[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Редакция vc.ru", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430"], "comments": 3, "likes": 16, "favorites": 2, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "24128" }
Редакция vc.ru
3 833

«Неожиданно мы оказались в центре международного шпионского и хакерского скандала»

Управляющий директор хостинговой компании KingServers Владимир Фоменко о том, как скандальный пиар может пойти на пользу бизнесу.

Поделиться

В избранное

В избранном

Летом 2016 года в разгар президентской кампании в США разразился шпионский и хакерский скандал, в который совершенно неожиданно оказалась вовлечена наша компания. Сегодня я расскажу о том, как мы прошли через эту ситуацию, какие действия предприняли, и чему она нас научила.

Мы работали на рынке несколько лет и не попадали в заголовки новостей. Всё изменилось в конце лета 2016 года. Чтобы узнавать об упоминаниях названия компании на разных ресурсах, мы настроили фильтры с помощью сервиса Google. 29 августа 2016 года пришло очередное уведомление — так мы узнали, что KingServers упомянули в статье издания The Washington Post.

Материал был опубликован в рубрике «Национальная безопасность», а речь в нем шла о взломе избирательной системы в одном из штатов США. Кроме того, авторы статьи со ссылкой на данные частных исследователей по информационной безопасности сообщили, что для атаки «русские хакеры» использовали оборудование нашей компании.

Пошла волна, и стало очевидно, что тема расходится очень широко. Неожиданно мы оказались в центре международного шпионского и хакерского скандала. Нужно было думать, что делать.

Не можете предотвратить — возглавьте

Сначала вся эта ситуация казалась не особенно приятной. Нашими услугами пользуются клиенты из разных сфер, и факт того, что нас подозревают в связях с управляемыми российскими спецслужбами хакерами, которые атакуют инфраструктуру президентских выборов в США, выглядел не очень позитивно.

С другой стороны, мы понимали, что на самом деле невиновны, да и никаких вопросов от американских спецслужб в нашу сторону не было. Кроме того, сами хакерские атаки проходили летом, а после этого я выезжал за рубеж, например, в Таиланд, и никто не пытался меня задержать или хотя бы допросить.

Немного успокоившись, мы решили попытаться выжать из этой ситуации какую-то пользу для бизнеса. Стоит сразу отметить, что опыта работы со СМИ у нас к тому моменту не было, поэтому действовали мы во многом интуитивно. Было решено использовать для реакции на инфоповод столь же мощное и уважаемое СМИ как The Washington Post, с которого всё началось.

Через знакомого предпринимателя, который бывал в похожей ситуации, вышли на редакцию The New York Times и предложили рассказать свою версию событий. Через два дня журналист был у нас в городе (Бийск) и брал у меня интервью.

Эта статья ещё больше подогрела интерес к теме, но как-то повлиять на общую тональность публикаций других изданий по всему миру мы не смогли. Журналисты и блогеры не очень хотели глубоко вникать в тему, в результате выходили сильно приукрашенные и просто неточные статьи, а иногда и просто публиковались домыслы.

К примеру, кто-то изучал мои татуировки с фотографий Times и заключал, что одна из них похожа на логотип кибергруппировки Anonymous — и это косвенно подтверждает, что я организатор взломов. Другие анализировали место жительства — «он живет рядом с монгольской границей, очевидно, это чтобы было куда бежать». Почти все написали, что нашу компанию и меня власти США обвинили в причастности к взломам — но от властей и спецслужб мы не получали никаких запросов, и обвинений они не выдвигали.

Одна из газет обращалась за комментариями в дата-центр, где расположено наше оборудование, когда партнеры спросили, почему издание интересует эта тема, им честно ответили — «это дает много кликов». Горячая тема — это трафик и растущие цены на рекламу. Поэтому можно сказать, что публикуя неточную информацию, издания и блоги просто решали свои бизнес-задачи.

Это было неприятно, потому что мы не знали, как отреагируют на сплошной поток негатива наши клиенты.

Хорош любой пиар, кроме некролога

Истерия в СМИ никак не повлияла на работу самой компании. Мы не ожидали, что негатив в прессе как-то повлияет на команду, поскольку открыто обсуждали всё внутри, и все прекрасно понимали, как на самом деле обстоят дела, что многое просто преувеличено.

Всплеск посещаемости после начала скандала

Приятной неожиданностью стал тот факт, что всё это не смутило и наших клиентов. Да, некоторые из них задавали вопросы и интересовались судьбой компании, приходилось рассказывать свою точку зрения. Однако таких пользователей было меньшинство, а большая их часть просто проигнорировала ситуацию.

Новых клиентов стало ещё больше — по мере выхода публикаций в разных уважаемых СМИ мы фиксировали всплески интереса к компании. Чаще всего по следам новостей нашими клиентами становились обычные пользователи, хотя мы работаем и с b2b-сегментом.

После старта хакерского скандала выручка увеличилась, несмотря на негатив в прессе

Уже спустя пару недель после нашего попадания в центр хакерского скандала стало ясно, что мы только выиграли от этого. Прошло более полугода с того момента, и несмотря на предсказания скептиков о том, что от нас уйдут все клиенты, их становится всё больше.

Вопросов со стороны властей и спецслужб других стран к нам за это время тоже так и не возникло. Совсем недавно я вернулся из Европы, и моя персона там никого не заинтересовала.

Как пережить внезапный скандал: пять советов

  • Не нужно к такому готовиться. Есть много компаний, которые разрабатывают различные PR-регламенты, в том числе описывающие действия по минимизации негатива. Наше мнение — подготовиться к скандалам вроде того, в который попали мы, нельзя.

  • Если скандал случился, нужно понять степень своей вины. Если вы и правда сделали что-то не так, это одно дело, но если, как было в нашем случае, оказались замешаны в скандале по чистой случайности, то из этого можно попробовать целенаправленно извлечь выгоду.

  • Эффективнее выстраивать открытую компанию с самого начала. Когда всё случилось, был велик соблазн закрыться и вообще не реагировать на публикации в прессе. Однако это могло бы отпугнуть наших клиентов, поэтому какая-то обратная связь нужна в любом случае.

  • Не следует ждать объективности СМИ. Это просто бизнес: на желтые заголовки кликают гораздо активнее, медиа продают и откручивают больше рекламы. Это значит, что скандал с вашим участием осветят все, кто только может, но разбираться в нем и писать, что вы на самом деле правы, интересно не такому уж большому числу журналистов и блогеров.

  • ​В скандальном пиаре не так уж и много минусов. Наша ситуация была не очень приятной с моральной точки зрения, однако финансово она никак не навредила бизнесу. Более того, даже способствовала привлечению новых клиентов и росту выручки. Так что сильно бояться скандалов не стоит.

#Колонка

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления