, радости, любимую работу, достаток, беззаботную и лёгкую жизнь где-нибудь на морском побережье. Но почти никто при этом не задаётся вопросом, какую цену он готов заплатить за это, какую боль стерпеть и как долго бороться за свою мечту.

Мечтающие о финансовой независимости и собственном деле не задаются вопросом, готовы ли они им заниматься 24 часа в сутки на первых порах. Все хотят прекрасно выглядеть, но все ли способны часами потеть в спортзале и годами сидеть на диете? Кто бы отказался от настоящей любви — глубоких доверительных отношений и яркого секса? Но любовь — это ещё и выяснение отношений, трения, ссоры, общие заботы, обиды и быт. Не пройдя всё это, не придешь к настоящей любви, которая длится всю жизнь, считает Мэнсон. И именно сама борьба является счастьем, а не её результат.

Большинство же желает награды без усилий, результата без предшествующего процесса. Но так не бывает. А если и бывает, то лёгкая добыча радует недолго и быстро приедается.

Мэнсон рассказывает о своём знакомом Джимми, который постоянно излучал самодовольство. При этом все его усилия сводились к тому, чтобы стрелять деньги у знакомых — на эти деньги он вот-вот должен открыть своё дело, раскрутить проект, заключить уникальную сделку, создать благотворительный фонд.

Между тем Джимми был обычным бездельником, ведущим жизнь альфонса, сидящего на шее родителей и добросердечных друзей. Ни один его проект так и не был воплощён в жизнь. Сам он даже не получил образования. Но его высокая самооценка была непробиваемой, и хуже всего было то, что сам Джимми ни секунды не сомневался в своих уникальных талантах, хотя и не знал, в чём именно они состоят. Он был совершенно уверен, что заслуживает лучших вещей, не прилагая никаких усилий к тому, чтобы их получить. Богатство должно было прийти к нему само, при помощи добрых людей.

На какое-то время такая бредовая самоуверенность может заразить окружающих, считает Мэнсон. Так произошло с друзьями и родственниками Джимми, поначалу верившими в его сказочные проекты. Но постепенно их становилось всё меньше, тогда как жизнь его постепенно рушилась.

Он собирался иметь счастье и успех без усилий, за счёт других. На короткий период ему это удалось, но всё закончилось, как только все его раскусили. Но Джимми ещё долго не хотел в это верить: любой скептицизм на свой счёт он рассматривал либо как узколобость, либо как зависть к его «гениальной» натуре. Джимми был слаб, поскольку не был способен к объективной самооценке, предпочитая самообман.

Идея № 4. Большинство из нас — обыкновенные люди, и в этом нет ничего страшного

Мэнсон пишет о модном психологическом методе, возникшем ещё в 60-е годы, когда каждому внушалась мысль о его уникальности и исключительности. Как будто каждый человек при рождении уже наделён необычайными талантами, сулящими ему огромный успех в будущем. Очень многие, по мнению автора, поддались на этот обман — а это именно обман, утверждает Мэнсон.

Ведь если все до одного уникальны и исключительны, то исчезает само понятие исключительности. Те, кто всё же поверил в свои тайные дарования, которым ещё предстоит раскрыться без малейших усилий со стороны, расплатились за крушение иллюзий тяжёлыми переживаниями и депрессией. Ведь реальность, как оказалось, совершенно не соответствовала их завышенным ожиданиям.

Не исключительны и наши эмоции. Когда мы проливаем слёзы и переживаем о чём-нибудь, стоит вспомнить, что до нас по тем же поводам уже лили слёзы несколько поколений людей. Не стоит зацикливаться и заморачиваться на своей исключительности, это тот самый повод, когда надо проявлять здоровый пофигизм.

Выдающимися нас делают наши усилия, наша решительность и последовательность, умение отделять главное от второстепенного (которое приходит только с опытом) и следовать своим путём, не оглядываясь по сторонам. Можно не открыть в себе никаких особенных талантов, считает Мэнсон, и всё же прожить вполне достойную жизнь.

Убеждение в собственной исключительности Мэнсон называет обыкновенным нарциссизмом. Его совет — не смотреть на себя как на гения или восходящую звезду, или, в противоположном случае, — как на жертву непреодолимых обстоятельств. Лучше применять к себе критерии хорошего друга, партнёра, ученика, родственника. Когда мы не смотрим на себя как на невероятно талантливую личность или как на несправедливо пострадавшую жертву, мы перестаём считать, что мир нам что-то задолжал.

Идея № 5. Если вы готовы к боли и страданиям, удостоверьтесь, что ваша цель того стоит

Мэнсон приводит в книге историю знаменитого японского лейтенанта Хироо Онода. Во время Второй мировой войны он с тремя солдатами оказался на Филиппинах, на одном из островов. От своего командования он получил приказ бороться любой ценой и не сдаваться.

На протяжении 25 лет он вёл войну с несуществующим противником, несмотря на то что над островом несколько лет подряд разбрасывали листовки о том, что Япония капитулировала и война закончилась. Онода и его товарищи прочитали эти листовки, но сочли их вражеской уловкой. Они грабили население, угоняли и ели скот, жгли посевы, считая, что их захватил враг.

В конце концов местные жители научились давать отпор, несколько товарищей Оноды были убиты, а один сдался. Лейтенант остался один. На поиски Оноды были направлены целые группы (он с начала войны числился пропавшим без вести), но нашёл его молодой авантюрист и исследователь Судзуки. Он бродил по джунглям, звал Оноду и кричал, что император беспокоится о нём. Ему удалось уговорить Оноду вернуться в Японию.

Онода стал знаменитостью. Его приглашали на телевидение, он написал книгу, правительство даже заплатило ему деньги, но страна, куда он вернулся, уже не была его страной. Влияние Запада чувствовалось во всём, Япония утратила все свои традиции и свой дух. Он чувствовал себя гораздо счастливее в джунглях, где провёл 30 лет, борясь за то, чего уже не существовало. Под конец жизни он уехал в Латинскую Америку и домой уже не вернулся.

Мэнсон, как убежденный реалист, воспринимает Оноду как человека в плену собственных иллюзий, который не желал верить в очевидное. Когда иллюзия была разрушена, его подвиг, да и жизнь потеряли всякий смысл.

Он прятался в лесах и был горд, что много лет выполняет приказ императора. Ошибочность цели стала ясна, когда он вернулся домой. И он до того разочаровался, что даже не смог жить на родине, во славу которой столько мучился. Это пример того, что надо думать о цели, прежде чем посвящать ей всю жизнь.

Так что, прежде чем бросаться в битву, удостоверьтесь, что в этом действительно есть смысл, советует Мэнсон.

Идея № 6. Сосредоточьтесь на действительно важных вещах. Отметите всё, что к ним не относится

Тонкое искусство пофигизма, о котором пишет Мэнсон, собственно, в этом и состоит. Что это за важные вещи?

Тут у каждого найдётся свой ответ. Для одного важен успех в работе, другому важнее всего семья, третьему — признание и слава. Кто-то носится с новым проектом, спортсмен стремится к новым рекордам. Что бы это ни было, эту дальнюю цель следует держать в голове. Мелочи, которые мешают к ней двигаться, нужно игнорировать, относиться к ним с полным пофигизмом.

Но как отделить важное от второстепенного? Тут Мэнсон советует честный самоанализ, который он называет луковицей. Слой за слоем мы должны снимать в этой луковицы, прежде чем доберёмся до сути. Какова наша цель? Почему она так важна для нас? Достаточно ли мы хороши, чтобы её добиться? Что нас злит, и почему? Вопросы могут быть неудобными, и не так-то просто правдиво на них ответить. И очень важен вопрос «Что, если я был неправ?», крайне болезненный и неприятный для любого. Но надо постепенно научиться отвечать на него честно.

Эти вопросы важны, считает Мэнсон, чтобы понять, что для нас является успехом, а что — неудачей. Какой меркой это измерить, какой принять стандарт? Это очень важно, потому что именно наши ценности и задачи, которые мы перед собой ставим, определяют качество нашей жизни. Если ничего не получается, значит, мы в чём-то ошиблись: либо в поставленной цели, либо в методах, которыми к ней идём, либо в мерке, которой измеряем успех.

Да и что такое успех, собственно говоря? Мэнсон рассказывает истории двух рок-музыкантов. Первый — Дэйв Мастейн, молодой способный гитарист, которого по неизвестным причинам неожиданно выгнали из тогда ещё малоизвестной группы «Металлика». Обида была так глубока, что Мастейн задумал страшную месть. Он решил стать настоящей звездой, чтобы «Металлика», о которой к тому времени все забудут, каждый день жалела о том, как с ним обошлась. И Мастейн добился своего: он создал знаменитую хэви-метал группу Megadeth, чьи альбомы расходились миллионными тиражами.

Добился ли он успеха? В глазах любого человека — да, это несомненно история успеха, воплощённая американская мечта. Но сам он так не думает. В одном из интервью он признался, что в глубине души продолжает считать себя обиженным парнем, которого выгнали из «Металлики» — одной из самых великих рок-групп мира.

Другая история очень похожа. В группе «Биттлз», когда она только начинала, играл молодой барабанщик Пит Бест. Его матери принадлежал клуб «Касба», часто приглашавший начинающую группу. Пита взяли барабанщиком и он играл с «Биттлз» с 1960 по 1962 год, пока его в один прекрасный день не известили об увольнении. Сделать это пришлось менеджеру группы Брайану Эпстейну.

Формальным поводом стало то, что продюсеру Джорджу Мартину не понравилась игра Беста на барабанах. Поговаривали, что на самом деле Бест не сошёлся характерами с другими членами «Биттлз», к тому же был очень красив… Так или иначе, но от него бесцеремонно избавились, что сплошь и рядом случается в музыкальных группах.

Бест страшно переживал. Он затевал судебные разбирательства, запил и впал в депрессию. Его сольная карьера не складывалась, финансовое положение долгое время было хуже некуда. Нечего и говорить о том, что Пит не стал суперзвездой. И всё же он считает, что жизнь его удалась, и всё, что в ней случилось, — к лучшему. Да, он не стал таким же знаменитым, но если бы не потерял работу в «Биттлз», вряд ли встретил бы свою любимую жену. Сейчас у него большая семья, и он иногда ездит с гастролями по Европе с другими музыкантами. И он чувствует себя намного счастливее, чем знаменитый Дэйв Мастейн.

Идея № 7. Мы несём ответственность за всё в нашей жизни, независимо от внешних обстоятельств

Чем больше наша ответственность за нашу жизнь, тем больше мы можем её контролировать. Если мы готовы отвечать за проблемы, то значит, что мы уже начали их решать.

Мэнсон рассказывает о знакомом, который боялся встречаться с женщинами из-за своего маленького роста. Он был уверен, что не может понравиться никому, несмотря на то, что был милым, обаятельным и умным. Он очень редко пытался с кем-то знакомиться, убежденный, что ни к чему хорошему это не приведёт.

Когда изредка ему всё же удавалось пригласить кого-то на свидание, дома он анализировал каждый жест и каждое слово, убеждая себя, что он выглядит непривлекательно, хотя на самом деле это было совсем не так. Он не понимал, что своей проблемой он выбрал то, чего не мог изменить, — собственный рост.

Он мог бы, считает Мэнсон, поставить себе цель встречаться с такими женщинами, которые примут его таким как есть. Но для него гораздо привычнее было сетовать на то, что все радости жизни предназначены для высоких людей, и поэтому ни одна женщина его никогда не полюбит — они просто слишком поверхностны и неспособны разглядеть за неказистой внешностью его душевные достоинства. Он не мог взять на себя ответственность за то, что от него не зависело, — свой рост, но мог бы по-другому на это смотреть.

Ответственность и вина — не одно и то же, считает Мэнсон. Есть проблемы, в которых мы не виноваты, но тем не менее отвечаем за них. Мы в силах изменить к ним отношение, взглянуть на них с другой стороны — и как знать, покажутся ли они такими же неразрешимыми? Все зависит от того, с какой меркой к ним подходить, и мы в силах сами выбрать эту мерку.

Если ваша мерка — соответствие стандартам среднего класса, типа покупки дома и хорошей машины, то вряд ли достижение цели вас надолго удовлетворит. Можно вкалывать без выходных, стремясь получить всё это, но в итоге ощутить пустоту. Список произвольных достижений типа дорогих покупок не даёт возможности роста, не служит тому, чтобы совершенствоваться, к нему просто добавляется очередное дорогое приобретение. А наше счастье невозможно без саморазвития.

Кроме того, жизнь коротка. На Мэнсона очень повлияла нелепая смерть друга юности — так ещё в совсем молодом возрасте автор впервые понял, что каждая жизнь конечна и довольно коротка. И потому надо прожить её осмысленно, не заморачиваясь по пустякам, а сосредоточившись на главном.

Заключительные комментарии

Книга написана искренне и просто, зачастую для выразительности добавляется крепкое словцо. Чувствуется, что автор вполне в ладу с реальностью, не стремится её приукрашивать и вообще питает неприязнь к любым иллюзиям. Он принимает жизнь и рад ей, какие бы формы она ни принимала.

Главное достоинство книги в том, что она учит ответственности и трезвому взгляду на себя, учит не бояться ни боли, ни потерь, ни страданий — всё это тоже жизнь, и надо уметь не зацикливаться на мелких неприятностях и смело бороться с крупными. Наше существование конечно, и потому сосредоточиться следует на том, что действительно важно — так считает Мэнсон.

#Библиотека

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Приложение-плацебо скачали
больше миллиона раз
Подписаться на push-уведомления