{ "author_name": "Олег Парошин", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 1, "likes": -1, "favorites": 3, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "29933", "is_wide": "" }
Олег Парошин
112
Блоги

Почему рынок биотехнологий - лучший трамплин для инвестиций

Любому, кто так или иначе связан с инвестициями, хотелось бы угадать очередной позитивный «тренд» в самом его начале. Было бы, наверное, очень неплохо вложить деньги в информационные технологии в начале девяностых или, скажем, в «зеленую» энергетику нулевых. Увы, сейчас эти направления, хоть и остаются перспективными, но уже очень далеки от того инвестиционного бума, который часто позволял зарабатывать на них десятки, а иногда и сотни процентов в год.

Поделиться

В избранное

В избранном

Есть ли сегодня направление, которое практически со стопроцентной вероятностью окажется таким же перспективным в уже обозримом будущем? Да, это биотехнологии.

Во всем мире бизнес, связанный с биотехнологическими разработками и производством, становится все более привлекательным для инвестиций. Биотехнологии уже открыли массу новых возможностей в сельском хозяйстве, экологии, пищевой промышленности и здравоохранении

Успехи современной медицины привели к увеличению среднего возраста человека. Как следствие – рост числа людей, страдающих от всевозможных «возрастных» и хронических заболеваний. В настоящее время около 90% всех биотехнологических продуктов относится именно к медицине и здравоохранению, и это научное направление предсказуемо и станет здесь главным бенефициаром. Бактерии, синтезирующие человеческий инсулин, редактирование человеческого генома, выращивание тканей и даже целых органов за счет ресурсов самого организма – это уже реальность.

Точно так же как прорыв в сфере информационных технологий базировался на многолетних фундаментальных исследованиях в области физики материалов, электронике и прикладной математике – сегодняшние, во многом еще «лабораторные» успехи биотехнологии, берут свое начало в революционных открытиях XX века в биологии, химии, иммунологии, клеточной биологии и других науках. И если биотехнологическая наука, как одно из направлений современной медицины, начала развиваться 35 лет назад, то, уверен, что уже в ближайшие 20 лет она может удивить человечество, по крайней мере, никак не меньше, чем все те же информационные технологии.

Это хорошо понимают представители венчурного капитала, ежегодно увеличивающие инвестиции в эту сравнительно молодую отрасль на 30-38%. Как следствие, во всем мире растет число биотехнологических компаний. И хотя на сегодняшний день лидерами этого направления и основными производителями биотехнологических продуктов являются США (70%), Европа (20%) и Япония (5%) – рынок постоянно развивается, и пока неизвестно, останутся ли эти пропорции неизменными в течение хотя бы пяти ближайших лет. С учетом, например, того, что развитием биотехнологий сейчас активно занимаются также Индия, Израиль и Китай.

Какие конкретные направления могут быть особо интересны для инвестиций в биотехнологии? Я бы напомнил о том, что в сегменте производства фармацевтической продукции в скором времени начнут истекать патенты блокбастеров (сейчас они занимают емкую долю рынка – до 100 млрд. долларов). Это – окно возможностей, где и последует «скачок» развития биотехнологического бизнеса. Вначале ряд компаний будут создавать свою инфраструктуру для производства биоаналогов, а затем перейдут и к собственным разработкам на основе уже имеющихся молекул. Биотехнологические препараты – это, в первую очередь, «артиллерия» для лечения самых тяжелых заболеваний, например, онкологических и целого ряда наследственных заболеваний. Многие из них – классобразующие, и технологии, которые выйдут из-под патентной охраны, станут хорошей платформой для дальнейших научных исследований в сфере медицинских биотехнологий и разработки на их основе новых препаратов.

Здесь просматривается прямая аналогия с теми фармацевтическими компаниями, которые начинали свой путь с производства дженериков, постепенно переходя к производству собственных успешных на рынке препаратов.

Интересное направление для инвестирования – биоинформатика и анализ больших данных (BigData) в биотехнологиях. Например, изучение генома и выявление «поломанного» гена, ответственного за возникновение и передачу тех или иных заболеваний. Обычно BigData применяется для изучения генетической истории нескольких поколений изолированных народностей и территорий, на базе чего отслеживается мутация гена, что и позволяет сформировать цель для работы с ней и создания лекарства.

Безусловно, у финансовых вложений в биотехнологии есть ряд особенностей, которые все еще сдерживают многих частных инвесторов. Во-первых, оценка перспектив и рисков проектов. Людей, которые являются экспертами в области биотехнологий не так уж и много. Довольно часто инвесторами небольших стартапов выступают крупные биотехнологические компании, имеющие собственный производственный и R&D опыт. Тем не менее, при оценке потенциальной успешности продукта всегда есть определенные риски. Чтобы понять, насколько перспективным может быть биотехнологический стартап, нужна целая команда специалистов, обладающих достаточными научными и прикладными знаниями. Зарубежные венчурные фонды обычно передают такую экспертизу на аутсорсинг. К сожалению, в России рынок таких экспертных услуг пока не развит.

Во-вторых, создание нового биотехнологического продукта – это пока еще очень затратный, длительный и рискованный процесс. Однако отдача от инвестиций высокая. Если говорить о фармацевтике, то на создание одного биологического лекарственного препарата в среднем уходит 10-15 лет и от нескольких сотен миллионов до миллиарда долларов. На стадиях разработки лишь 10% разработок проходят испытания по безопасности, эффективности и другим параметрам. До промышленного производства – доходят единицы. Часто на «посевной» стадии биотехнологические разработки финансируются небольшими инвестиционными фондами. Но вывести на рынок потенциально успешный продукт и выйти на полномасштабный бизнес их ресурсов уже недостаточно: обычно исследования молекулы останавливаются уже на первой фазе. В дальнейшем такой стартап чаще всего приобретает крупная биотехнологическая компания, которая и берет на себя все риски по оценке финальной эффективности и безопасности продукта.

Вряд ли эти цифры можно назвать оптимистичными, но так как мы имеем дело с молодой и очень динамичной отраслью, то уже через несколько месяцев эта статистика будет немного другой, а через год или два, благодаря тому, что новые исследования уже будут производиться на обновленной научной базе – картина кардинально изменится. Очень важное место здесь занимает BigData и компьютерное моделирование биологических процессов, есть хорошие шансы на то, что с дальнейшим развитием информационных технологий время на создание нового продукта существенно уменьшится, да и сам этот процесс станет менее затратным. На сегодняшний день путь от появления молекулы до внедрения в практику препарата уже значительно сократился – если говорить о компании «Амджен», то в два раза минимум. Связано это и с изменением технического оснащения лабораторий, а так же с подготовкой и проведением клинических исследований.

В сфере медицинских биотехнологий найдется место и для российских стартапов. Думаю, интерес к этому направлению в России продолжит расти, и задуматься об инвестициях в биотехнологические компании я бы посоветовал уже сейчас, пока еще есть хорошие шансы преуспеть в некоторых «нишевых» областях. Здесь можно привести пример компании Genego Юрия и Татьяны Никольских, которая занималась созданием базы данных белковых взаимодействий и несколько лет назад была неожиданно приобретена Thomson Reuters Corporation.

Перспективы у биотехнологий в России есть. С 2012 года в России действует правительственная программа развития биотехнологий. Это – уже обозначенный вектор развития. Возможно ли за относительно короткий, скажем, десятилетний срок войти во всемирный клуб основных игроков в этой сфере? Думаю, да. Пожалуй, если бы речь шла о каких-то традиционных отраслях промышленности – следовало бы быть более осторожным в своих оценках. А когда мы имеем дело с высокими технологиями, главное – это поставленная цель и работа на ее достижение. До тех пор, пока российские бизнесмены не «увидят» эти новые и выгодные для себя ниши. Все остальное они сделают сами.

{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]