[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Artyom Slobodchikov", "author_type": "self", "tags": ["\u0431\u0443\u0434\u0443\u0449\u0435\u0435"], "comments": 4, "likes": 15, "favorites": 3, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "24698" }
Artyom Slobodchikov
1 879

«Дроны теперь не только в воздухе — они и в океане»

Компания Saildrone разрабатывает автономные суда для изучения океана и рассчитывает изменить дорогостоящую исследовательскую индустрию.

Поделиться

В избранное

В избранном

В июле три загадочных парусных лодки, каждая длиной в семь метров, выйдут из дока в Датч-Харбор на Аляске. Они будут бороздить водную гладь между США и Россией, отслеживая таяние льдов, уровень углекислого газа в океане и популяции рыб, морских котиков и китов. При этом на лодках не будет ни одного человека.

Эти автономные лодки создаёт Saildrone — стартап из 26 человек, базирующийся в ангаре на территории бывшей базы ВВС Аламеда в Калифорнии, откуда на пароме можно быстро добраться до Сан-Франциско. Лодки Saildrone, которые в компании называют автономными средствами передвижения по водной поверхности, снабжены 42 метеорологическими и океанографическими исследовательскими сенсорами.

Ориентируются они по GPS, а управляются удалённо. Поскольку человеческого экипажа на них нет, они могут отправляться в труднодоступные места с тяжёлыми условиями, чтобы собирать данные и таким образом помогать учёным формировать более точную картину состояния океана и изменений климата.

Данные об океанах — это ценные знания, но на протяжении десятилетий получить их можно было только с помощью стационарных буёв, космических спутников или правительственных кораблей, обслуживание которых обходится в сотни тысяч долларов в год, не говоря уже о постройке.

Saildrone предлагает государственным учёным и частным компаниям актуальные данные о популяциях рыб и других морских животных, состоянии природы, температуре океана, погоде и изменениях климата.

Большой замысел

Как рассказывает основатель компании Ричард Дженкинс, Saildrone надеется однажды отправить в море более ста дронов, чтобы составить первый всеобъемлющий срез состояния Мирового океана, а также больше узнать о причинах изменения климата.

Ричард Дженкинс (справа)

Услуги компании стоят $2,5 тысячи в день, а среди клиентов числятся коммерческие рыболовства, Национальная администрация по океану и атмосфере (НАОА), береговая охрана США и Агентство национальной безопасности (лодки Saildrone могут сообщать в АНБ или береговую охрану о найденных подлодках с наркотиками или суднах наркоторговцев).

В итоге, считает Дженкинс, Saildrone может выпустить достаточно своих судов, чтобы с их помощью можно было предугадывать мировую погоду точнее, чем через спутники. А частным компаниям, занимающимся доставкой грузов, добычей нефти и многим другим, это точно будет полезно.

Океанограф из НАОА Джессика Кросс — один из трёх ключевых учёных, пользующихся Saildrone (и другими технологиями) для изучения того, как Северный Ледовитый океан поглощает углекислый газ и как это влияет на популяции рыб, пищевые цепочки и кормовую базу.

По её словам, примерно 60% мировой коммерческой рыбной ловли происходит на Аляске, то есть рыба из этого региона попадает на столы по всему земному шару.

Чтобы найти ответы на самые важные вопросы, мы собираем наиболее совершенные данные из тех, что есть. Как изменения ситуации в Арктике влияют на климат и природные системы по всему миру? Повлияют ли физические изменения в Арктике на экосистемы, от которых зависят натуральные и коммерческие рыболовства?

— Джессика Кросс, океанограф

Кросс с 2013 года сотрудничает с Saildrone, она даже поставила на судна компании одобренные НАОА сенсоры для сбора данных. Сейчас она работает над измерением базовых уровней углекислого газа в воде, чтобы отслеживать его последующее увеличение.

По словам Кросс, чем больше углекислого газа поглощает океан, тем более кислотной становится вода, что вредит морской живности и мешает водным организмам отращивать скелеты и раковины. А ведь эти организмы — важный источник пищи для рыб и моржей, которые, в свою очередь, важны для людей.

Если сегодня голодают рыбы и моржи, то завтра будут голодать люди.

Кросс объясняет, что Saildrone не стремится заменить другие системы исследования океана. Корабли, буи и спутники всё так же важны, но Saildrone предоставляет учёным возможность заглянуть в труднодоступные уголки Мирового океана.

Одно из главных достоинств Saildrone заключается в том, как суда компании помогают масштабировать исследования: учёные могут выпустить в море флот из дронов, формирующих сеть из автономных ячеек данных. К тому же, говорит Кросс, эти дроны весьма прочные — за четыре года использования в опасных водах Арктики, где часто случаются штормы, ни один из них не сломался и не перевернулся.

Saildrone в штормовых водах

Глобальная сеть данных

Дизайн судов Saildrone — парус из жёсткого углеволокна, который функционирует как крыло самолёта, — корнями лежит в прошлом Дженкинса, который раньше был гонщиком на сухопутных буерах.

Сухопутный буер

Он с 1999 года пытался побить мировой рекорд скорости на сухопутном буере, движущемся за счёт ветра. Получилось у него только в 2009 году, когда его Greenbird проехал по дну высохшего озера в Калифорнии со скоростью в 203 километра в час.

Исполнив свою мечту, он обратился к Эрику и Венди Шмидт из некоммерческой организации Schmidt Ocean Institute. Когда Дженкинс понял, что проводить исследования океана невероятно дорого, он разработал план по превращению его сухопутного буера в автономное судно, снабженное сенсорами и солнечными панелями.

Saildrone стартовал как некоммерческое предприятие, финансируемое из фонда Шмидтов, но в августе 2015 года Дженкинс решил заняться коммерческой деятельностью и собрал $14 млн от венчурных инвестиционных фирм вроде Social Capital, Lux Capital и Capricorn Investment Group.

Профессор гражданского, природного и механического инжиниринга в Стэнфорде Джон Дабири считает, что поверхность океана исследуется относительно слабо и существует острая необходимость в более дешёвых способах сбора данных. Поэтому неудивительно, что у Saildrone есть конкуренты.

Недавно компания Boeing приобрела стартап Liquid Robotics, производящий похожих на доски для сёрфинга дронов, которые немного меньше и медленнее судов Saildrone. MRV Systems производит Alamo Float — автономный поплавок, погружающийся под океанический лёд для сбора данных. Electric Glider от Slocum — небольшой подводный дрон, созданный Teledyne Marine, выглядит как дружелюбная ракета и собирает данные для научного, военного и коммерческого применения.

Slocum G3 Glider

Прямо сейчас у Saildrone есть 20 дронов, которые заняты конкретными задачами вроде измерения содержания углекислого газа или подсчёта объёмов океанской рыбы. Эти данные в реальном времени передаются учёным через спутник.

По словам Дженкинса, как только им удастся создать сеть из сотен или тысяч дронов, потенциал Saildrone будет полностью реализован, ведь из этих судов будет сформирована система из взаимосвязанных точек данных, отслеживающих климат во всём Мировом океане.

Расположение сенсоров на судне Saildrone

Билал Зубери, партнёр в Lux Capital, инвестировавший в Saildrone, считает, что одни только данные для предсказания погоды — это индустрия стоимостью в миллиарды долларов. Вместе с тем он добавляет, что Saildrone потенциально может стать важнее, чем Google Maps и космические спутники.

Когда у вас появляется возможность собирать проприетарные данные — то есть информацию, которой ни у кого и никогда не было, — вы обретаете совершенно новый тип потребителей. ​

— Билал Зубери, партнёр в Lux Capital

По словам Зубери, иструменты Saildrone уже сейчас могут показывать коммерческим рыболовам местонахождение самых крупных популяций рыб. Когда Saildrone сможет собирать такие данные отовсюду, у компании появится возможность предугадывать природные катастрофы, в реальном времени мониторить погоду в океане и управлять рыболовными зонами и судоходными линиями.

Безусловно, масштабировать Saildrone и её бизнес-модель нелегко. Зубери сравнивает этот главный вызов компании с похожей проблемой Tesla. Чтобы стать ведущим производителей электромобилей, Tesla надо стать самой крупной в мире фабрикой батареек. Соответственно, не придётся ли Saildrome стать самым крупным судостроителем в мире, чтобы поддерживать свою глобальную сеть сбора данных?

Тогда компании понадобится очень много денег — и она столкнётся с ещё большей конкуренцией. Тем не менее, время выбрано правильное.

#Будущее

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления