[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Редакция vc.ru", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430"], "comments": 37, "likes": 38, "favorites": 24, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "26275" }
Редакция vc.ru
17 381

«В Африке считается нормальным назначить рабочую встречу в шесть утра»

Основатель платформы экспортных продаж B2b-export Екатерина Дьяченко о жизни и работе в столице Кении.

Поделиться

В избранное

В избранном

Африка — уникальный континент, который вдохновляет энергией и предпринимательским энтузиазмом. Я бы никогда, наверное, не решилась заниматься бизнесом, если бы не попала в ЮАР. Впервые мне довелось побывать там ещё будучи студенткой в 2000 году.

В 2005 году я снова отправилась в Южную Африку, но уже по инициативе работодателя — международной компании McKinsey. Командировка была на три месяца, а в итоге я провела в Африке почти пять лет.

Три года назад я вышла на пенсию. Но, конечно, не планировала сидеть сложа руки, а открыла собственный бизнес. Его основной задачей стало выведение российской несырьевой продукции на зарубежные рынки, в том числе африканский. К этому времени в Африке у меня появилось множество деловых и дружеских связей.

Дом в Найроби

Для переезда в Кению было несколько причин. Кения — это субсахарский хаб с растущей экономикой и совершенно райским климатом. Найроби — самое приличное место на континенте после Южной Африки. Конечно, Йоханнесбург и Кейптаун гораздо более комфортны для жизни. Но к 2014 году экономическая активность ЮАР поутихла, наступила стагнация и кризис.

В Кении практически всегда одинаковая погода: +28 ºС днём, +16 ºС ночью, круглый год солнце встаёт в 6:30, садится в 18:30. Время — московское. Это гораздо удобнее, чем Таиланд или Майами, потому что временная зона сильно влияет на то, насколько ты близок к своим людям.

В Найроби я поселилась в центре города, в районе Лавингтон. Мой дом — стоящее отдельно здание, в котором есть всё необходимое для жизни и работы. На первом этаже гостиная и столовая зона, где я принимаю посетителей в течение дня. На втором этаже спальня, на третьем — офис. Есть бассейн.

У меня есть и традиционный офис, но я не каждый день туда езжу. В Африке совершенно нормальным считается назначать деловые встречи у себя дома, просто правильно организовав публичную зону жилого здания.

Уровень жизни

Жизнь в Найроби в два раза дороже, чем в Азии. Поэтому наши соотечественники предпочитают азиатские, а не африканские страны. Некоторые приезжие удивляются местным ценам.

Недвижимость в столице Кении стоит довольно дорого. За $1000-1500 в месяц можно снять комфортную квартиру в центре города. Транспорта нет, поэтому передвигаешься только на собственном автомобиле. Расходы, очевидно, зависят от того, какая машина: новенький Mercedes или Toyota с пробегом. Бензин примерно в два раза дороже, чем в России: около $1 за 1 литр.

Что касается еды, то средний счёт в ресторане — $20-30. В супермаркетах мясо, овощи, фрукты стоят примерно столько же, сколько в России. На улице можно купить бананы, манго. В сезон это будет очень дёшево. А вот моющие средства или канцелярия в магазинах дороже, поскольку всё импортируется, причём в небольших объёмах.

Для российских граждан виза на пребывание в Кении действует 90 дней. Сейчас можно сделать предзаказ через интернет и получить документ на границе.

Виза на работу и проживание оформляется через миграционную службу. Её получить непросто. Кения сейчас настолько популярна, что, по моим сведениям, 40 тысяч иностранцев стоят в очереди на получение разрешений на работу и проживание.

Но большая часть россиян находится в Кении без всяких видов на жительство. Тем более, что это не обязательно. Можно просто уезжать в соседние страны и возвращаться каждые 90 дней. При случае — оплатить небольшой штраф при выезде из страны.

Зарплаты и доходы

В Африке экспаты живут с большим комфортом, чем в Европе. Англичанам, немцам, французам Кения интересна, потому что многие расходы компании берут на себя. Есть корпоративные программы: оплата школы, автомобиля, жилья. Если приезжает семья иностранцев, которые работают в Siemens или Procter&Gamble, им снимают большой дом с бассейном, который стоит $3500 в месяц. А в Европе они, к примеру, живут в небольших квартирах.

Я не видела россиян, которые приехали бы в Кению просто пожить. Помимо ИТ, геологии и инжиниринга соотечественники работают в Организации объединённых наций (ООН). В Кении очень большой комплекс региональных представительств, входящих в ООН (гуманитарные миссии, НКО).

Также я встречала россиян, которые трудоустроены в международных корпорациях вроде General Electric, Coca Cola, Unilever. Их отправляют на работу в Найроби в рамках корпоративной ротации. Опыт 1990-х — начала 2000-х годов, когда рыночная экономика в России только становилась, в международных компаниях считают полезным и интересным применительно к Восточной Африке. А Найроби — столица целого региона.

Есть ещё россиянки, которые вышли замуж за кенийцев. Они, как правило, занимаются репетиторством или некрупным предпринимательством: учат детей рисовать, плетут бусы и так далее.

Уровень дохода сотрудников международных корпораций в Найроби такой же, как в Москве — минус расходы на проживание. Если говорить о предпринимателях, у них всё не так однозначно. Каждый решает сам, какие расходы и уровень комфорта он может себе позволить. К примеру, австралийские предприниматели снимают квартиру за $1000 и живут с очень низкими затратами.

Сами кенийцы делятся на две большие группы. Одни не имеют постоянной работы, устраиваются на временные вакансии за $2-3 в день. Таких около 50% населения. Те, у кого есть постоянная работа, получают на порядок выше. Доход офисных сотрудников: около $500 в месяц, менеджеров — $1000-2000, руководителей, глав офисов, отделений — около $5000.

Налоги и инвестиции

Корпоративный налог в Кении составляет 27-28%. Но в ведении бизнеса важнее не налогооблагаемая база, а обременение в виде социальных обязательств. В нескольких странах Африки (к примеру, в Танзании, где сохранились социалистические традиции) уволить человека очень сложно. В Кении это легко. Выплатил сотруднику зарплату за две недели-месяц — и всё.

Решение об открытии бизнеса мотивировано размером рынка, темпами роста, востребованностью услуг, конкуренцией. Вопросы, связанные с доходами, важнее затрат. Кенийцы — люди предприимчивые, да и рабочих мест особо нет. Они крутятся, создают что-то, не надеясь на государственное обеспечение.

В последние несколько лет Кения и ряд стран Африки получают много иностранных инвестиций. Благодаря им африканский рынок стал более привлекательным. Открывается новый крупный проект — возникает множество местных компаний.

Если на рынок пришла, к примеру, Coca Cola, появляется ряд маркетинговых агентств, которые получают крупные заказы на digital, SMM, SEO, наружную рекламу и так далее. Если реализуется крупный инфраструктурный проект (к примеру, строят электростанцию), на пять лет появляется масса новых работ, связанных с логистикой, уборкой, доставкой еды, стройматериалов.

В основном, новый бизнес — обслуживание крупных проектов, переработка и экспорт сельскохозяйственной продукции. Но очень популярна и digital-сфера. Кения первой в мире активно занялась мобильными платежами (50% ВВП в стране обслуживаются посредством мобильных сервисов). К примеру, у меня нет банковского счёта и карты: я всё оплачиваю через телефон.

Активно развивается медийная сфера, блогинг. Высок запрос на новые профессии, связанные с интернетом. Представители этих сфер зарабатывают больше, чем мелкие предприниматели с традиционным бизнесом. Средний копирайтер в маркетинговом агентстве получает около $600 в месяц, и для Кении это высокая зарплата. Остальные готовы работать за $100.

Медицина и социальные обязательства

В Кении есть НДФЛ. Он составляет около 30%. Социальных налогов как таковых не имеется. Не предусмотрена социальная защита. Пенсионная система отсутствует.

Государственной медицины в Кении также нет. Но имеется частная медицина, несколько хороших сетей госпиталей. Они обслуживают по низким ценам и очень качественно. К примеру, приём врача стоит $30-40.

Однажды я каталась на квадроцикле, рассекла бровь и сломала нос. Бровь мне зашили так, что не осталось даже шрама. Обычно в Кении не лечат такие серьёзные заболевания, как рак (хотя уровень обслуживания выше, чем в России). Но проводят операции на сердце, принимают роды.

В частных госпиталях приятно находиться, они красиво оформлены. Уровень обслуживания выше, чем у нас, да и бюрократии намного меньше. К примеру, недавно я провела несколько часов в московской клинике, чтобы сделать прививку от жёлтой лихорадки (кончился срок действия вакцины). В Кении мне бы поставили её за пять минут — с тем же результатом.

Рабочий день

В Найроби мой рабочий день отличается от московского. В Африке считается нормальным назначить рабочую встречу в шесть утра. А уж в семь утра все точно должны находиться в офисах. Рабочий день заканчивается в 16-17 часов. Звонить по деловым вопросам после пяти вечера неприлично. Первая половина субботы, где-то до 14 часов, тоже является рабочей.

Трудовой график привязан к протяжённости светового дня. Солнце круглогодично встаёт и садится в одно и то же время. Кенийцы стремятся закончить в четыре-пять, а к шести, когда начинается полная темнота, быть дома. Так живут и работают практически везде в Африке.

Во время командировки в ЮАР мне было очень непривычно приезжать на работу к семи после довольно распространенной практики прихода в московский офис около 10:30 утра. Для меня такой режим был своеобразным вызовом: выехать в 6:20, чтобы прибыть в Преторию к 07:00.

Деловые связи

В Африке стыдно работать «на дядю». Все местные считают наём временной мерой: чтобы получить опыт, накопить денег и обязательно начать собственный бизнес. Африканцы — очень предприимчивые люди, потому что государство никогда не создавало крупных инфраструктурных компаний. В Африке не существует таких промышленных гигантов, как Shell или «Газпром», даже Cadbury или Mars. Нет больших компаний — нет работы. Нет работы — значит, нужно самому себе её создать.

Предпринимательство проявляется во всём. Люди постоянно продают: себя, свои товары, услуги. И это очень вдохновляет. Ты видишь живую энергию, драйв, которого уже нет в Европе и который в США остался разве что в Кремниевой долине.

В Кении, в основном, занимаются сельским хозяйством, туризмом и финансовыми услугами. Сельское хозяйство — это 60% экономики. Лучше всех живут предприниматели, которые владеют объектами недвижимости, занимаются девелопментом и отельным бизнесом, логистикой (она в Африке каждый год растёт на 6-7%).

Свои технологии африканцы не производят, у них нет собственных научных центров. Но поскольку самые состоятельные учатся за рубежом в Англии и Америке, то задают стандарты на уровне англичан и американцев: если импортировать, то только лучшее.

Африканцы всегда жили при капитализме, и в этом есть принципиальное отличие от России. Они хорошо знают, что деньги не распределяют — их зарабатывают тяжёлым трудом и в условиях жесткой конкуренции. «Чтобы стоять на месте, нужно быстро бежать», — говорилось у Льюиса Кэролла. Поэтому, несмотря на внешне обманчивую расслабленную атмосферу, африканцы очень трудолюбивы и активны.

В России каждый второй взрослый — инженер по складу ума: ему нужны пошаговые инструкции и чёткие причинно-следственные связи. В Африке всё не так, и многие наши предприниматели не могут к этому привыкнуть.

К примеру, если сказали: «Завтра встречаемся в десять», — то нашим соотечественникам кажется, что встреча состоится именно завтра и именно в десять. А африканцы в принципе не имеют этого в виду. Они могут сказать так из вежливости. Это не значит, что они пытаются всех обмануть. Просто другой тип мышления, другое образование, восприятие мира, гораздо менее чёрно-белое — с оттенками серого.

Дружба и знакомства

За десять с лишним лет в Африке у меня появилось огромное количество друзей и деловых контактов. Я лично знаю многих президентов и чиновников, известных бизнесменов в разных странах континента и очень хорошо ощущаю себя в этом сообществе. Конечно, отношения с ними выстраиваются не за один день.

Любимое времяпрепровождение всех африкацев — устроить барбекю с семьёй и друзьями у себя дома или сходить к кому-нибудь в гости. Английский формат барбекю, когда ты за пять-шесть недель готовишься и приглашаешь трёх-четырёх друзей, здесь непопулярен. Африканский формат — это когда ты с утра рассылаешь SMS, что делаешь барбекю, а затем весь день до позднего вечера в гости приходят до 50 друзей и знакомых — со своими друзьями или родственниками.

Ты никогда не знаешь, сколько придёт людей. Со многими знакомишься у себя дома. Из 35 пришедших человек ты можешь не знать и половины.

Для Африки характерна социализация на крупных мероприятиях. Если в Европе типично скорее сходить на ужин с двумя-тремя друзьями, то в Африке, когда собирается свадьба, приходят 1500 человек. Люди устраивают большие праздники, чтобы поддерживать связи с друзьями, деловые контакты. Похороны, выпуск из школы, другие важные события в жизни — повод для встречи. Здесь масштабы нетворкинга гораздо больше. За время жизни на континенте по таким поводам я куда только не ездила: в Камерун, Уганду, Нигерию, на Маврикий, в Занзибар.

Из России — в Африку

Открыть свой бизнес в Африке российскому предпринимателю сложно. Россияне привыкли к гораздо большим объёмам рынка и меньшей конкуренции. Конкуренция большая, потому что все предприниматели, причём отчаянные.

Конечно, есть примеры, когда наши предприниматели процветали. В основном, в горной добыче, торговле ценными металлами и камнями. Многие люди из стран СНГ инвестируют в игорный бизнес, открывают казино, лотереи. Большой интерес проявляют к ИТ-компаниям, которые предоставляют разное программное обеспечение, предлагают автоматизацию — к примеру, учёта топлива.

С точки зрения услуг на континенте наиболее востребован инжиниринг. Африканцы с удовольствием нанимают российских инженеров проводить feasibility studies (технико-экономическое обоснование). Здесь работает довольно много российских геологов, геофизиков.

С точки зрения популярности российских товаров, есть спрос на специализированные измерительные приборы (лабораторное оборудование, датчики, измерители, системы обработки данных, интернет вещей), где мы весьма конкурентны. Китайцам в этих областях не доверяют, а цены на наши товары в два раза ниже, чем в Японии или Канаде (с учётом сопоставимого качества).

Думаю, что большие перспективы у российских производителей и в распространении технологий промышленного интернета. Почти все топливные карточки, системы измерения и контроля топлива, службы такси в Африке снабжаются российскими ИТ-компаниями. Машиностроение тоже пользуется спросом.

Красоты Кении

В Кении всё самое красивое находится за пределами Найроби. Пляжи вдоль Индийского океана имеют мальдивское качество: +29 ºС температура воды и воздуха практически круглый год, белый коралловый песок и лазурная вода. На Индийском океане есть условия для кайтинга, потому что ветер очень стабильный и полгода дует слева направо, а полгода наоборот.

Перемещаться по стране лучше всего на маленьком самолёте. Везде есть взлётно-посадочные полосы. Разрешение на полёт получить очень легко и быстро.

Я очень люблю озеро Найваша (национальный парк), которое находится в 80 км от Найроби. Окружённое потухшими вулканами, оно очень живописно. Можно покататься на лодочке, посмотреть на бегемотов и птиц. Вся живая природа — у твоих ног.

Заповедник Масаи-Мара — восьмое чудо света, лучшее место, в котором можно наблюдать животных. Секрет сафари в том, что один-два дня отдыха с дикими животными эквивалентны двум неделям на море. Для человека, живущего в постоянном стрессе больших городов, быть в дикой природе, вдали от технологий невероятно полезно.

В Кении очень много национальных парков. Помимо известных Амбосели и озера Накуру, есть ещё гора Лонгонот, вулкан Сусва, озеро Туркана и другие, редко посещаемые туристами, но не менее интересные парки.

Путешествовать по Кении очень интересно. Курортный город Ламу, расположенный на границе с Сомали (и одноимённом острове) — просто сказка: прекрасный пляж с жёлтым песком, красивые архитектурные сооружения. По острову Ламу ходят ишаки, потому что движение автомобилей на нём запрещено. Когда вы прилетаете в аэропорт, то встречает вас таксист на лодочке и везет в отель. Это потрясающе.

#Колонка

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления