[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Сергей Разумов", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430"], "comments": 4, "likes": 11, "favorites": 5, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "25709" }
Сергей Разумов
4 227

«Поворот не туда»: почему государство отказалось прислушаться к ИТ-сообществу при легализации телемедицины

Основатель компании «Доктор на работе» Станислав Сажин об инвестиционных потерях и возможностях для стартапов в сложившейся ситуации.

Поделиться

В избранное

В избранном

В июле 2017 года президент России подписал законопроект о применении информационных технологий в медицине. Судя по тексту закона, традиции отечественного здравоохранения пока остаются важнее инноваций, предложенных ИТ-сообществом. Однако новые правила стали компромиссом между отраслями.

Инициатива наказуема

Закон «О применении информационных технологий в сфере охраны здоровья» определяет принципы электронного документооборота, новые форматы рецептурного оформления и порядок работы Единой государственной информационной системы в здравоохранении (ЕГИСЗ). Документ стал логичным продолжением программы информатизации сферы.

Однако камнем преткновения в среде законодателей стал вопрос о том, стоит ли приравнивать дистанционную врачебную консультацию к очной. Желание интернет-лобби коммерциализировать сферу телемедицины не встретило понимания в консервативном медицинском сообществе.

Поначалу законодательный процесс шёл спокойно. Сформировалось мощное лобби под покровительством председателя Госдумы Вячеслава Володина. В инициативную группу «Интернет и медицина» вошли Фонд развития интернет-инициатив (ФРИИ), Институт развития интернета (ИРИ), компания «Яндекс», представители клинических сетей «Инвитро» и «Медси».

В экспертный совет были приглашены 20 руководителей крупнейших медицинских НИИ. А советник президента России и учредитель ИРИ Герман Клименко должен был стать главным проводником идеи коммерческого внедрения телемедицинских технологий. Общую позицию интернет-сообщества он формулировал так:

Наш подход простой: для развития телемедицины впишите в законодательство всего одну новую строчку о том, что дистанционный прием у врача приравнивается к очному.

В этом его поддержал комитет Государственной Думы по информационной политике, информационным технологиям и связи во главе с Леонидом Левиным, членом Совета ИРИ.

«Поворот не туда» начался весной 2017 года, когда Клименко дистанцировался от законотворчества, а в его выступлениях перестали звучать прежние идеи. Уже в начале июня 2017 года комитет по информационной политике отозвал из Госдумы разработанный представителями интернет-отрасли вариант закона.

В июле 2017 года Российская ассоциация электронных коммуникаций (РАЭК) и Фонд развития интернет-инициатив предприняли последнюю попытку восстановить интересы ИТ-сообщества, обратившись к спикеру Госдумы Вячеславу Володину за помощью в продвижении документа в нужном формате, однако 21 июля закон был принят в версии комитета Госдумы по здравоохранению.

В этой редакции закон запрещает все виды заочных врачебных выводов и рекомендаций. Тем самым сводятся на нет усилия по созданию многочисленных телемедицинских стартапов. Кому-то придется ответить за инвестиционные потери, и резонансные события еще предстоят. Пока в СМИ появилась лишь информация о конфликте между учредителями ИРИ, вызванном сменой руководства.

ОМС и телемедицина

Главным нововведением закона стало определение телемедицины как инструмента оптимизации уже существующей системы услуг здравоохранения.

Денис Юдчиц, гендиректор компании «Мобильные медицинские технологии», считает наиболее важным расширение возможностей для оказания удаленной медицинской помощи. В финальной версии закона четко обозначены цели как первичных, так и вторичных консультаций.

Были отвергнуты предложения некоторых депутатов рассматривать телемедицину в формате отдельной врачебной услуги. Согласно принятому закону, дистанционная консультация или любой другой способ электронной коммуникации с пациентом не может считаться отдельной услугой, а существует лишь как техническое расширение возможностей здравоохранения. Это автоматически лишает телемедицину финансирования по программе ОМС, ориентированной только на компенсацию оказанных медицинских услуг.

Видимо, этот фактор стал одной из причин отклонения поправок, предложенных ИТ-сообществом. Обязательное медицинское страхование — священная корова устоявшейся системы. Эта сфера ни разу не была затронута коррупционными скандалами, неизменно игнорировала выводы Счетной палаты и заявления общественников, четко соблюдая правила игры, поэтому выстояла и окрепла вопреки очевидной экономической порочности. Странно было рассчитывать на то, что медицинское страхование допустит к себе новых игроков.

Герман Клименко сетует в социальных сетях:

На вопрос «отчего так медленно» я отвечаю, что основным препятствием для развития телемедицины является ОМС. Точнее, не ОМС, а желание коллег влезть в него и поделить бюджеты. Когда бизнес-планы создаются не из расчета востребованности услуги, а из ожидания возмещения по ОМС, ничего хорошего не получается.

Получается, что телемедицина исключена из ОМС-финансирования априори. А полуторамиллиардный транш страховых средств, упомянутый в пояснительной записке к документу, будет сформирован по остаточному принципу и направлен на организацию каналов связи, площадок ЕГИСЗ и создание её прикладных сервисов.

Правительство уже определилось с исполнителем: эксклюзивные права на госзаказ получил «Ростех» с дочерней структурой «Национальный центр информатизации», который и остается главным выгодоприобретателем от принятия нового документа.

ИТ-версия закона могла бы открыть многомиллиардный телемедицинский рынок в России как для крупных игроков, так и для молодых стартапов. По оценке гендиректора компании «Мобильные медицинские технологии» Дениса Юдчица, потенциал этого сегмента — более 18 млрд рублей в год.

В ожидании закона телемедицина стала стратегическим направлением для инвестиций. По состоянию на весну 2016 года 76 из 154 медицинских проектных заявок в акселератор ФРИИ были связаны с телемедицинскими технологиями. В том же году был анонсирован сервис «Яндекс.Здоровье», претендующий на значительную долю телемедицинского рынка в России.

Игра в доктора

Из закона следует, что удаленная консультация дополняет традиционные очные визиты к врачу. Первичный осмотр может быть проведён удаленно в целях сбора сведений об истории болезни, оценки эффективности текущего лечения, наблюдения за состоянием здоровья или для определения профилактических мер. После этого врач принимает решение о необходимости проведения очного приема. Если таковой уже был, то специалист имеет право удаленно корректировать ранее назначенное им лечение.

Сейчас на рынке практически нет серьезных телемедицинских проектов, которые изначально строили бы сервис по предоставлению медицинских услуг. Немногие, разработав платформу или приложение, уделяют внимание медицинской части онлайн-консультаций (компетентность врачей, выбор лечебных учреждений).

Пользователь должен получить реальную помощь. Пусть это консультация без диагноза, однако план профилактики безрецептурными средствами, мнение квалифицированного специалиста, решение, поиск нужного врача и список дальнейших действий — это тоже помощь.

Известный сервис «Педиатр24/7» еще на начальной стадии развития привлек детского врача мирового уровня в качестве ментора: основатели сайта понимали, что рынок будет формироваться, и правила нужно выстраивать заранее. Такой подход к медицинской части таких проектов встречается редко, ведь все сосредоточены на прибыли. Рынок и «большой бизнес» далеко не сразу вспоминают о качестве предоставляемых услуг.

Сейчас появилось много сервисов врачебной консультации. Это категория проектов, которые ограничились информационными услугами. Так телемедицина развивается под патронажем крупных брендов. Однако вопросы оценки качества предоставляемой информации остаются без ответа. В таких сервисах все происходит будто по-настоящему: условный врач дает якобы профессиональный совет, и пациент как-то должен ему поверить.

Даже «Яндекс.Здоровье» в своей оферте обозначает врача как «Специалиста», добавляя: «Ни при каких условиях Специалист не является Лечащим врачом». Забавно назван в документе и результат такой «услуги». Полученная в «Яндекс.Здоровье» консультация не является:

  • Заключением о диагнозе, рецептом или иным медицинским документом.
  • Планом лечения и рекомендациями по медицинскому лечению.
  • Результатом медицинской диагностики, медицинского осмотра или обследования.
  • Указаниями относительно выбора пользователем метода лечения.
  • Результатом оказания услуг Лечащего врача.
  • Результатом оказания иных услуг, в частности медицинских услуг, как они определены в ФЗ №323.

Неясно, что тогда получает пользователь за 499 рублей от «специалистов» сервиса. Скользкое понятие «снятие тревожности», ставшее популярным на полулегальном рынке «околомедицинских» консультаций, далеко от медицинской практики и врачебной этики: порой в целях сохранения здоровья пациента его необходимо насторожить, а не успокоить.

Жизнь после закона

Возможно, в свете нового закона «Яндекс.Здоровье» и ему подобные сервисы продолжат существовать под различными «околомедицинскими» масками, но практической пользы для пользователя не будет никакой: законной останется только рекомендация вести здоровый образ жизни, так как в рамках оказания информационной услуги этот сервис ничего больше дать не может.

Для клиник, дополнивших очный прием телемедицинскими форматами сопровождения пациента, закон, несомненно, дал импульс развития и обозначил новые горизонты. То же можно сказать и о предприятиях, которые изначально были ориентированы на организацию и поддержку именно таких бизнес-моделей.

Новые возможности предоставляются технологическим стартапам, объединяющим на одной платформе квалифицированных врачей, способных совместить очный прием и дистанционное сопровождение своих пациентов на базе клиники.

Уход от примитивных форм консультации в сторону многопрофильного сервиса — единственный путь спасения стартапов, связавших себя с информационными услугами и в один момент ставших аутсайдерами рынка. Но сейчас приходится догонять лидеров отрасли, верно сделавших ставку на нормы принятого закона и заблаговременно создавших телемедицинский комплекс в полном соответствии с новыми правилами этого рынка.

Закон стимулирует и рынок средств дистанционного мониторинга показателей здоровья. Наблюдение за состоянием пациента с помощью мобильных устройств законно и остается одним из наиболее перспективных направлений бизнеса. Министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова обозначила его важность для здравоохранения в отчёте президенту России 19 июля 2017 года:

В рамках национальной программы HealthNet одно из направлений работы до 2025 года — широко распространить опыт индивидуального мониторинга здоровья во всех регионах страны. ​

Сама национальная технологическая инициатива (НТИ) HealthNet9, будучи базовой доктриной профильной информатизации, определяет перспективы развития медицинских стартапов.

Дорожная карта программы утверждена до 2035 года и включает в себя шесть основных направлений. Это информационные технологии в медицине, медицинская генетика, биомедицина, спорт, превентивная медицина и здоровое долголетие.

Первый этап (с 2017 по 2019 годы) предполагает создание инфраструктуры для малых компаний, которые должны стать донорами технологических решений для внедрения на последующих этапах. Очевидно, что приоритеты, заложенные Минздравом в национальную программу, становятся трендом и для отраслевых стартапов.

Принятый 21 июля 2017 года ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам применения информационных технологий в сфере охраны здоровья» означает начало развития телемедицины в России.

Быстрого роста до технологических и финансовых показателей зарубежных предприятий ожидать не приходится. В США первый документ, легализующий и регламентирующий телемедицину, был принят уже в 2002 году: к существующей инфраструктуре страна шла 15 лет. Сейчас медики и участники ИТ-рынка ждут принятия комплекса подзаконных актов, который должен расширить легальные возможности телемедицины.

#Колонка

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Компания отказалась от email
в пользу общения при помощи мемов
Подписаться на push-уведомления