[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Antonina Korobeynikova", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 7, "likes": 0, "favorites": 3, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "26864" }
Antonina Korobeynikova
306
Блоги

Персональный бренд: перестаньте говорить на английском грубо

«Язык как тюремная наколка – говорит сам за себя, а если и удастся свести прежний рисунок, то с громадным трудом», - пишет Николай Кононов в книге «Автор, ножницы, бумага». Слова настолько точные и правильные, что я даже уголок странички загнула, чтобы их не потерять…

Поделиться

В избранное

В избранном

По говору, по отдельным фразам и выражениям мы с разной степенью легкости понимаем, из какой части России приехал человек, каков его социальный и культурный уровень, достаточно ли он образован или с этим не сложилось.

В столице одно время был популярен шуточный «тест на москвича». Нужно было продолжить детскую дразнилку «Жадина-говядина …». Москвичи более склонны продолжать ее словами «турецкий барабан», а приезжие – «соленый огурец». Поговаривают, правда, что культурная столица отстроилась в этом вопросе от всех иных городов и имела свой вариант – «пустая шоколадина»:)

Как бы там ни было, язык – это лакмусовая бумажка. По ней легко определяется культурный и социальный уровень человека.

Мы живем в привычной нам языковой среде и сигнальная система русского нам более-менее понятна. Общаясь на родном языке, мы склонны подбирать слова и выражения, чтобы не навредить собственному имиджу и репутации.

Почему же, разговаривая на английском, многие отступают от этого правила и стремятся продемонстрировать чуть ли не весь свой «словарный запас», почерпнутый из разных (порой, хаотичных) источников? Хотя, казалось бы, «играть на чужом поле» надо более внимательно. Количество сказанного здесь не равно качеству!

Язык без понимания того, как люди общаются между собой, без знания норм и правил этикета превращается в пустое нагромождение слов. Его задача больше и шире – передавать смыслы и помогать выстраивать отношения!

Изучение языка за пределами языковой среды накладывает дополнительную ответственность. Нужно не просто зубрить слова и правила грамматики, изыскивать возможности для разговорной практики, но и собирать сведения о том, «как принято там общаться».

Масс-маркет обучения иностранным языкам не предполагает передачи такой информации своим учащимся. Напрасно. Это прямой путь к формированию ложных стереотипов, возникновению недопонимания и неловких ситуаций.

Ибо учебный вариант того же английского далек от реальности. И пусть в нем сколько угодно встречаются выражения 'just a minute', 'just a moment', в реальной жизни они могут прозвучать достаточно грубо. Если нет желания обидеть или задеть собеседника, вместо них лучше использовать ‘just give me a few minutes, please’.

Истинная свобода владения языком приходит, когда язык начинает ощущаться. На нем не просто говорят или думают, его ощущают, могут прочувствовать каждое слово, каждую фразу.

Уместность каждого слова и каждой фразы.

Увы, при общении с иностранцами наши соотечественники больше сконцентрированы не на процессе коммуникаций, не на соблюдении норм и правил этикета, и даже не на достижении собственных целей, а на банальном «вспомнить, как это по-английски».

Мы, как в школе, боимся допустить ошибку в языке и полностью игнорируем ошибки во взаимоотношениях.

“Most people do not listen with the intent to understand; they listen with the intent to reply”, - писал Стивен Кови. («Большинство людей слушает не с намерением понять, а с намерением ответить» - прим. автора). Он обращался с этой мыслью к американцам, к людям, которые говорят между собой на одном языке. Между ними нет языкового барьера. Но бывает барьер в межличностном взаимодействии.

А когда надо преодолевать оба – языковой и межличностный – барьеры? Концентрировать свое внимание только лишь на языке крайне недостаточно. Нужно знать чуть больше, чем просто английский.

С чего же начать?

Во-первых, заняться стилистикой языка. Забыть те фразы и формулировки, которые зависли на языке со школы. Перестать делать кальку с русского и тащить в английский то, что ему не свойственно.

Нужно не заниматься вольным переводом с русского на английский, а выискивать в языке точные соответствия не словам, но мыслям, которые мы хотим озвучить.

Вопрос “Where are you working?” в английском имеет несколько иной смысл, чем “What do you do?”. И если мы хотим поинтересоваться профессией человека, уместнее спрашивать именно “What do you do?”. Ибо первым вопросом можно легко поставить собеседника в неловкое положение, скажем, если он фрилансер и работает из дома.

Во-вторых, не надо опираться, как на костыли, на слова, созвучные русским. “Accurate” не значит «аккуратный». Это «точный», «правильный» и даже «меткий», если хотите. А “problem” не равно русской «проблеме». Это в нашей традиции - жаловаться на проблемы и параллельно радоваться жизни.

В американской - иная ситуация. Жаловаться не принято. Общество ориентировано на достижение успеха, что отображается не только в «американской улыбке», но и в языке.

“We’ve got a lot of problems to discuss”, озвученное нашими соотечественниками, для американского уха может означать, что в переговорах возникли «трудноразрешимые проблемы». Создается впечатление, что переговоры зашли в тупик. В то время, как наша сторона просто хотела отметить, что на повестке дня достаточно много вопросов для обсуждения. Так почему бы именно это и не сказать?

В-третьих, учить язык по книгам и фильмам надо очень осторожно. С разбором всей ситуации в кадре, а не с прямым заучиванием вырванных из контекста слов. Кто это сказал? В какой ситуации произнесена была фраза? В каком настроении находились герои? Все это имеет суть и вес. И приглашать офисных коллег на обед фразой “You guys want to go out for lunch?”, заимствованной из очередного фильма, весьма невежливо.

Язык не терпит к себе поверхностного отношения.

Это совсем не значит, что нужно втянуть голову в плечи и бояться совершить малейшую ошибку. Никак нет. Ошибки можно (и временами нужно) совершать, чтобы освоиться в языке. Сделать его буквально своим.

Вам легко простят и даже не заметят забытое окончание множественного числа или неправильный вспомогательный глагол. Носители языка воспринимают речь единым целым, улавливают смысл фразы еще до того, как дослушают ее до конца. Ошибки в грамматике не так опасны.

Губительными для взаимоотношений могут оказаться ошибки стилистические. Неправильно выбранный стиль и тональность сообщения способны моментально вызвать обратную реакцию собеседника. Не всегда ту, на которую рассчитывали.

В России мы более снисходительны к иностранцам. В ряде случаев мы просто не обратим внимание на подобные оплошности и спишем все на «я плохо говорить по-русски». Западный мир несколько более жесткий в этом отношении.

Язык стоит денег.

Затраты на изучение иностранного языка – это инвестиции в себя, в свой имидж культурного и делового человека. Хорошо бы, эти инвестиции не просто возвращались, но и приносили дивиденды. В виде более престижной и высокооплачиваемой работы, более широкого и качественного круга общения, доступа к информации и многого другого.

Язык без умения им пользоваться, без умения выстраивать «дипломатические» отношения на нем утрачивает свою «инвестиционную привлекательность». Это мертвый груз. Он вроде бы есть, но его в то же время нет.

Ибо «просто английский» даже на хорошем уровне не способствует капитализации вашего персонального бренда в деловом и личном общении.

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Приложение-плацебо скачали
больше миллиона раз
Подписаться на push-уведомления