Алексей Стародымов
189
Блоги

Три пресс-релиза в моём ящике - три новых анонса смартфонов и три… раунда лапши на уши потребителя

О смартфонах Archos в 2018 году

Поделиться

В избранное

В избранном

Жила-была французская компания Archos. В середине двухтысячных она выпускала аудиофильские плееры. Получалось как минимум неплохо: в среде ценителей звука компанию знали и уважали.

Затем, с популяризацией смартфонов, плееры как класс устройств приказали долго жить. Но французам от этого кушать хотелось ничуть не меньше. И ударилась Archos в суровую одээмщину. Дешевые планшеты на чипсетах Rockchip, после которых охота помыть руки, банальные смартфоны с китайских фабрик, странноватые попытки выпускать под своей маркой все подряд – от электросамокатов до умных светильников... Короче, есть такое понятие – «локальный бренд гаджетов». Это когда типичные китайские ODM-продукты продают под местной маркой, придумав красивую историю про богатое прошлое.

Многие считают, что это исконно российское изобретение. Но нет: свои локальные бренды с похожей бизнес-моделью («купил готовые гаджеты в Китае – продал на родине») есть и в Испании, и в Германии, и во Франции, и много где еще. Вот как раз во Франции роль крупнейшего локального бренда – причем с реально богатой историей, а не выдуманной, – играет Archos. И ребята считают себя настолько крутыми, что продают свои устройства и за бугром – например, в России.

Продают очень странно: особо не пиарят (об этом говорит хотя бы отсутствие обзоров новинок бренда на крупнейших российских профильных площадках), цены выставляют не то чтобы очень сладкие, в федеральной рознице присутствуют фрагментарно. Например, в «Связном» и «Евросети» продаются только планшеты Archos. В «М.Видео» и DNS есть и смартфоны, не шибко много.

Дает ли это какой-то профит – бог весть. Но в отчетах аналитиков о российском рынке Archos нет ни в первой десятке, ни даже во второй. Бренд никому толком не известен.

При этом он регулярно рассылает бодрые пресс-релизы о новинках. То перебрендируют флагманскую модель ZTE и сперва (в октябре 2017 года) сообщат в пресс-релизе для российского рынка, что будут продавать ее за 500 евро (35 тысяч рублей). А потом, в январе, скажут, что передумали и ее цена составит 45 тысяч. (Это, напомню, вполне себе уровень флагманов Samsung, на минуточку.) То не без пафоса объявят целую линейку недорогих безрамочных смартфонов. Которые, правда, не шибко интересны по своим характеристикам. 1 Гб оперативной памяти и селфи-камера на 2 мегапикселя в модели за 8 с половиной тысяч рублей? Спасибо, французские друзья, пользуйтесь этим «чудом» сами!

Короче говоря, в начале двухтысячных я выбирал себе плеер – рассматривал Archos и Cowon. Взял последний только потому, что продукция Archos в нашем небольшом южном городе не продавалась, а интернет-торговля тогда была не то чтобы очень развита, и заказать эту штуку из столицы или из-за бугра было малореально. Но факт в том, что Archos – это было круто. А сейчас?

Сейчас это вообще не пойми чего. Вы видели хоть одного живого человека со смартфоном Archos?

Я – нет.

О блокчейн-смартфонах

В 2017 году в интернетах прямо таки стало рябить в глазах от слов «криптовалюты», «блокчейн» и «хайп». Прямо скажу, что вся эта «троица» меня невероятно достала – если бы существовал какой-нибудь плагин для браузера, ювелирно вырезающий эти слова из текстов, я бы его обязательно поставил и включил. Не потому, что я излишне дремуч и несовременен, а потому что о криптовалютах и блокчейне пишут абсолютно все, причем в основном – туповатые дилетанты, пытаясь срубить трафика на модной теме. Слова ведь прикольные, всем нравятся.

А если добавить к криптовалютам и блокчейну немного, гм, хайпа ([CENSORED], как же меня достало это слово), то получится первый в мире блокчейн-смартфон. Его анонсировала в сентябре компания Sirin Labs. И с тех пор периодически бомбардирует пресс-релизами, с ним связанными.

Вот, например, на днях получил я вот такое: «Токен ADA будет предустановлен в блокчейн-смартфоне Кенеса Ракишева FINNEY в качестве средства оплаты в DApp store».

Я не специалист в криптовалютах. И, как и большинство россиян, я слабо представляю, что такое блокчейн и насколько радикально эта технология может поменять нашу жизнь. Но я неплохо разбираюсь в смартфонах и прочих сопутствующих областях. И вот эти рассказы о первом в мире блокчейн-смартфоне, постоянные упоминания в заголовках релизов имени главного инвестора, а также нижеследующее изображение данного смартфона – все это заставляет усомниться в том, что проект, гм, реален.

Изогнутый сверху и снизу экран, «монобровь» в стиле iPhone X – все это позволяет предположить, что авторы картинки хорошо разбираются в «Фотошопе». Но смогут ли они создать настоящий смартфон хотя бы близко соответствующий красивой картинке?..

Ну да, картинку нарисовали, слово «блокчейн» задействовали, хайп спровоцировали. Для чего? Рискну предположить, что пиара ради – рекламы для. Возможно, чтобы инвестора из Казахстана популяризировать, а вместе с ним – и некие технологии в области этого самого блокчейна. Если таковые есть. В своем собственном смартфоне их, возможно, и не задействуешь, тем более что смартфон выглядит не очень реально, а вот продать кому-нибудь Большому-и-Серьезному свои наработки, не исключено, и выйдет.

Так что «первый блокчейн-смартфон» – это скорее пиар-история, чем реальный продукт. В свое время, в 2016 году, Sirin Labs уже показывала криптосмартфон за то ли 14, то ли 17 тысяч баксов. Прогремели в новостях? О да. Были ли продажи? Данных об этом нет. Что как говорится, намекает на.

О бюджетном смартфоне Neffos

Еще один пресс-релиз, о котором бы хотелось высказаться, называется так: «TP-Link представляет доступный смартфон Neffos C5A с большим экраном и мощной батареей».

Экран у модели 5-дюймовый. Большой ли он? Да обычный. 5 дюймов – это даже мало. Батарейка на 2300 мАч. Мощная ли она? Да обычная, ничего особенного, даже меньше среднего.

Проблема TP-Link, стоящей за маркой Neffos, в том, что она считает себя Большим Брендом. Не спорю: в мире сетевого оборудования позиции компании очень сильны. И этот текст пишется как раз под бодрое мигание светодиодов на корпусе роутера TP-Link, стоящего у меня в комнате. Но вот в области смартфонов, в которую TP-Link ударилась в 2016 году, ее бренд пока не значит ровным счетом ничего. Это уровень Archos, если не хуже, о чем говорят хотя бы данные «Вордстата» – «Яндекс», как известно, знает и видит всё:

Так вот, о новом смартфоне Neffos C5A. Он стоит 4 990 рублей. При этом на рынке есть свежие модели, сравнимые по качеству и прочим параметрам, за куда меньше бабки. Вот примерчик. Почему именно эта модель Vertex? Да просто она относится к тому же классу и уже успела себя зарекомендовать – по итогам предновогодних распродаж в сети «МегаФона» она стала №1 по количеству проданных экземпляров.

За что дерут лишние 1 500 рублей или +43% цены? Разница между батареями исчезающая маленькая (100 мАч). Ну да, у Neffos C5A более свежий Android, что, впрочем, едва ли актуально для аудитории подобных смартфонов. Зато экран похуже, TN против IPS у модели Vertex. А дерут, уважаемые, за тот самый бренд, цена которому – ломаный грош. Для справки: своих фабрик по производству смартфонов у TP-Link нет. Компания, как и Archos, заказывает типичные ODM-устройства на китайских фабриках. Возможно, даже на тех же (ну или соседних), где тарится Vertex.

Отсюда вывод: некоторые производители переоценивают ценность своей марки. И это прямой путь к краху на рынке. Особенно в том случае, если речь идет об ультрабюджетных моделях, покупатели которых тщательно считают каждый грош. И поскольку Neffos C5A стоит на треть дороже аналога, причем аналога уже серьезно раскрученного, судьба у новинки Neffos незавидная.

{ "author_name": "Алексей Стародымов", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 3, "likes": 2, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "33916", "is_wide": "" }
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]